Рефераты. Коллекция рефератов


  Пример: Управление бизнесом
Я ищу:


Реферат: Вещные права

ВВЕДЕНИЕ 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ВЕЩНЫХ ПРАВ 1.1. Общее положение 1.2. Виды вещных прав 1.2.1. Право собственности как вещное право 1.2.2. Право пожизненного наследуемого владения земельным участком 1.2.3. Право постоянного пользования земельным участком 1.2.4. Сервитуты 1.2.6. Право хозяйственного ведения имуществом и право оперативного управления имуществом ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Актуальность темы исследования. Создание рынка жилых и нежилых помещений в России потребовало, с одной стороны, расширения перечня способов приобретения права собственности и других вещных прав на помещения, а с другой -создания наиболее эффективных средств их защиты.

В результате проведения приватизации государственного и муниципального имущества значительное число объектов жилищного и нежилого фонда перешло в частную собственность, что позволило субъектам гражданского права заключать с ними различные гражданско-правовые сделки, передавать по наследству, вносить в качестве вклада в имущественный капитал юридических лиц и отчуждать иным образом. Увеличению оборота недвижимости способствовало и повышение объемов нового строительства жилых и нежилых помещений, в том числе достройка "замороженных" ранее объектов недвижимости.

Необходимо констатировать, что вследствие произошедших в российской экономике изменений института права собственности для урегулирования всех имущественных отношений в сфере недвижимости стало недостаточно. По этой причине законом были регламентированы ограниченные вещные права, позволяющие удовлетворять имущественные интересы в использовании объектов недвижимости не только собственника, но и других лиц. Однако правовая природа вещных прав на жилые и нежилые помещения, способы их приобретения и зашиты до настоящего времени слабо изучены. Специальных научных работ, посвящённых данным вопросам, не издано.

Кроме того, внедрение в гражданский оборот жилых и нежилых помещений произошло в отсутствие необходимой нормативной базы, регламентирующей их правовой режим, в частности, без создания единой системы их учета и регистрации, без нормализации средств их защиты. Не имеют специального законодательного регулирования вещные права на нежилые помещения, тогда как право собственности и другие вещные права на жилые помещения регламентируются Гражданским кодексом РФ (гл.18) и другими специальными правовыми актами.

Анализ практики Арбитражного суда РФ и судов Республики Мордовия свидетельствует о большом количестве споров, связанных с защитой вещных прав на жилые и нежилые помещения, о необходимости более тщательной регламентации гражданско-правовых способов приобретения и защиты вещных прав на жилые и нежилые помещения.

Изложенное не только свидетельствует об актуальности избранной темы, но и создает условия для изучения и анализа положения дел в этой области, для разработки комплексной концепции приобретения и защиты права собственности и иных вещных прав на жилые и нежилые помещения.

Цель исследования. Целью исследования являются научно-теоретический анализ вещных прав на жилые и нежилые помещения, способов их приобретения и защиты, практики применения соответствующего законодательства, разработка теоретических положений и практических рекомендаций, направленных на со-

вершенствование правового регулирования вещных прав на объекты жилищного и нежилого фондов.

Исходя из намеченной цели поставлены следующие задачи:

- определение правовой природы вещных прав на жилые и нежилые помещения, их классификация;

- исследование правового режима жилых и нежилых помещений.

- анализ способов приобретения права собственности и других вещных прав на жилые и нежилые помещения, их классификация;

- определение прав и обязанностей субъектов гражданского оборота при совершении действий, направленных на возникновение права собственности и других вещных прав на жилые и нежилые помещения;

- исследование правового регулирования государственной регистрации прав на жилые и нежилые помещения;

- рассмотрение гражданско-правовых способов защиты вещных прав на жилые и нежилые помещения, исследование судебно-арбитражной практики;

- разработка предложений по совершенствованию действующего законодательства по исследуемой теме.

Теоретической основой исследования являются труды Н.Е.Автаевой, С.С.Алексеева, С.Н.Братуся, Е.В.Васьковского, А.В.Бенедиктова, Ю.С.Гамбарова, Д.М.Генкина, В.П.Грибанова, С.Е.Донцова, Н.Д.Егорова, В.С.Ема, О.С.Иоффе, А.Ю.Кабалкина, Ю.Х.Калмыкова, А.В.Карасса, С.М.Корнеева, О.А.Красавчикова, П.В.Крашенинникова, В.Н. Литовкина, Н.С.Малеина, Д.И.Мейера, В.П.Мозолина, И.Б.Новицкого, В.А.Рахмиловича, А.А.Рубанова, П.И.Седугина, А.П.Сергеева, ЕА.Суханова, Ю.К.Толстого, В.А.Тархрва, Р.О.Халфиной, ВМХвостова, В.Ф.Чигира, Б.Б.Черепахина, А.Е.Шерстобитова, Г.Ф.Шершеневича, Л.В.Щенниковой, К.Б.Ярошенко и др.

Эмпирическую базу диссертации составили опубликованная и неопубликованная практика Высшего арбитражного суда РФ и Верховного суда РФ, Арбитражного суда Республики Мордовия, судов г. Саранска, а также практика создания учреждения юстиции Республики Мордовия по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Научная новизна. Диссертация является первым комплексным исследованием широкого круга теоретических и практических проблем, связанных с регулированием отношений, возникающих при создании и защите вещных прав как на жилые, так и нежилые помещения с учётом сравнительного анализа правоприме-нительной государственной (федеральной и Республики Мордовия) и муниципальной практики.

В диссертации сформулированы и выносятся на защиту следующие основные положения.

1. Делается вывод о том, что российское гражданское законодательство предусматривает систему ограниченных вещных прав на жилые и нежилые помещения, состоящую из трёх групп, разделяемых по субъектному критерию. Во-первых, это вещные права юридических лиц: хозяйственное ведение и оперативное управление. Во-вторых, вещные права физических лиц на использование помещений: право члена семьи собственника жилого помещения на проживание в нем; право

пожизненного пользования жилым и нежилым помещением в силу договора купли-продажи с условием пожизненного содержания с иждивением; право проживания в жилом помещении на основании завещательного отказа. В-третьих, права граждан и юридических лиц, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств: ипотека и удержание жилых и нежилых помещений.

2. Обосновывается положение о том, что право члена семьи собственника жилого помещения на проживание в нем, предусмотренное ст. 292 ГК РФ, и право лица на проживание в жилом помещении на основании завещательного отказа являются институтами, родственными римскому "habitatio" и дореволюционному праву пожизненного пользования жилым помещением, и представляют собой разновидность личных сервитутов.

3. Доказывается, что имущество, находящееся в оперативном управлении учреждений, представляет собой взаимосвязь движимых и недвижимых вещей (земельных участков, зданий, сооружений, помещений в них, инвентаря, оборудования), обязательственных прав требования и долгов, а также исключительных прав, является единым имущественным комплексом, правовой режим которого должен строиться как режим недвижимости.

4. Обосновывается сомнение по поводу применения к помещениям, являющимся частями строений, признака "прочной связи с землёй", поскольку они связаны с землёй опосредованно - через здания и сооружения. В связи с этим делается вывод о том, что жилые и нежилые помещения, расположенные в отдельно стоящих зданиях и сооружениях, являются недвижимостью на основании определения их таковыми законом.

5. Определяется правовая природа договора долевого участия в строительстве жилых и нежилых помещений как договора простого товарищества и подрядного договора.

6. Предлагается классификация способов приобретения ограниченных вещных прав на помещения по ряду оснований (наличие правопреемства, воли предшествующего собственника, перехода имущества, встречного представления).

7. Вносится предложение о восстановлении в российском законодательстве возможности оперативной защиты нарушенного владения при помощи самостоятельного, (специального) владельческого иска, рассмотрение которого следует отнести к компетенции мировых судей.

8. Обосновываются практические предложения об изменении содержания ряда законодательных актов, направленные на более чёткую регламентацию приобретения и защиты вещных прав на жилые и нежилые помещения.

Практическая значимость результатов исследования, вынесенных на защиту, состоит в том, что они могут быть использованы правотворческими органами в процессе совершенствования законодательства о приобретении и защите вещных прав на жилые и нежилые помещения, а также в учебном процессе юридических вузов при чтении общего курса гражданского права и спецкурсов по праву собственности и иным вещным правам.

Апробация результатов исследования. Сформулированные в диссертации практические предложения использованы при разработке нормативных актов Республики Мордовия о создании учреждений юстиции по регистрации прав на

недвижимое имущество и сделок с ним (Закон Республики Мордовия "О плате за государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним и за предоставление информации о зарегистрированных правах", примерное положение "Об учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним Республики Мордовия"), а также нормативных актов об учёте и налогообложении недвижимого имущества (проект Закона Республики Мордовия "Об учёте имущества физических лиц, подлежащего налогообложению"), в подготовке которых автор принимал участие в качестве консультанта.

Теоретические положения и выводы используются автором при чтении лекций и проведении семинарских занятий со студентами по гражданскому праву и спецкурсу "Проблемы права собственности и других вещных прав" на юридическом факультете Мордовского государственного университета им. Н.П.Огарёва, Мордовского гуманитарного института, а также были использованы при выступлении с докладами по проблемам гражданского права на ежегодных научных конференциях молодых учёных МГУ им. Н.П.Огарёва и на Огарёвских чтениях, проходивших в Мордовском университете в 1995, 1996, 1997, 1998, 1999 годах, на Всероссийской научно-практической конференции, состоявшейся в 2001 г. в Мордовском университете.

Структура работы обусловлена целью исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, включающих восемь параграфов и библиографии.

Содержание работы

Во введении диссертации обосновываются актуальность избранной темы, практическая и теоретическая значимость, определяются цели, задачи, теоретические и методологические основы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, даётся информация об апробации работы.

Первая глава - "Правовая природа вещных прав на жилые и нежилые помещения" состоит из двух параграфов, где, соответственно, исследуются юридическая специфика вещных прав на помещения, систематизируются ограниченные вещные права, анализируется правовой режим жилых и нежилых помещений.

Первый параграф - "Понятие и виды вещных прав на жилые и нежилые помещения" посвящён анализу правовой природы вещных прав на жилые и нежилые помещения и их классификации.

В рамках исследования сущности вещных прав устанавливается их юридическая специфика, которая состоит в следующем.

Во-первых, вещные права имеют абсолютный характер. Во-вторых, они имеют особый объект - вещь в материальном значении слова (телесная вещь). В-третьих, вещные права обладают специфическим содержанием, которое выражается в непосредственном отношении лица к вещи без участия иных лиц. В-четвертых, вещные права защищаются при помощи особых, вещно-правовых исков. В-пятых, способы и основания возникновения вещных прав, их виды и содержание определяются законом. В-шестых, при столкновении вещного пра-

ва с обязательственным правом последнее уступает место первому. В-седьмых, вещные права передаются особым способом - путем передачи вещи. В-восьмых, вещные права следуют за вещью.

На основании перечисленных признаков сформулировано определение вещного права на жилые и нежилые помещения. Это право, закрепляющее связь управомоченного лица с индивидуально-определенной недвижимой вещью, используемой как в целях проживания граждан, так и в иных целях, и возможность воздействовать на эту вещь посредством установленных в законе правомочий, пользующееся абсолютной защитой.

В работе отмечается, что виды вещных прав перечислены в законодательстве. К ним относятся право собственности и ограниченные вещные права. Между тем специальный единый перечень ограниченных вещных прав на помещения в законодательстве отсутствует. Нормы, регулирующие данные права, расположены в различных разделах Гражданского кодекса. Их анализ позволил создать следующую систему ограниченных вещных прав на жилые и нежилые помещения (по субъектному критерию).

1. Вещные права некоторых юридических лиц на жилые и нежилые помещения, находящиеся в собственности учредителя: право хозяйственного ведения и право оперативного управления.

2. Права граждан и юридических лиц на жилые и нежилые помещения, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательства: право залога и право удержания помещений.

3. Права физических лиц на пользование жилыми и нежилыми помещениями: право пользования жилым помещением членом семьи собственника этого помещения; право пользования помещением в силу завещательного отказа; право пожизненного пользования помещением, которое возникает на основании договора (купли-продажи недвижимости под условием пожизненного содержания с иждивением).

При исследовании правовой природы права хозяйственного ведения и оперативного управления указывается, что по этому вопросу в советской юридической науке имелось несколько концепций: комплексная (А.В.Венедиктов, Э.Г.Полонский, Ю.К.Толстой); хозяйственная (Э.М.Заменгоф, В.В.Лаптев); административно-правовая (Ю.М.Козлов); цивилистическая (С.М.Корнеев, Р.О.Халфина, С.Н.Братусь и др.) В современный период отрицает вещный характер указанных прав В.А.Дозорцев.

Несмотря на противоречивость приведённых суждений, автор присоединяется к сторонникам цивилистической концепции. В обоснование этого в работе перечисляются признаки, позволяющие отнести права хозяйственного ведения и оперативного управления в число вещных.

В рамках вопроса делается вывод, что право учреждения на самостоятельное распоряжение доходами от предпринимательской деятельности и на учёт их на отдельном балансе, вытекающие из п.2 ст.298 ГК РФ, близко к праву хозяйственного ведения. При этом отмечается, что в юридической литературе до настоящего времени не выработано единого мнения по данному вопросу. Одни исследователи (Е.А.Суханов) определяют указанное право как хозяйственное

ведение, другие (В.В.Витрянский) рассматривают как право оперативного управления, третьи (А.П.Сергеев, Ю.К.Толстой) говорят об особом вещном праве.

При рассмотрении права залога помещений приводятся суждения относительно его правовой природы. Первая, наиболее распространенная точка зрения относит залог к числу вещных прав (её представители дореволюционные цивилисты - Г.Ф.Шершеневич, А.И.Покровский и современные правоведы -В.М.Будилов, В.С.Ем, Е.А.Суханов, А.П.Сергеев Ю.К.Толстой, Л.В.Щенникова и др.) Напротив, К. Анненков, Д.И. Мейер, В.М. Хвостов рассматривали залог как обязательственное или личное право. Среди современных цивилистов данную позицию заняли М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Диссертант перечисляет вещные признаки залога и права удержания и приходит к заключению об их вещном характере.

В заключение параграфа даётся характеристика третьей группы ограниченных вещных прав на помещения. При этом автор обосновывает положение о том, что право пользования помещением членом семьи собственника этого жилого помещения и право пожизненного пользования жилым помещением в силу завещательного отказа по своей правовой природе близки к правам серви-тутного типа - личным сервитутам (дореволюционному праву пожизненного жительства и римскому "хабитацио").

Во втором параграфе главы - "Правовой режим жилых и нежилых помещений" исследуются особенности правового регулирования помещений как объектов недвижимости.

Анализируются нормативные акты, регулирующие помещения как объекты недвижимости (ГК РФ, Закон РФ "Об основах федеральной жилищной политики", Федеральный Закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Федеральный Закон "Об ипотеке (залоге недвижимости")). По мнению автора, применение законодателем в качестве основного критерия, разграничивающего недвижимое и движимое имущество признака "прочная связь объекта с землей и невозможность его перемещения без несоразмерного ущерба его назначению" не совсем удачно. Отмечается, что по этому вопросу развёрнута дискуссия (Н.А.Сыродоев, А. М.Эрделевский и др.). При определении жилых и нежилых помещений как недвижимого имущества диссертант предлагает руководствоваться следующими правилами.

1. Помещение должно иметь прочную связь с землей (это отдельно стоящие жилые дома, коттеджи, дачные и садовые домики, гаражи и иные жилые и нежилые строения, соединенные с землей фундаментом). Применение признака "невозможность перемещения без ущерба их назначению" в отношении помещений представляется нецелесообразным, т.к. на практике достаточно сложно определить, обладает объект таким качеством или нет.

2. При определении помещений, являющихся составной частью здания (квартиры, комнаты в квартирах, подсобные помещения и др.) как недвижимого имущества, применение признака "прочной связи с землёй" не всегда возможно, поскольку такие помещения связаны с землёй опосредованно, через здания и со-

оружения, в состав которых они входят. Поэтому включение таких объектов в категорию "недвижимость" должно быть предусмотрено в законе.

При изучении правового режима жилых помещений автор предлагает дифференцировать их на помещения постоянного или преимущественного проживания и помещения для временного проживания. Критерием такого разграничения являются характер проживания (постоянное, преимущественное или временное), вид жилого помещения (жилой дом или гостиница, санаторий, пансионат) и основание проживания (найм или собственность).

При рассмотрении правового режима нежилого помещения отмечается, что в Гражданском кодексе его определения не содержится. Его правовой режим регламентируется общими нормами о недвижимом имуществе. Предлагается следующее определение: нежилое помещение - это отдельно стоящее строение, так и его внутренне-составляющие части, в том числе встроенно-пристроенные помещения в жилых домах, предназначенные для производственных, торговых, культурно-просветительных, лечебно-санаторных, коммунально-бытовых, административных и других (кроме проживания) коммерческих и некоммерческих целей, отвечающие соответствующим техническим, строительным и противопожарным нормам и поставленные на учёт в специальных государственных и муниципальных органах в таком качестве. Главным признаком нежилого помещения является его непригодность для проживания, т.е. использование в нежилых целях.

Нежилые помещения классифицируются по различным видам. Одним из основных критериев служит разграничение по целям использования: 1) использование в целях извлечения прибыли (торговые, складские, производственные и другие помещения), т. е. в коммерческих, и 2) использование в других, некоммерческих целях (помещения, используемые под образовательные (школы, корпуса вузов, средних учебных заведений), воспитательные (детские сады), лечебно-санаторные (больницы, поликлиники, профилактории), коммунально-бытовые (ЖЭО, теплопункты, бани) цели. Такая классификация несколько условна, так как объекты, перечисленные в первой группе, например, офисы, торговые и складские помещения, могут использоваться и в коммерческих, и в некоммерческих целях, а корпуса учебных заведений, больниц и поликлиник, оказывающих платные услуги, наоборот - в коммерческих целях.

Разновидность недвижимости составляют имущественные комплексы, состоящие из взаимосвязанных недвижимых и движимых вещей, прав требования, долгов, исключительных прав, используемых по общему назначению как единое целое. Особое внимание уделено правовому регулированию предприятий и кондоминиумов. При этом предлагается совокупность имущества, находящегося в оперативном управлении учреждений (а, это, как правило, земельные участки, здания, сооружения, помещения в них, инвентарь, оборудование), прав требования, долгов и исключительных прав признать единым имущественным комплексом и строить его правовой режим как режим недвижимого имущества.

В конце параграфа рассматривается правовая природа объектов незавершённого строительства. Подчёркивается, что в юридической литературе развернулась

10

дискуссия относительно принадлежности домов, зданий и сооружений, не завершенных строительством, к недвижимому имуществу.

Е.А.Суханов, К.Скловский, О.М.Козырь признают незавершённое строительство недвижимостью только в случае, когда оно подлежит государственной регистрации (при приватизации и при необходимости совершения сделки с таким объектом). В.В.Витрянский определяет природу объекта незавершенного строительства как недвижимого имущества, в случае если он не является предметом действующего договора строительного подряда. По мнению автора, признание недвижимостью только тех не завершённых строительством объектов, которые не являются предметом действующего договора подряда, противоречит ст.25 Федерального Закона "О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", указывающей в качестве объекта регистрации права собственности любые недостроенные объекты, в отношении которых будут заключены сделки.

В главе второй - " Гражданско-правовые способы приобретения вещных прав на жилые и нежилые помещения" исследуются способы и основания приобретения вещных прав на помещения, их классификация, а также вопросы связанные с их государственной регистрацией.

В параграфе первом - "Понятие и виды способов приобретения вещных прав на помещения" отмечается, что в юридической литературе и законодательстве нередко отождествляются "основания" и "способы" приобретения права собственности. По мнению диссертанта, данные термины нельзя употреблять как синонимы, поскольку они обозначают различные юридические факты. Автор присоединяется к существующим в юридической науке по этому поводу взглядам ( Л.В.Щенниковой и др.) и приходит к выводу, что "основания" приобретения как права собственности, так и иных вещных прав на жилые и нежилые помещения представляют собой юридические факты, которые порождают "способы" гтпиобретения вещных прав, т.е. правоотношения, возникающие на их основе.

Отмечается, что в современном российском гражданском законодательстве специального перечня способов приобретения вещных прав на жилые и нежилые помещения не имеется. Общие правила приобретения права собственности закреплены в ст.218 ГК РФ. Между тем в цивилистической науке есть несколько классификаций способов приобретения права собственности (на первоначальные и производные, безвозмездные и возмездные, на требующие владения и не зависящие от владения). Вместе с тем констатируется, что основным разграничением является их деление на первоначальные и производные. Критерием разграничения в одних случаях выступает воля, в других - правопреемство. Сторонники критерия воли (О.С. Иоффе, В.А. Рясенцев) к первоначальным относят те способы, при которых право собственности возникает независимо от воли, а к производным - такие, при которых оно возникает по воле предшествующего собственника. Сторонники критерия правопреемства - И.Л. Брауде, Ю.К. Толстой, А.П. Сергеев, Б.Б. Черепахин к первоначальным относятся способы, в основе которых правопреемства нет, а к производным - способы, основывающиеся на правопреемстве. Отсутствие перехода права собственности при таком произ-

водном правоприобретении, как купля - продажа отстаивалось в науке В.П. Грибановым. Автор присоединяется к такому суждению, обосновывая свою позицию тем, что содержание и объем субъективных прав и обязанностей у приобретателей права собственности на имущество при купле-продаже может быть иным, чем у отчуждателя имущества (к примеру, только физические лица, имеющие в своей собственности жилые помещения, в праве распоряжаться ими передав по договору пожизненного содержания с иждивением). Между тем систематизация способов приобретения права собственности по волевому критерию не всегда выдерживает критику. К примеру, приобретение права собственности по наследованию может осуществляться как по воле собственника, так и без его воли (например, если имеется "обязательный наследник"). Поэтому автор предлагает классификацию способов приобретения права собственности на помещения по признаку наличия перехода имущества от одних лиц к другим. Именно о переходе имущества (а не прав и обязанностей) в собственность приобретателя при купле-продаже, писал В.П. Грибанов. Ценность применения данного критерия для классификации заключается в том, что в случае перехода имущества от одних лиц к другим вместе с ним могут перейти обременения и права требования, которые создадут для приобретателя права и обязанности.

Первоначальными способами приобретения права собственности на жилые и нежилые помещения по критерию перехода имущества от одних лиц к другим являются: строительство помещения и приобретение права собственности на бесхозяйное имущество, а так же в силу приобретательной давности.

К производным способам приобретения права собственности на помещения жилищного и нежилого фонда относятся: заключение гражданско-правовых сделок, направленных на отчуждение имущества (купля-продажа, мена, дарение, рента, аренда с правом выкупа; приватизация; выкуп членом потребительского кооператива и иным лицом, имеющим право на паенакопление, квартиры, дачи, гаража и иного имущества кооператива; наследование имущества; передача имущества к вновь созданному юридическому лицу при реорганизации; распределение оставшегося имущества между учредителями юридического лица после завершения ликвидационных процедур).

В заключение исследуются способы приобретения ограниченных вещных прав на помещения. Основанием их классификации служит волевой критерий. При этом отмечается, что ограниченные вещные права на помещения возникают и на основе правопреемства. В отличие от производного приобретения права собственности в случае возникновения ограниченного вещного права собственник передает субъекту такого права лишь часть своих правомочий (обязанностей). Такое правоприобретение в римском праве называлось конститутивной сукцессией.

При анализе волевого критерия как основания разграничения способов приобретения вещных прав на помещения автор приходит к выводу, что ограниченные вещные права, как правило, возникают по воле собственника. Однако в некоторых случаях они возникают независимо от его воли. В частности, при установлении сервитута по решению суда, возникновении права у члена семьи собственника на пользование жилым помещением в соответствии со ст.292 ГК РФ, возникновении права удержания имущества при обеспечении исполнения

12

обязательства, установлении права залога у продавца при продаже недвижимости в кредит (для обеспечения исполнения покупателем обязательств по оплате товара) в соответствии с нормой п. 5 ст.488 ГК РФ.

В параграфе втором - "Первоначальные способы приобретения вещных прав на жилые и нежилые помещения" рассматривается приобретение права собственности при строительстве помещений и признание права собственности на бесхозяйное имущество, и при приобретательной давности.

В рамках вопроса делается вывод, что вследствие перехода приоритетов в области строительства от планово-административных к гражданско-правовым нормативная база строительной деятельности требует совершенствования. По мнению диссертанта, основными проблемами правового регулирования строительства недвижимости являются: во-первых, отсутствие единого нормативного акта, регламентирующего виды прав граждан и юридических лиц на земельные участки, предназначенные для строительства; во-вторых, неопределённость статуса объектов незавершённого строительства, влекущая противоречивые юридические последствия; в-третьих, неясность правовой природы договоров (долевого участия в строительстве, инвестиционного, сотрудничества), заключаемых участниками строительных отношений.

Анализ правовых актов, регулирующих земельные отношения, позволяет назвать виды прав на земельные участки под строительство. Таковыми являются: право собственности, пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) и срочного пользования, аренда.

В последние годы наибольшей популярностью у граждан и юридических лиц пользуется финансовое участие в строительстве объектов недвижимости с целью последующего получения части построенного объекта в собственность. Юридическим оформлением таких отношений являются заключаемые с финансовыми участниками договоры о долевом участии в строительстве.

Как известно, в гражданском законодательстве не имеется специальных норм, посвященных этому договору. Наиболее распространенной в юридической литературе точкой зрения является определение данного договора как простого товарищества и строительного подряда (Н.И.Клейн, Ю.Романец, К.Скловский, В.В.Чубаров). Автор присоединяется к приведённым суждениям и указывает, что квалифицирующими признаками данного договора как договора о совместной деятельности (простого товарищества) являются: наличие общей цели (строительство дома и приобретение в нем доли); внесение участниками вкладов (работ, услуг и т.д.); отсутствие встречного представления (вклады участников друг другу не передаются, а вносятся в совместную деятельность). Таким образом, участники простого товарищества не выступают между собой в качестве должников и кредиторов. Они имеют взаимные права и обязанности, которые реализуются для достижения совместной цели.

Для признания долевого участия подрядным договором должны присутствовать такие признаки: наличие встречного представления, т.е. участие в договоре двух сторон - заказчика и подрядчика с взаимными правами и обязанностями; достижение сторонами различных целей (у подрядчика - строительство объекта и передача его заказчику, получение обусловленной цены, у заказчика -

приобретение права собственности на построенный объект после его принятия от подрядчика).

Далее в работе анализируется приобретение права собственности на безхозяйные вещи. Особое внимание уделяется понятию и условиям применения срока приобретательной давности при признании права собственности на помещения.

В третьем параграфе - "Производные способы приобретения вещных прав на жилые и нежилые помещения" рассматриваются следующие способы приобретения права собственности на помещения: заключение гражданско-правовых сделок; приватизация помещений; выплата пая в ЖСК и ЖК; передача имущества в результате правопреемства при реорганизации юридического лица; наследование имущества физического лица; получение доли в виде недвижимости при выходе из состава товариществ, обществ, кооперативов, а также из оставшегося имущества после завершения ликвидационных процедур при ликвидации юридического лица; передача жилых и нежилых помещений при разграничении права собственности между публичными образованиями. Исследуются способы приобретения ограниченных вещных прав на помещения.

Отмечается, что весьма распространённым способом приобретения права собственности на помещения являются гражданско-правовые сделки. Традиционной сделкой, направленной на возникновение права собственности на жилые и нежилые помещения, является договор купли-подажи, существенными условиями которого являются предмет (ст. 554 ГК РФ), цена (ст. 555 ГК РФ), порядок передачи имущества (ст. 556 ГК РФ) и др.

В отношении предмета купли-продажи в науке развернулась дискуссия. Ряд авторов предмет договора купли-продажи недвижимости сводят к характеристике товара, т.е. недвижимого имущества. Такое рассмотрение предмета купли-продажи представляется неполным и автор вслед за О.С. Иоффе, В.В. Витрянским выделяет три группы объектов договора купли-продажи - материальные объекты, под которыми понимаются продаваемое имущество и уплачиваемая за него денежная сумма и юридические объекты - действия сторон по передаче имущества и уплате денег, а также волевые объекты.

Указывается, что существенным условием договора купли-продажи жилого помещения в соответствии со ст. 558 ГК РФ является перечень всех лиц, сохраняющих на основании закона право пользования этим жилым помещением после его приобретения покупателем с указанием их прав (члены семьи собственника, оставшиеся проживать в этом жилом помещении (ст. 292 ГК РФ), наниматели жилого помещения и члены их семей (ст. 675 ПС РФ), арендаторы (ст. 617 ГК РФ), а также лица, которые пользуются жилым помещением в силу завещательного отказа (ст. 538 ГК РФ 1964 г)). Анализ законодательства, регулирующего перечисленные права, позволил автору прийти к выводу, что права и обязанности членов семьи прежнего собственника, имеющих право пользования жилым помещением после перехода права собственности на него другим лицам, в законе определены не четко. Приводится пример из проекта Жилищного кодекса РФ, где предлагается обусловить отчуждение собственником жилых помещений, в которых проживают бывшие члены семьи собственника, предварительным заключением с ни-

14

ми договоров аренды сроком не менее трех лет, а в отношении несовершеннолетних из числа бывших членов семьи собственника - до достижения ими совершеннолетия. Однако права лиц, имеющих право проживать в жилом помещении после его перехода по договору продажи новому собственнику, могут быть и пожизненными (бессрочными), а договор найма - срочное обязательство. Поэтому автор предлагает урегулировать отношения между собственником жилого помещения и лицами, имеющими право пожизненного жительства в жилом помещении, нормами о сервитуте.

Далее автор рассматривает приватизацию как способ приобретения права собственности на жилые и нежилые объекты недвижимости. Указывается, что порядок и основания приватизации объектов жилищного и нежилого фонда имеют серьёзные различия и, соответственно, регламентируются различными правовыми актами. В рамках рассматриваемого способа диссертант отмечает, что арбитраж-но-судебная практика приватизации нежилых помещений показывает на большое число нарушений при приватизации. Такие нарушения чаще всего возникают при приватизации объектов, относящихся к исключительной государственной или муниципальной собственности, неправомерном отказе в приватизации, несоблюдении порядка и условий приватизации. Нарушенные вещные права подлежат защите в арбитражном суде различными гражданско-правовыми способами. В арбитражном суде могут быть оспорены акты органов Комитета по управлению имуществом, не имеющие нормативного характера. Наиболее типичными являются споры о признании недействительными решения об отказе в приватизации предприятий по основаниям, предусмотренным законом, и решения комитетов по управлению имуществом об утверждении планов приватизации.

Далее исследуется приобретение права собственности на недвижимое имущество по договору мены, согласно которому каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороне объект недвижимого имущества в обмен на другой. В настоящее время допускается мена различных объектов недвижимости - нежилых помещений на жилые и наоборот. Представляется возможной и мена недвижимого имущества на движимое. Подчеркивается, что наряду с меной отечественное законодательство регламентирует договор обмена жилых помещений, который заключается между нанимателями, арендаторами жилых помещений в домах государственного, муниципального или общественного жилищного фонда, а также членами жилищно-строительных кооперативов. Закон РФ "Об основах федеральной жилищной политики" предусматривает передачу нанимателями или арендаторами с согласия собственника жилищного фонда и совместно проживающих совершеннолетних членов семьи прав и обязанностей по договору найма или аренды собственнику частного жилищного фонда взамен приобретения права собственности на жилой дом (помещение). Автор отмечает, что в судебной практике имеются нарушения данной нормы, и называет критерии разграничения указанных сделок.

Далее изучается возникновение права собственности на помещения при реорганизации юридических лиц и наследовании имущества. Анализируются проблемы, возникающие при приобретении права собственности и других вещных

J

15

прав публично-правовыми образованиями (федерацией, ее субъектами и муниципальными образованиями).

В заключение определяются способы и порядок приобретения ограниченных вещных прав на жилые и нежилые помещения.

В параграфе четвертом - "Государственная регистрация вещных прав на жилые и нежилые помещения", рассматриваются понятие и порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество и её основные принципы.

При анализе определения государственной регистрации вещных прав на помещения автор приходит к заключению, что государственная регистрация являет1-ся институтом, близким к дореволюционному институту "укрепления вещных прав".

В работе исследуется история дореволюционного развития укрепления вещных прав в России. При этом процесс становления регистрации прав на недвижимость диссертант разграничивает на несколько этапов, каждому из которых соответствует свой порядок: приказной, крепостной и нотариальный. Отмечается, что после Октябрьской революции в Гражданском кодексе 1922 г. классификация вещей на движимые и недвижимые была упразднена. Соответственно, законодательство не регламентировало и специального режима укрепления прав на недвижимость. Однако в целях установления контроля над такими важными сделками, как купля-продажа, мена жилых строений, а также при установлении права застройки кодекс регламентировал нотариальный порядок заключения этих договоров с последующей государственной регистрацией в коммунальном отделе местного Совета. Соответствующий порядок регистрации действовал в течение нескольких десятилетий. Необходимость в восстановлении института регистрации недвижимости возникла с переходом к рыночным отношениям, с развитием свободного оборота жилых и нежилых помещений.

При анализе определения государственной регистрации прав на недвижимое имущество автор делает вывод о его несовершенстве и даёт своё определение.

Далее рассматриваются принципы регистрации вещных прав на жилые и нежилые помещения. К ним относятся: признание ранее зарегистрированных прав; публичность Единого государственного реестра прав; возмездность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним; ответственность органов государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и должностных лиц за действия, связанные с государственной регистрацией прав.

В заключение параграфа автор анализирует Закон Республики Мордовия от 14 июля 1998 г. № 29-3 "О плате за государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним и за предоставление информации о зарегистрированных правах". При этом отмечается, что данный закон независимо от вида права, основания его возникновения, стоимости объекта закрепляет равный размер платы за регистрацию прав на недвижимость и сделки с ней. Поэтому автор вносит предложение о дополнении п. 2 ст. 11 Федерального Закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" словами "при регистрации прав на недвижимое имущество плата за регистрацию

16

права должна взиматься дифференцированно в зависимости от инвентаризационной стоимости имущества, указанной в договоре или акте передачи". Кроме того, в законе не установлены категории лиц, имеющих право на льготы при регистрации прав. Диссертант предлагает в законах субъектов федерации установить перечень физических лиц, имеющих право на освобождение от платы за регистрацию и льготы.

В главе третьей - "Гражданско-правовые способы защиты вещных прав на жилые и нежилые помещения" исследуются понятие, особенности и способы гражданско-правовой защиты вещных прав на помещения. Параграф первый - "Понятие и особенности гражданско-правовой защиты вещных прав" посвящён изучению теоретических и практических вопросов определения гражданско-правовой защиты вещных прав, выявлению её особенностей, а также классификации способов защиты вещных прав на помещения.

Вещные права на жилые и нежилые помещения, будучи разновидностью субъективных гражданских прав, могут защищаться в рамках общих способов защиты гражданских прав, регламентированных ст. 12 ГК РФ. Способы защиты права собственности и других вещных прав дифференцируются на вещно-правовые, обязательственно-правовые и иные. Отмечается, что одной из особенностей вещного права на недвижимость является то, что оно традиционно защищается специальными вещно-правовыми исками, направленными непосредственно на защиту права собственности как абсолютного права, и имеют целью восстановить правомочие владения, пользования и распоряжения принадлежащей вещью. При этом констатируется тот факт, что отечественная гражданско-правовая доктрина и законодательство не допускают конкуренции исков (свойственной англо-американскому праву, а не континентальному европейскому правопорядку) при защите вещных прав, которая означает, что при наличии между участниками договорных или иных обязательственных отношений нельзя предъявить вещно-правовые требования в защиту своих прав.

Следующей особенностью защиты вещных прав на жилые и нежилые помещения является то, что закон (ст. 305 ГК РФ) предусматривает одинаковые способы защиты как права собственности, так и ограниченных вещных прав.

Диссертант приходит к выводу о введении в российское право института владельческой защиты, восстанавливающего бесспорное вещное право в ускоренном порядке и некогда применяемого ещё в римском, а потом и в русском дореволюционном праве. Рассмотрение владельческих исков по мнению автора следует отнести к компетенции мировых судей, а защита должна осуществляться в порядке выдачи судебного приказа (при условии внесения соответствующих изменений в главу 11 * ПЖ РФ).

В заключение указывается, что вещные права на недвижимость защищаются и другими специальными средствами, в частности, путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права собственности, признания недействительным акта государственного органа и органа местного самоуправления, действиями при явке гражданина, признанного безвестно отсутствовавшим или объявленного умершим, и др. . •'"'•-.'

17

Параграф второй - "Гражданско-правовые способы защиты вещных прав на жилые и нежилые помещения" посвящён рассмотрению вещно-правовых и обязательственно-правовых исков. Вещно-правовыми средствами защиты прав традиционно являются: виндикационный и негаторный иски и иски о признании права.

Анализируя иск о признании права собственности, автор делает вывод, что при определенных условиях его можно отнести к числу виндикационного и не-гаторного иска. В случаях же, когда субъект требует лишь констатации факта о принадлежности ему имущества на праве собственности, речь должна идти об иске о признании права.

Рассматривая иск об освобождении имущества из-под ареста (об исключении имущества из описи), указывается, что его правовая природа в юридической литературе рассматривается по-разному. Е.А.Суханов относит данный иск к разновидностям исков о признании права. М.Я. Кириллова полагает, что собственник может потребовать исключения имущества из описи путём предъявления негаторного иска. Когда же имущество изымается у собственника и передаётся третьим лицам, возможно предъявление виндикационного иска. А.П. Сергеев считает, что данный иск относится к числу негаторных. По мнению Л.И. Газиянца, к таким искам применяются правила о виндикации.

Диссертант полагает, что данный иск является иском о признании права, т.к. заключается в требовании признать право собственности либо иное вещное право на незаконно включённое в опись и арестованное имущество.

Далее в работе рассматриваются обязательственно-правовые средства защиты вещных прав на помещения: признание недействительным ненормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления, возмещение убытков, применение последствий ничтожной сделки и признание оспоримой сделки недействительной. Особое внимание уделяется самозащите права.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Институт доверительного управления в гражданском законодательстве // XXXIV Огаревские чтения: Материалы науч. конф.: В 3 ч. 4.1. Саранск, 1995. 0,2 п.л.

2. Укрепление вещных прав на недвижимое имущество // Вести. Мордов. ун-та. 1998. №1-2. 0,5 п.л.

3. Особенности гражданско-правовой защиты вещных прав на недвижимое имущество//XXXVIII Огаревские чтения: Материалы науч. конф.: В 3 ч. 4.1. Саранск, 1999. 0,3 п.л.

4. Проблемы классификации вещных прав // Материалы IV научной конференции молодых ученых: В 3 ч. Ч. 1. Саранск, 1999. 0,2 п.л.

5. Правовая природа договора долевого участия в строительстве // Материалы Всероссийской научно практической конференции "Роль договора в регулиро-

18

вании общественных отношений". Сост.: С.А. Боголюбов, В.В. Никитин. Саранск, 2000. 0,2 п.л.

6. Публичность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделки с ним / Юридическая наука в Морд, ун-те.: Сб. науч. ст. / Отв. ред. А.Р. Еремин, Ю.А. Калинкин, Саранск. 2000. 0,5 п.л.

Конец формы

1. Вещные права в системе гражданских прав

С раздела, посвященного вещным правам, начинается изучение Особенной (специальной) части гражданского права. Нормы о вещных правах составляют самостоятельную подотрасль гражданского права и соответственно этому особый раздел курса гражданского права. Вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей (материальных, телесных объектов имущественного оборота) субъектам гражданских правоотношений, иначе говоря, статику имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Этим они отличаются от обязательственных прав, оформляющих переход вещей и иных объектов гражданских правоотношений от одних участников (субъектов) к другим (динамику имущественных отношений, т. е. собственно гражданский оборот), а также от исключительных прав, имеющих объектом нематериальные результаты творческой деятельности, либо средства индивидуализации товаров («интеллектуальной» и «промышленной собственности»). Юридическую специфику вещных прав составляет, • во-первых, их абсолютный характер, отличающий их от относительных, обязательственных прав. • Во-вторых, все вещные права оформляют непосредственное отношение лица к вещи, дающее ему возможность использовать соответствующую вещь в своих интересах без участия иных лиц. В обязательственных отношениях управомоченное лицо может удовлетворить свой интерес лишь с помощью определенных действий обязанного лица (по передаче имущества, производству работ, оказанию услуг и т. д.). • Кроме того, они защищаются с помощью особых, вещно-правовых исков, что составляет их третью отличительную черту. • Наконец, в-четвертых, специфика вещных прав традиционно усматривается также и в том, что их объектом могут служить только индивидуально определенные вещи, а потому с гибелью соответствующей вещи автоматически прекращается и вещное право на нее Объектом же обязательственного права является поведение обязанного лица - должника, причем обязанность последнего может переходить к другим лицам в порядке правопреемства. Таким образом, вещные права получают свой, особый правовой режим, отличный от режима обязательственных прав1. По объектам, а также по содержанию и способам защиты вещные права отличаются также и от исключительных прав (абсолютных по своей юридической природе), оформляющих отношения «интеллектуальной собственности». Категорией вещных прав охватывается, во-первых, право собственности - наиболее широкое по объему правомочий вещное право, предоставляющее управомоченному субъекту максимальные возможности использования принадлежащего ему имущества Во-вторых, в нее включаются иные, ограниченные (по сравнению с содержанием права собственности) вещные права Право собственности является основным, наиболее важным, хотя и не единственным вещным правом. Поэтому с его рассмотрения и начинается изучение категории вещных прав.

2. Собственность как экономическая категория

Термин «собственность» нередко употребляется в самых разнообразных значениях. В одних случаях его используют как синоним, эквивалент понятий «имущество» или «вещи», говоря, например, о «передаче собственности» или о «приобретении собственности». В других случаях считают, что речь идет о сугубо экономическом отношении, а иногда, напротив, это понятие отождествляют с чисто юридической категорией - правом собственности и т. д. В результате этой путаницы складываются ошибочные представления и стереотипы относительно собственности, в частности распространенное мнение о том, что экономические отношения собственности юридически всегда оформляются только с помощью права собственности.

1 Разграничение вещных и обязательственных прав свойственно европейской континентальной, в том числе российской, правовой системе Оно отсутствует в англо-американской системе права, где, например, в содержание прав собственника или «доверительного управляющего» (траста) включаются правомочия не только вещного, но и обязательственно-правового характера (если давать им квалификацию, основанную на континентальном подходе)

Между тем в экономическом и юридическом понимании собственности имеются существенные различия. Собственность - это, конечно, не вещи и не имущество Это - определенное экономическое (фактическое) отношение, подвергаемое правовому оформлению. Экономическое отношение собственности, во-первых, состоит из отношения между людьми по поводу конкретного имущества (материальных благ). Оно заключается в том, что это имущество присваивается конкретным лицом, использующим его в своих интересах, а все другие лица должны не препятствовать ему в этом; во-вторых, включает также отношение лица к присвоенному имуществу (материальному благу, в том числе к вещи) как к своему собственному (ибо к своему имуществу обычный человек относится иначе, чем к чужому). Право оформляет обе названные стороны экономических (фактических) отношений собственности: и отношения между людьми по поводу имущества, давая владельцу возможности защиты от необоснованных посягательств иных (третьих) лиц, и его отношение к присвоенному имуществу, определяя границы его дозволенного использования. В первом случае проявляется абсолютный характер вещных правоотношений, в том числе правоотношений собственности. Во втором случае речь идет о содержании и реальном объеме правомочий собственника (или субъекта иного вещного права). Таким образом, правовая форма отношений собственности (присвоения) предопределяется их экономическим содержанием. Экономическое содержание отношений собственности заключается, во-первых, в том, что лицо присваивает некие материальные блага (имущество, вещи), которые тем самым отчуждаются от других лиц. Очевидная суть присвоения заключается в отношении к присвоенному имуществу как к своему собственному. При этом присвоение какого-то имущества (вещи) одним лицом неизбежно влечет отчуждение этого имущества от всех других лиц, иначе присвоение теряет всякий смысл. Поэтому, например, провозглашавшиеся у нас попытки «ликвидации всеобщего отчуждения от средств производства» или еще от какого-либо имущества - бессмыслица, ибо конкретные вещи не могут быть одновременно присвоены всеми. С этой точки зрения любая собственность (присвоение) является частной, ибо оформляет принадлежность конкретных вещей конкретным лицам (субъектам), в том числе, например, государству, поскольку последнее как самостоятельный субъект в этом смысле противостоит всем другим субъектам1 Во-вторых, присвоение имущества связано с осуществлением над ним хозяйственного (экономического) господства, т. е. с исключительной возможностью лица, присвоившего конкретное имущество, по своему усмотрению решать, каким образом это имущество использовать При этом такое лицо руководствуется собственными интересами, а не указаниями иных лиц, например органов государства, определяя направления использования своего имущества (какую его часть пустить в оборот и на каких условиях, какую оставить в резерве, какую потребить и т д.), в том числе допуская к его использованию других лиц или устраняя их от этого В-третьих, лицо, присвоившее имущество, получает не только приятное «благо» обладания им как следствие своего хозяйственного господства над имуществом. Одновременно на него возлагается и бремя содержания собственных вещей:

1. необходимость осуществления ремонта и охраны;

2. несение риска случайной гибели или порчи от причин, за которые никто не отвечает, а также риска возможных потерь от неумелого или нерационального ведения своих дел (вплоть до разорения и банкротства).

В этом смысле наличие бремени собственности действительно обязывает владельца имущества быть настоящим, заботливым хозяином своих вещей и расчетливым коммерсантом2. Именно сочетание блага и бремени собственности характеризует положение настоящего собственника, а отсутствие бремени забот, риска и потерь имущества никогда не сделает его подлинным хозяином.

1 В политэкономическом смысле государственную (публичную) собственность можно рассматривать как сложную структуру отношений присвоения, участниками которых выступают не государственные органы, а общество в целом, его отдельные слои (классы), группы и т д Однако такой подход выходит далеко за рамки цивилистического анализа Это же относится и к более общей проблематике политэкономической трактовки категории «присвоение», ее связи с понятием «общественное производство» и т д , которой ранее отводилось нема то места в гражданско-правовой литературе Для целей гражданско-правового анализа вполне достаточно ограничиться рассмотрением отношений собственности как фактических отношений принадлежности (присвоенности) конкретного имущества, составляющих предмет правового регулирования, и не углубляться в трактовку собственности как совокупности производственных отношений, оставив его политэкономии

2 Эту сторону содержания отношений собственности в современной литературе удачно отметил и обосновал Д Н Сафиуллин (см Право собственности в СССР М , 1989 С 43)

Убедительное подтверждение этому дали попытки объявления трудовых коллективов «хозяевами» имущества государственных предприятий, предпринимавшиеся у нас в конце 80-х гг. Таким образом, экономические отношения собственности представляют собой отношения присвоения конкретными лицами определенного имущества (материальных благ), влекущие его отчуждение от всех иных лиц и предоставляющие возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания.

3. Правовые формы экономических отношений собственности

Фактические (экономические) отношения собственности появляются как следствие формирования рыночного хозяйства, основанного на товарно-денежном обмене. Ведь в натуральном хозяйстве производителю, как известно, незачем было «присваивать» произведенный им же продукт - он и так принадлежал ему, и никому другому. А вот осуществить товарообмен без предварительного присвоения товара невозможно, ибо произвести отчуждение (обмен) товара сможет только тот, кто его присвоил. Участники товарообмена должны быть уверены в том, что именно отчуждатель осуществляет хозяйственное господство над данным товаром (имуществом), являясь, следовательно, его собственником. Поэтому отношения присвоения (собственности) являются необходимой предпосылкой товарообмена. Более того, как показывает исторический опыт, в товарном (рыночном) хозяйстве они неизбежно требуют юридического признания и правовой защиты. Иначе говоря, здесь они всегда выступают как экономико-правовые отношения, поскольку их экономическое содержание немыслимо вне правовой оболочки1. Из этого, однако, не следует, что такие экономические отношения юридически всегда оформляются только с помощью права собственности. Экономические отношения собственности приобретают различные юридические (гражданско-правовые) формы.

1 Подробнее см Суханов Е А Лекции о праве собственности М.1991 С 15-16

Ведь их объектом выступают товары, которые в развитом товарном обороте представляют собой отнюдь не только вещи. Форму товара получают как материальные, так и нематериальные результаты работ и услуг, нематериальные результаты творческой деятельности, а также отдельные права (например, оформленные в виде ценных бумаг) и даже средства индивидуализации товаров (товарные знаки, фирменные наименования и т. п.). Гражданско-правовой режим этих объектов, как уже отмечалось, устанавливается с помощью не только вещных, но и обязательственных, и исключительных прав. И даже вещные же права, имеющие объектом только вещи, тоже не исчерпываются правом собственности. Таким образом, товар в экономическом смысле юридически отнюдь не всегда составляет объект права собственности (хотя он в любом случае, безусловно, является объектом тех или иных гражданских прав). Экономические же отношения собственности как составная часть предмета гражданско-правового регулирования оказываются гораздо шире, чем непосредственный предмет права собственности или даже вещного права в целом. Последний представляет собой лишь часть экономических отношений собственности, охватывая отношения по принадлежности (при-своенности) только вещей, т. е. материальных благ, имеющих экономическую форму товара.

4. «Формы собственности» и право собственности

Экономические отношения присвоения выступают в различных формах в зависимости от того, кто является их субъектом: отдельный человек, группа лиц или организованный ими коллектив, государство или общество (народ) в целом. Соответственно этому обычно различают индивидуальное, групповое или коллективное и общественное, а также смешанное присвоение. Эти экономические формы присвоения и принято называть формами собственности. Следовательно, формы собственности представляют собой экономические, а не юридические категории. Их нельзя отождествлять с правом собственности или с его разновидностями, выделяя или противопоставляя на этом основании, например, «право индивидуальной (или «частной») собственности» и «право коллективной собственности». Ведь формы собственности как экономические отношения получают различные юридические формы выражения, не сводящиеся только в праву собственности. Кроме того, участниками имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, в том числе субъектами права собственности, могут быть не всякие субъекты экономических отношений присвоения. В частности, в этом качестве не могут выступать трудовые коллективы, различные общины и тому подобные образования, не имеющие своего, обособленного имущества. Ведь они не отчуждают какое-либо имущество от имущества иных лиц, прежде всего от личного имущества своих участников (членов), а потому и не становятся самостоятельными участниками имущественных отношений (собственниками). Если же такое обособление происходит, то образуется новый самостоятельный собственник (юридическое лицо, например акционерное общество или общественная организация), который становится индивидуальным, а не коллективным субъектом, ибо его учредители (участники) теряют право собственности на переданное ему имущество. В экономическом смысле субъектом присвоения (собственности) в такой ситуации может считаться и коллектив, но в гражданско-правовом смысле единым и единственным собственником становится только юридическое лицо. Следовательно, субъекты юридических отношений (права собственности) и экономических отношений (присвоения) совсем не обязательно совпадают. По этой же причине не может сложиться и юридических отношений «смешанной собственности», ибо соответствующее имущество в действительности не «смешивается», а либо обособляется у нового собственника (юридического лица), либо остается принадлежать прежним владельцам (на праве общей собственности). В силу этого, например, акционерное общество с преобладающим или даже со 100%-ным государственным участием тем не менее становится собственником своего имущества, которое нельзя более считать объектом государственной собственности (хотя российское законодательство о приватизации и исключает из числа приобретателей приватизируемого имущества хозяйственные общества с более чем 25%-ным государственным участием). Точно так же единым собственником своего имущества становится совместное предприятие (хозяйственное общество) с иностранным участием, являющееся юридическим лицом российского (или иного национального) права. Имущественный оборот в рыночном хозяйстве требует принципиального равенства прав товаровладельцев как собственников имущества. Иначе говоря, возможности по отчуждению и приобретению (присвоению) вещей должны быть одинаковыми для всех товаровладельцев. В противном случае единого, нормального оборота не получится. Поэтому становится необходимым принцип равенства всех форм собственности, под которым понимается равенство возможностей, предоставляемых различным субъектам присвоения. Следует, однако, подчеркнуть, что этот принцип тоже носит экономический, а не юридический характер. Обеспечить равенство всех форм собственности в юридическом смысле просто невозможно. Так, в государственной собственности может находиться любое имущество, в том числе изъятое из оборота; государство может приобретать имущество в собственность такими способами (налоги, сборы, пошлины, реквизиция, конфискация, национализация), которых лишены граждане и юридические лица. С другой стороны, юридические лица и публично-правовые образования отвечают по своим долгам всем своим имуществом, а граждане - за установленными законом изъятиями (приложение 1 к Граждан-ско-процессуальному кодексу). Поэтому ч. 2 ст. 8 Конституции РФ говорит о признании и равной защите, но не о равенстве различных форм собственности. Следовательно, существование разных форм собственности (т. е. экономических форм присвоения материальных благ) отнюдь не требует появления зеркально соответствующих им разных прав собственности. При ином подходе эти разновидности права собственности неизбежно повлекут различия в содержании прав собственников (как это имело место ранее, когда нахождение имущества в государственной или иной форме социалистической собственности предоставляло ее субъекту неизмеримо большие возможности, чем форма личной собственности), нарушая тем самым основополагающий принцип равенства форм собственности. Поэтому следует признать, что юридически существует одно право собственности с единым, одинаковым для всех собственников набором правомочий (т. е. содержанием), у которого могут быть лишь различные субъекты. В силу этого исчезает необходимость в выделении разновидностей права собственности, например отдельного права частной собственности, противопоставляемого праву публичной собственности. Провозглашение в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ частной, публичной (государственной и муниципальной) и иных форм собствен- ности имеет в виду именно экономические, а не юридические категории. При этом частная форма собственности (присвоения) и в конституционном понимании является общим, собирательным понятием для присвоения (собственности) любых частных (негосударственных, непубличных) лиц, в этом смысле противостоящим публичному или общественному присвоению (государственной и муниципальной (публичной) собственности). Понимание же частной собственности как принадлежности имущества только одному - физическому лицу, и притом не всякого имущества, а прежде всего средств производства, да еще и лишь таких, которые он не в состоянии использовать сам, не прибегая к найму рабочей силы (заведомо отождествляемому с эксплуатацией трудящихся), основано на идеологических (политэко-номических) догмах и не имеет сейчас ни юридического, ни практического смысла. Говоря о понятии частной собственности, надо также иметь в виду, что в России даже сам термин «собственность» стал использоваться лишь во второй половине ХУШ в., при Екатерине П (тогда как до этого царь, олицетворявший собой государство, мог произвольно изъять любое имущество у любого своего подданного). «Полная собственность», включающая право свободного распоряжения своим имуществом и освобожденная от многочисленных ограничений «в казенном интересе», была предоставлена известной Жалованной грамотой дворянству лишь упомянутому сословию в качестве особой привилегии. Только в результате реформ Александра П, проведенных уже в 60-х гг. XIX в., частная собственность, «перестав быть привилегиею, сделалась общей правовой нормой всего населения»1. При таких условиях законодательное признание и нормальное, а не политэкономическое понимание частной собственности способно не только оградить имущественные интересы граждан и юридических лиц от произвольного вмешательства публичной власти, но и стать достаточно эффективным средством формирования подлинного, независимого от государства гражданского общества, в условиях которого только и может существовать нормальное рыночное хозяйство.

1 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1907. С. 605; Ростов-на-Дону, 1995. С. 560.

Не менее очевидным теперь становится и то, что никаких «иных форм собственности», кроме частной и публичной, в действительности не существует. Встречающиеся иногда попытки выделения на этой основе каких-то особых форм коллективной, общинной или смешанной собственности и соответствующих им особых «прав собственности» не могут иметь ни юридического (гражданско-правового), ни просто логического смысла, ибо субъектами соответствующих имущественных отношений на самом деле всегда являются либо отдельные граждане, либо созданные ими организации-собственники (юридические лица), что вполне укладывается в рамки обычного понимания частной собственности1. В связи с этим признание возможности появления «иных форм собственности», кроме частной и публичной, следует считать результатом недоразумения, основанного на идеологизированной, политэконо-мической трактовке частной собственности.

§ 2. Понятие и содержание права собственности

1. Понятие права собственности

Право собственности может быть рассмотрено в объективном и в субъективном смысле. В первом случае речь идет о юридическом институте - совокупности правовых норм, значительная часть которых, имея гражданско-правовую природу, входит в подотрасль вещного права. Однако в институт права собственности включаются не только гражданско-правовые нормы. Он охватывает все нормы права, закрепляющие (признающие), регулирующие и защищающие принадлежность материальных благ конкретным лицам. К ним, следовательно, относятся не только соответствующие нормы гражданского права, но и определенные предписания конституционного и административно-правового характера, и даже некоторые уголовно-правовые правила, устанавливающие принадлежность имущества определенным лицам, закрепляющие за ними известные возможности его использования и предусматривающие юридические способы охраны прав и интересов собственников.

1 Ранее действовавший Закон о собственности в РСФСР 1990 г наряду с правом частной собственности граждан и юридических лиц выделял особо право собственности общественных организаций Это было обусловлено тем, что в числе таких юридических лиц в то время находилась КПСС, признать имущество которой частной собственностью законодателю мешали идеологические стереотипы По российскому праву общественные организации, включая и политические партии, как юридические лица были и остаются частными собственниками принадлежащего им имущества

Иначе говоря, право собственности в объективном смысле представляет собой не гражданско-правовой, а комплексный (многоотраслевой) институт права, в котором, однако, преобладающее место занимают гражданско-правовые нормы. Эти последние в совокупности охватываются понятием права собственности как гражданско-правового института, входящего в общую, единую систему гражданско-правовых норм. В субъективном смысле право собственности, как и всякое субъективное право, есть возможность определенного поведения, дозволенного законом управомоченному лицу. С этой точки зрения оно представляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, которое дает возможность своему обладателю - собственнику, и только ему определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство.

2. Содержание правомочий собственника

В п. 1 ст. 209 ГК правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права «триады» правомочий: владения, пользования и распоряжения. Под правомочием владения понимается основанная на законе (т. е. юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т. п.). Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, ибо в большинстве случаев можно пользоваться имуществом, только фактически владея им. Правомочие распоряжения означает аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения (отчуждение по договору, передача по наследству, уничтожение и т. д.). В своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Теоретические попытки дополнить эту «триаду» другими правомочиями, например правомочием управления, оказались безуспешными. При более тщательном рассмотрении такие «правомочия» оказываются не самостоятельными возможностями, предоставляемыми собственнику, а лишь способами реализации уже имеющихся у него правомочий, т. е. формами осуществления субъективного права собственности. У собственника одновременно концентрируются все три указанных правомочия. Но порознь, а иногда и все вместе они могут принадлежать и не собственнику, а иному законному владельцу имущества, например арендатору. Ведь последний не только владеет и пользуется имуществом собственника-арендодателя по договору с ним, но и вправе с его согласия сдать имущество в поднаем (субаренду) другому лицу или, например, внести в имущество значительные улучшения, существенно изменив его первоначальное состояние, т. е. в известных рамках распорядиться им. Следовательно, сама по себе «триада» правомочий еще недостаточна для характеристики прав собственника. Более того, обозначение правомочий собственника как «триады» возможностей свойственно лишь нашему национальному правопорядку. Впервые оно было законодательно закреплено в 1832 г. в ст. 420 т. X ч. 1 Свода законов Российской империи1, откуда затем по традиции перешло и в Гражданские кодексы 1922 и 1964 гг., и в Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., и в ГК РФ. В зарубежном законодательстве имеются иные характеристики этого права. Так, согласно § 903 Германского гражданского уложения собственник «может распоряжаться вещью по своему усмотрению и отстранять других от всякого воздействия на нее»; в соответствии со ст. 544 Французского гражданского кодекса собственник «пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом»; в англо-американском праве, не знающем в силу своего прецедентного характера легального (законодательного) определения права собственности, его исследователи насчитывают до 10-12 различных правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях одновременно находиться у различных лиц2, и т. д. Наконец, даже признание за собственником «триады правомочий» не всегда свидетельствует о широте содержания предоставленных ему возможностей.

1 Подробнее об этом см.: Рубанов А. А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986. С. 105-106.

2 Подробнее об этом см.: Кикотъ В. А. Современные тенденции и противоречия учения о праве собственности в развитых капиталистических странах (научно-аналитический обзор) // Актуальные проблемы современного буржуазного гражданского права. Сборник научно-аналитических обзоров. М., 1983. С. 41-43; Рубанов А. А. Эволюция права собственности в основных странах Запада: тенденции и перспективы // СГП. 1987. № 4.

Так, в соответствии с российским законодательством частный собственник не вправе использовать предоставленный ему земельных участок не по целевому назначению или отчуждать его лицам, которые не смогут обеспечить продолжение такого использования (например, для сельскохозяйственного производства). При несоблюдении экологических требований и нерациональном землепользовании он рискует вообще лишиться своего участка земли. Строго целевое назначение имеют также жилые помещения - жилые дома, квартиры и т. д. Поскольку жилые помещения предназначены лишь для проживания граждан, их использование в иных целях, в частности для размещения различных контор (офисов), складов, производств и т. д., хотя бы и по воле или с согласия их собственника, допускается только после перевода этих помещений в нежилые в установленном законом порядке (п. 2 и 3 ст. 288 ГК). Ведь использование названных не-движимостей всегда так или иначе не только затрагивает интересы соседей или других окружающих собственника лиц, но и имеет большое социальное значение в условиях их сохраняющегося дефицита. Поэтому установление целевого назначения для соответствующих объектов и связанное с этим ограничение возможностей их собственников служит обеспечению важного публичного интереса. При этом собственник вовсе не лишается своих правомочий. Речь идет об установлении законом определенных границ содержания самого права собственности, которое в любом случае не может быть беспредельным1. Возможны и ограничения (пределы) осуществления права собственности, предусмотренные законом или договором. Так, права приобретателя (собственника) недвижимого имущества (плательщика ренты) по договору пожизненного содержания с иждивенцем (ст. 601 ГК) исключают для него возможность отчуждать или иным образом распоряжаться приобретенным в собственность имуществом без согласия своего контрагента (получателя ренты). Это служит одной из гарантий интересов последнего на случай прекращения обязательства из-за серьезного нарушения своих обязанностей плательщиком ренты (ст. 604, 605 ГК).

1 Вместе с тем право собственности хотя и не безгранично, но является наиболее широким по объему правомочий вещным правом. На этом основана традиционно отмечаемая в немецкой цивилистике презумпция того, что собственник действует в границах своего права, а тот, кто ссылается на их нарушение собственником, должен доказать наличие соответствующих ограничений (см.: Schwab К. Н., Pruning H. Sachenrecht. Em Studienbuch. 26. Aufl. Miinchen, 1996. S. 130).

В такой же ситуации находится и залогодатель, остающийся собственником отданной в залог вещи, но по общему правилу лишенный возможности распоряжаться ею без согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК).

3. Определение права собственности

Таким образом, сведение права собственности к абстрактной «триаде» правомочий владения, пользования и распоряжения и с этой точки зрения отнюдь не всегда характеризует реальное содержание предоставляемых собственнику возможностей. Дело, следовательно, заключается не в количестве и не в названии правомочий, а в той мере реальной юридической власти над своим имуществом, которая предоставляется и гарантируется собственнику действующим правопорядком. Так, ранее действовавший Гражданский кодекс 1964 г. в ст. 92 формально наделял одинаковыми правомочиями владения, пользования и распоряжения всех собственников, хотя по своему характеру и возможностям осуществления правомочия государства-собственника не шли ни в какое сравнение с правомочиями «личных собственников» - граждан, подвергнутыми многочисленным ограничениям. С этой точки зрения главное, что характеризует правомочия собственника в российском гражданском праве, - это возможность осуществлять их по своему усмотрению (п. 2 ст. 209 ГК), т. е. самому решать, что делать с принадлежащим имуществом, руководствуясь исключительно собственными интересами, совершая в отношении этого имущества любые действия, не противоречащие, однако, закону и иным правовым актам и не нарушающие прав и законных интересов других лиц1. В этом-то и состоит существо юридической власти собственника над своей вещью. Важная особенность правомочий собственника заключается еще и в том, что они позволяют ему устранять, исключать всех других лиц от какого-либо воздействия на принадлежащее ему имущество, если на то нет его воли. В отличие от этого, правомочия иного законного владельца, даже одноименные с правомочиями собственника, не только не исключают прав на то же имущество самого собственника, но и возникают обычно по воле последнего и в предусмотренных им пределах, например по договору аренды.

1 Не случайно еще ст. 420 т. X ч. 1 Свода законов признавала за собственником возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом «исключительно и независимо от лица постороннего». В цивилистической литературе характеристика правомочий собственника также не ограничивается их перечислением, а обычно сопровождается дополнительным указанием на их осуществление «своей властью и в своем интересе», «по своему усмотрению», «независимо от других лиц» и т. п.

Вместе с тем в отношениях собственности, как уже отмечалось, тесно переплетаются две их стороны: «благо» обладания имуществом и получения доходов от его использования и «бремя» несения связанных с этим расходов, издержек и риска. Поэтому ст. 210 ГК специально подчеркивает необходимость для собственника нести бремя содержания своего имущества, если только законом или договором это бремя или его часть не возложены на иное лицо (например, охрана сданного внаем имущества - на нанимателя, управление имуществом банкрота - на конкурсного управляющего и т. д.). Собственник несет также риск случайной гибели или порчи своего имущества, т. е. его утраты или повреждения при отсутствии чьей-либо вины в этом (ст. 211 ГК). По сути, этот риск также составляет часть указанного выше бремени собственника. Перенос риска случайной гибели или порчи имущества на других лиц возможен по договору собственника с ними (например, по условиям конкретного арендного договора), а также в силу указания закона (в частности, такой риск может нести опекун как доверительный управляющий имуществом собственника-подопечного). Таким образом, можно сказать, что право собственности как субъективное гражданское право есть закрепленная законом возможность лица по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом, одновременно принимая на себя бремя и риск его содержания.

4. Проблема «доверительной» и «расщепленной собственности»

Собственник вправе передавать другим лицам свои права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом, оставаясь его собственником (п. 2 ст. 209 ГК), например при сдаче этого имущества в аренду. На этом основана и предусмотренная п. 4 ст. 209 ГК возможность передать свое имущество в доверительное управление другому лицу, что, как подчеркивает закон, не влечет перехода к доверительному управляющему права собственности на переданное ему имущество (п. 1 ст. 1012 ГК). Доверительное управление является, таким образом, способом осуществления собственником принадлежащих ему правомочий, одной из форм реализации правомочия распоряжения, но вовсе не установлением нового права собственности на данное имущество. Институт доверительного управления, предусмотренный ГК РФ, не имеет ничего общего с институтом «доверительной собственности» («траста»), который пытались внедрить в отечественное гражданское законодательство под влиянием совершенно чуждых ему англо-американских подходов1. При доверительном управлении, например, опекуном имуществом своего подопечного (ст. 38 ГК) или исполнителем завещания (душеприказчиком) имуществом, составляющим наследственную массу, такой управляющий использует чужое имущество, не становясь его собственником и не в своих интересах, а в интересах собственника (подопечного) или иных выгодоприобретателей (наследников). Данная ситуация может возникнуть как по указанию закона, так и по договору собственника с доверительным управляющим, например поручающим ему за вознаграждение использование своих ценных бумаг для получения соответствующего дохода (ст. 1012-1026 ГК). Управляющий, которому собственник доверил свое имущество, приобретает возможность владеть, пользоваться и даже распоряжаться им, в том числе участвовать с этим имуществом в гражданском обороте от своего имени, но не в своих интересах. В отличие от этого траст (англ, trust - доверие) - сложная система отношений, при которой учредитель траста - собственник (сеттлор) наделяет своими правами управляющего (траста), который, выступая в имущественном обороте в роли собственника, должен отдавать полученный доход выгодоприобретателю (бенефициару), действуя в его интересах (собственник-учредитель и выгодоприобретатель-бенефициар могут и совпадать в одном лице). При этом считается, что каждый из названных участников отношений траста в определенном объеме имеет правомочия собственника, т. е. каждый из них является субъектом права собственности2. Такая ситуация возможна потому, что в англо-американском праве, как уже отмечалось, имеется свой, особый подход к содержанию и осуществлению правомочий собственности. Взаимоотношения учредителя траста и управляющего предполагают высокую степень доверия, отвечающего неким представлениям о справедливости (equity), которыми руководствуются суды при разрешении возникающих споров и которые только и дают возможность должным образом проконтролировать действия управляющего-траста.

1 См.: п. 1 Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2296 «О доверительной собственности (трасте)» (САПП РФ. 1994. № 1. Ст. 6).

2 Подробнее об этом см.: Нарышкина Р. Л. Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США. М., 1965

Такие представления о справедливости выработаны особой ветвью прецедентного права - «правом справедливости» (law of equity), обычно противопоставляемого «общему праву» (common law). Деления права на «общее право» и «право справедливости» не знает ни один правопорядок континентальной Европы, включая и российский, тогда как англо-американскому праву, в свою очередь, неизвестно деление прав на вещные и обязательственные. При оценке юридической конструкции траста с привычных континентальному правопорядку подходов неизбежно складывается парадоксальная ситуация. Ни один из участников отношений траста не обладает всей совокупностью правомочий собственника, но каждый из них сохраняет у себя какую-то их часть. Получается, что единое право собственности как бы «расщепляется» между несколькими субъектами и потому невозможно сказать, кто же из них все-таки является собственником переданного «в траст» имущества. В англо-американской системе такая ситуация не порождает противоречий, ибо там право собственности, состоя из дюжины различных правомочий (элементов), способно в разнообразных сочетаниях дать до полутора тысяч вариантов вполне самостоятельных прав собственности. Эти сложные построения, основанные на многовековых традициях прецедентного права и уходящие корнями в феодальный правопорядок, совершенно чужды континентальной правовой системе. Одним из ее основных постулатов является невозможность установления двух одинаковых прав собственности на одно и то же имущество. Право собственности в его континентальном, в том числе российском, понимании невозможно «расщепить»: оно либо полностью сохраняется за собственником, либо полностью утрачивается им1. При всяком ином подходе возникает неразрешимая коллизия прав собственников, каждый из которых желает распорядиться своим имуществом по своему усмотрению.

1 Идея «расщепленной собственности» («разделенного права собственности»), господствовавшая в европейском праве в эпоху феодализма, была решительно отвергнута в XIX в., получив замену в виде теории вещных прав. Подробнее об этом см.: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность М.- Л., 1948. С. 106-126; Рубанов А. А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности С. 106-110.

Поэтому передача собственником части или даже всех своих правомочий другому лицу, в том числе управляющему, сама по себе не ведет к утрате им права собственности хотя бы только потому, что оно не исчерпывается этими правомочиями (в данном случае их «триадой»). Такая передача в действительности представляет собой способ осуществления правомочий собственника, а не способ отчуждения принадлежащих ему прав или имущества. В практическом же плане заимствование института «траста» в отсутствие «права справедливости» привело бы к полной бесконтрольности управляющего в его отношениях с собственником- учредителем траста, в том числе выступающим в роли выгодоприобретателя. Ведь «доверительность» отношений в российском праве означает лишь возможность их безмотивного расторжения в любой момент без возмещения причиненных этим убытков (например, в такой фидуциарной сделке, как договор поручения). Очевидно, что для не обладающего необходимой компетентностью собственника, вступающего в данные отношения с целью передачи своего имущества или его части в управление профессиональному предпринимателю, такие последствия «доверительности», как и обязанности управляющего по периодическому предоставлению отчетов, не дают никаких серьезных гарантий соблюдения его имущественных интересов. Ясно, какими негативными последствиями для экономики могло бы обернуться у нас широкое распространение траста, задумывавшегося для более эффективного управления государственным и муниципальным имуществом путем передачи его частным управляющим. Именно поэтому заведомо неудачными оказались все попытки ввести в отечественный правопорядок как конструкцию «расщепленной собственности» (предлагавшуюся для квалификации прав на государственное имущество, закрепленное за государственными предприятиями), так и институт траста. Российский закон вполне обоснованно рассматривал и рассматривает правомочия государственных и муниципальных предприятий на закрепленное за ними имущество как ограниченное вещное право, а доверительное управление (но не доверительную собственность) - как институт обязательственного, а не вещного права.

§ 3. Приобретение (возникновение) права собственности

1. Основания и способы приобретения права собственности

Основаниями возникновения (приобретения) права собственности являются различные правопорождающие юридические факты, т. е. обстоятельства реальной жизни, в соответствии с законом влекущие возникновение права собственности на определенное имущество у конкретных лиц. Основания приобретения права собственности называются также титулами собственности. Титульное владение - это владение вещью, основанное на каком-либо праве (правовом основании, или титуле), вытекающем из соответствующего юридического факта, например право собственности, основанное на договоре купли-продажи вещи или на переходе ее в порядке наследования. В отличие от этого беститульное (фактическое) владение не опирается на какое-либо правовое основание, хотя при установленных законом условиях и оно может влечь определенные правовые последствия. Титулы собственности могут приобретаться различными способами, которые традиционно подразделяются на две группы:

1. первоначальные, т. е. не зависящие от прав предшествующего собственника на данную вещь (включая и случаи, когда такого собственника ранее вообще не имелось), и

2. производные, при которых право собственности на вещь возникает по воле предшествующего собственника (чаще всего - по договору с ним).

К первоначальным способам приобретения права собственности относятся:

1. создание (изготовление) новой вещи, на которую ранее не было и не могло быть установлено ничьего права собственности;

2. переработка и сбор или добыча общедоступных для этих целей вещей;

3. при определенных условиях - самовольная постройка;

4. приобретение права собственности на бесхозяйное имущество, в том числе на имущество, от которого собственник отказался или на которое утратил право.

 

К производным способам приобретения права собственности относится приобретение этого права:

•        на основании договора или иной сделки об отчуждении вещи; •        в порядке наследования после смерти гражданина; •        в порядке правопреемства при реорганизации юридического лица.

Практическое значение такого разграничения состоит в том, что при производных способах приобретения права собственности на вещь помимо согласия (воли) собственника необходимо так- же учитывать возможность наличия на эту же вещь прав других лиц - несобственников (например, залогодержателя, арендатора, субъекта ограниченного вещного права). Эти права обычно не утрачиваются при смене собственника вещи, переходящей к новому владельцу, как бы обременяя его имущество. В этом отношении действует прямо не выраженное, но подразумеваемое законом старое правило, берущее начало в римском частном праве: никто не может передать другому больше прав на вещь, чем имеет сам (nemo plus juris ad alienum transferre potest, quam ipso habet). Понятно, что на первоначального приобретателя вещи никакие ограничения подобного рода распространяться не могут. Таким образом, различие первоначальных и производных способов приобретения права собственности, по сути, сводится к отсутствию или наличию правопреемства, т. е. преемства прав и обязанностей владельцев вещи. В свою очередь, это обстоятельство делает возможным различие понятий «основания возникновения права собственности»(т. е. титулов собственности, или правопо-рождающих юридических фактов) и «способы приобретения права собственности» (т. е. правоотношений, возникших на основе соответствующих юридических фактов). Многие способы возникновения права собственности могут использоваться любыми субъектами гражданского права. Поэтому они называются общими или общегражданскими способами приобретения права собственности. Таковы, например, правоотношения, возникающие на основе различных сделок. Имеются, однако, и специальные способы возникновения этого права, которые могут использоваться лишь строго определенными субъектами. Так, реквизиция, конфискация, национализация могут служить основанием возникновения только государственной собственности, а сбор налогов и пошлин - также и муниципальной собственности, ибо для всех других собственников они являются способами прекращения их права на соответствующее имущество. В соответствии с п. 4 ст. 218 ГК гражданин как член потребительского кооператива, полностью внесший паевой взнос за предоставленный ему кооперативом объект (жилую квартиру, гараж, дачу и т. п.), становится собственником такого имущества (при этом его право собственности как право на недвижимость подлежит обяза- тельной государственной регистрации). По существу, речь здесь идет об обязательном выкупе имущества, который является способом приобретения права собственности только для граждан - членов потребительских кооперативов.

2. Первоначальные способы приобретения права собственности

К числу данных способов прежде всего относится изготовление (создание) новой вещи. Речь при этом идет о создании такой вещи «для себя» (п. 1 ст. 218 ГК), ибо если она создается по договору для другого лица, оно и становится собственником в силу договорных условий1. Важное значение при этом приобретает момент, с которого вещь можно считать созданной (существующей), ибо он и становится правопорождающим фактом. Для движимых вещей этот момент определяется фактом окончания соответствующей деятельности, а для недвижимых - моментом государственной регистрации (ст. 219 и 131 ГК). Следовательно, до момента такой регистрации вновь создаваемая недвижимая вещь юридически не существует, а представляет собой особый объект права, например незавершенное строительство. Это последнее можно, конечно, тоже считать специальным видом недвижимости, ибо его тесная связь с землей как основной признак недвижимости очевидна (ср. ст. 130 ГК). Однако оно по общему правилу не подлежит государственной регистрации в качестве недвижимости, а следовательно, юридически и не является таковой. Регистрация объектов незавершенного строительства в качестве недвижимости допускается, во-первых, в случае их приватизации2. Во-вторых, она может иметь место при необходимости совершения сделки с таким объектом, т. е. при его включении в имущественный оборот, например, после консервации строительства3. В остальных ситуациях речь идет о совокупности стройматериалов и конструкций, остающихся движимым имуществом.

1 Речь, разумеется, идет об индивидуально определенных вещах, которые только и могут быть объектом права собственности. Невозможно стать собственником, например, заранее определенного количества квартир или квадратных метров жилья в строящемся доме до их реальной передачи (определения).

2 Ср. п. 1 Указа Президента РФ от 16 мая 1997 г. № 485 «О гарантиях собственникам объектов недвижимости в приобретении в собственность земельных участков под этими объектами» (СЗ РФ. 1997. № 20. Ст. 2240).

3 См. п. 2 ст. 25 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Лицо, осуществившее самовольную постройку объекта недвижимости, по общему правилу не приобретает на нее право собственности, а сама эта постройка не становится недвижимостью, ибо она не подлежит государственной регистрации по причине допущенных при ее создании нарушений. Речь здесь может идти лишь о совокупности стройматериалов, которые их собственник вправе забрать, осуществив за свой счет снос такой постройки (п. 2 ст. 222 ГК). Самовольным считается строительство объекта недвижимости при наличии любого из следующих нарушений: нарушение порядка землеотвода или его целевого назначения; отсутствие необходимых разрешений на строительство (хотя бы одного из них); существенное нарушение строительных норм и правил (п. 1 ст. 222 ГК). Правила о последствиях самовольного строительства прежде широко использовались при нарушении застройщиками не всегда обоснованных ограничений на размер и характер возводимых построек, закреплявшихся ранее действовавшим законодательством. Однако отпадение таких ограничений вовсе не привело к возможности возведения любых объектов по усмотрению их заказчиков или застройщиков. Очевидна необходимость сохранения ограничений, предусматриваемых строительным, природоохранным, земельным и иными отраслями административного законодательства, устанавливаемых в публичных интересах. Лишь в порядке исключения возможно признание права собственности на самовольную постройку за застройщиком либо за собственником или иным титульным владельцем земельного участка, на котором осуществлено такое строительство. Застройщик может стать собственником самовольно возведенного строения как объекта недвижимости, если этим не нарушаются законные интересы других лиц (например, соседних землепользователей) и не создается угрозы жизни и здоровью граждан (что подтверждается наличием необходимых разрешений со стороны органов пожарной охраны, санитарного надзора, архитектурного или строительного контроля и т. д.), а лицо, осуществившее такую постройку, должным образом оформило право на соответствующий земельный участок (п. 3 ст. 222 ГК). При наличии перечисленных условий суд может признать право собственности на данную постройку за собственником или иным законным владельцем земельного участка, на котором она осуществлена. В последнем случае новый собственник обязан компенсировать застройщику необходимые расходы на строительство. Право собственности на новую движимую вещь возникает также в результате переработки соответствующих материалов, из которых она создается (ст. 220 ГК). По общему правилу право собственности на такую вещь приобретается собственником материалов. Когда такой собственник одновременно не является лицом, осуществившим переработку материалов, он должен компенсировать стоимость переработки произведшему ее лицу (если только иное не предусмотрено их договором). Если же переработку материалов с целью изготовления новой вещи осуществит их недобросовестный владелец, воспользовавшийся ими без согласия собственника, последний получает право требовать передачи ему этой вещи и возмещения причиненных такими действиями убытков. В случаях, когда стоимость переработки значительно превышает стоимость материалов, собственником вещи становится лицо, осуществившее их переработку, если оно действовало добросовестно (т. е. договорилось с собственником материалов, либо добросовестно полагало, что оно и является одновременно их собственником) и выполняло эту работу для себя, а не по заказу другого лица. Но при этом необходимо возместить стоимость материалов их собственнику. Собственник материала может не стать собственником вещи, созданной из этого материала, и в случаях, предусмотренных договором (например, договором подряда по изготовлению вещи из материала подрядчика, а не заказчика). Право собственности на продукцию, плоды и доходы как результаты хозяйственной эксплуатации имущества по общему правилу возникает у лица, использующего данное имущество на законном основании (собственника, арендатора и т. д.) (ст. 136 ГК). Однако нормативным актом или договором может быть установлен и иной порядок (например, передача арендатором собственнику определенной части этих результатов). Сбор ягод и грибов, лов рыбы, сбор или добыча других общедоступных вещей или животных становятся первоначальным способом приобретения права собственности для любого собравшего или добывшего их лица при условии, что они осуществлены в соответствии с законом, разрешением собственника или местным обычаем (ст. 221 ГК). К числу первоначальных способов приобретения права собственности относится и приобретение этого права на бесхозяйные вещи. Понятие бесхозяйных вещей является собирательным, охватывающим такие разновидности, как брошенные собственником вещи, находки, безнадзорные животные, клады. Во всех этих случаях речь идет о возможности приобретения права собственности на вещи, собственник которых либо неизвестен, либо отказался от них, либо утратил на них право (п. 1 ст. 225 ГК). Ранее бесхозяйное имущество по общему правилу поступало в собственность государства, но после вступления в силу 1 июля 1990 г. правил союзного Закона о собственности государство как собственник утратило эту привилегию. На такое имущество правовое основание (титул) отсутствует как у частных, так и у публичных собственников. Право собственности на них появляется у фактических владельцев в силу указанных в законе обстоятельств, т. е. первоначальным способом. Порядок возникновения права собственности на движимые и недвижимые бесхозяйные вещи различен. Бесхозяйные движимости становятся объектом собственности их фактических владельцев либо при наличии условий, прямо установленных законом для конкретных ситуаций (брошенные вещи, находка, безнадзорные животные, клад), либо в силу предусмотренных законом правил о приобретательной давности. Бесхозяйные недвижимости должны быть приняты на государственный учет по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого находятся. Если в течение года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет никто не заявит о своих правах на нее, комитет по управлению муниципальным имуществом может потребовать в судебном порядке признания муниципальной собственности на такую вещь. Суд, однако, может и не удовлетворить данное требование (например, при наличии фактических владельцев, должным образом использующих такое имущество). Тогда эта вещь может перейти в собственность фактических владельцев в силу приобретательной давности (п. 3 ст. 225 ГК). Приобретательная давность распространяется на случаи фактического, беститульного владения чужим имуществом. Наличие у владельца какого-либо юридического титула (основания) владения, например долгосрочного договора аренды, исключает действие приобретательной давности. Сколько бы времени арендатор или, допустим, хранитель ни владел чужим имуществом, он, разумеется, не становится его собственником. Но если соответствующее имущество не имеет собственника или утратило его, претендовать на роль его собственника может фактический владелец (а не государство, как ранее), разумеется при определенных, предусмотренных законом условиях. Для приобретения права собственности на вещь по давности фактического владения ею в соответствии с правилами ст. 234 ГК прежде всего необходимо владеть ею добросовестно. Следовательно, фактический владелец не должен быть, например, похитителем или иным лицом, умышленно завладевшим чужим имуществом помимо воли его собственника. Далее, такое владение должно быть открытым, очевидным для всех иных лиц, причем владелец относится к соответствующей вещи как к своей собственной (имея в виду не только ее эксплуатацию, но и необходимые меры по ее поддержанию в надлежащем состоянии, ибо собственник, как уже отмечалось, несет и бремя собственности). Наконец, такое владение должно быть непрерывным в течение установленных законом сроков (к времени фактического владения в силу указания п. 3 ст. 234 ГК можно также присоединить время, в течение которого данной вещью владел правопредшественник лица, ссылающегося на приобретательную давность, например его наследодатель или юридическое лицо, из состава которого выделилось затем юридическое лицо - владелец). Срок приобретательной давности для движимости установлен в пять лет, а для недвижимости - в пятнадцать лет. Право собственности на недвижимость и в силу истечения срока приобретательной давности возникает только с момента государственной регистрации данного объекта. Законом особо решается вопрос о течении срока приобретательной давности в отношении имущества, которое могло быть истребовано у фактического владельца титульным (законным) владельцем, пропустившим, однако, срок исковой давности на данное требование. В отношении такого задавненного имущества течение приобретательной давности не может начаться ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям, ибо до этого момента имущество может быть принудительно истребовано его законным владельцем, а фактическое владение не может быть признано добросовестным. Вместе с тем в течение сроков приобретательной давности фактический добросовестный владелец вещи пользуется защитой своего владения против всех иных лиц (п. 2 ст. 234 ГК), т. е. наравне с титульными владельцами имущества. Тем самым и фактическое владение приобретает определенное юридическое значение. К числу бесхозяйных вещей закон отнес брошенные собственником вещи (ст. 226 ГК). Если такие движимые вещи не имеют значительной стоимости (ниже суммы, соответствующей пятикратному минимальному размеру оплаты труда) либо представляют собой брошенный лом металлов, бракованную продукцию, отходы производства и другие отходы, они могут быть обращены в собственность лица, на территории которого находятся (собственника или иного титульного владельца земельного участка, водоема и т. д.), путем совершения им фактических действий, свидетельствующих об обращении этих вещей в свою собственность. Иные брошенные собственником вещи могут поступить в собственность нового владельца лишь путем признания их бесхозяйными в судебном порядке. Нашедший потерянную вещь (находку) не становится сразу же ее собственником (ст. 227 ГК). Прежде всего он обязан уведомить о находке лицо, потерявшее вещь, либо иного известного ему законного владельца вещи либо сдать ее в орган милиции, местного самоуправления либо владельцу помещения или транспортного средства, в котором обнаружена потерянная вещь. Нашедший вещь вправе хранить ее и у себя, отвечая в этом случае за ее возможную утрату или повреждение при наличии грубой неосторожности или умысла и в пределах стоимости такой вещи. По истечении 6 месяцев с момента заявления о находке органу милиции или местного самоуправления и отсутствии сведений о законном владельце вещи нашедший вещь приобретает на нее право собственности. При его отказе от этого на найденную вещь возникает право муниципальной собственности (ст. 228 ГК). Нашедший вещь имеет право на возмещение расходов по хранению этой вещи либо от ее законного владельца, либо от органа местного самоуправления, в собственность которого поступила найденная им вещь, а также право на вознаграждение за находку от лица, управомоченного на получение вещи (ст. 229 ГК). Во всех этих случаях речь идет о движимом имуществе. Аналогичный по сути правовой режим приобретают и безнадзорные животные, которые по истечении 6 месяцев с момента заявления об их задержании и необнаружении их законного владельца поступают в собственность нашедшего их лица, а при его отказе - в муниципальную собственность (п. 1 ст. 231 ГК). При возврате безнадзорных животных прежнему владельцу обнаружившее их лицо имеет право на возмещение необходимых расходов, понесенных на их содержание, а при возврате домашних животных - также и на вознаграждение по правилам о вознаграждении за находку. Первоначальным способом приобретения права собственности является обнаружение клада. Кладом считаются зарытые в земле или сокрытые иным способом наличные деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо утратил на них право (п. 1 ст. 233 ГК). В отличие от прежнего порядка, в соответствии с которым клад во всех случаях подлежал передаче в собственность государства, теперь он поступает собственнику имущества, в котором был сокрыт клад (земельного участка, строения и т. п.), и лицу, обнаружившему клад, причем в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное. Если же предварительного согласия собственника имущества, в котором был обнаружен клад, не было получено, клад целиком должен поступить именно ему, а не обнаружившему клад лицу. Лишь входящие в состав клада вещи, относящиеся к памятникам истории и культуры, подлежат передаче в государственную собственность с вознаграждением в размере половины их стоимости, поступающим собственнику имущества, где был сокрыт клад, и нашедшему его лицу. При неполучении последним предварительного согласия собственника на раскопки или поиск ценностей указанное вознаграждение целиком поступает собственнику.

3. Производные способы приобретения права собственности

При таких способах приобретения права собственности учитывается воля прежнего собственника (отчуждателя вещи), поэтому здесь основания приобретения права собственности у одних лиц одновременно являются основаниями прекращения этого же права у других лиц. Речь обычно идет о различных договорах - купли-продажи, мены, дарения, аренды с выкупом и т. д., а также о наследовании имущества граждан или о правопреемстве в отношении имущества юридических лиц или публично-правовых образований. Каждый из этих способов специально урегулирован законом в соответствующих институтах (договорного права, наследственного права, правопреемства при реорганизации юридических лиц), выходящих за рамки права собственности. При этом важное значение получает точное определение момента, с которого на приобретателя вещи по договору переходит право собственности. Ведь с этого же момента на него переходят и бремя собственности, и риск случайной гибели или порчи вещи. Наш закон в п. 1 ст. 223 ГК определяет этот момент по «системе традиции», или передачи (от лат. traditio - передача), в соответствии с которой такое право переходит на приобретателя в момент фактической передачи ему отчуждаемой вещи. Однако этот момент определен диспозитивно - законом или договором сторон может быть установлен и иной момент (например, заключение соглашения, получение свидетельства о праве на наследство, регистрация передаточного баланса). На имущество, правовой режим которого подлежит государственной регистрации, прежде всего на объекты недвижимости, право собственности обычно возникает в момент регистрации перехода прав, а не в момент его фактической передачи или в иной момент, определенный соглашением сторон (п. 2 ст. 223 ГК). Не следует, однако, смешивать регистрацию (учет) имущества и регистрацию прав на него. Например, регистрация в органах внутренних дел автомобилей или охотничьего и стрелкового оружия не является правопорождающим фактом, а право собственности на эти объекты переходит по общим правилам закона. Закон специально раскрывает и понятие «передача» (ст. 224 ГК). Ею признается не только фактическое вручение вещи приобретателю или сдача ее перевозчику либо в организацию связи для отправки приобретателю, но и фактическое поступление имущества во владение приобретателя или указанного им лица (например, доставка на его склад), а также передача ему товарораспорядительного документа на вещи. Фактическое владение вещью приобретателем к моменту заключения договора о ее отчуждении (например, при выкупе арендованного имущества) приравнивается к ее передаче. Иначе говоря, в такой ситуации заключение договора об отчуждении вещи признается законом и ее одновременной фактической передачей.

§ 4. Прекращение права собственности

1. Основания и способы прекращения права собственности

Право собственности является не только наиболее широким, но и наиболее устойчивым вещным правом, составляя основную юридическую предпосылку и результат нормального имущественного оборота. Поэтому закон специально регулирует не только основания приобретения права собственности, но и основания его прекращения (правопрекращающие юридические факты). Эти последние подлежат особо тщательной регламентации с тем, чтобы сохранить и поддержать «прочность» права собственности в соответствии с провозглашенным в п. 1 ст. 1 ГК принципом неприкосновенности собственности. Вместе с тем гражданско-правовая регламентация оснований прекращения права собственности в основном направлена на обеспечение неприкосновенности частной собственности граждан и юридических лиц. Ведь многие основания прекращения права собственности, по сути, устанавливают возможности перехода имущества лишь из частной в публичную собственность, но не наоборот. Прежде всего это относится к возможностям принудительного прекращения права собственности (помимо воли собственника). Универсальный характер, касающийся всех собственников, имеют основания прекращения права собственности по воле самого собственника (в добровольном порядке) либо в связи с гибелью или уничтожением вещи, а также прекращение этого права при обращении кредиторами взыскания на имущество собственника по его обязательствам. Прекращение права собственности происходит лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Прежде всего, это случаи прекращения данного права по воле собственника. Такие случаи охватывают две группы ситуаций: отчуждение собственником своего имущества другим лицам и добровольный отказ собственника от своего права. В первой ситуации речь идет о различных сделках по отчуждению своего имущества, совершаемых его собственником (купля-продажа во всех ее разновидностях, мена, дарение, аренда с выкупом и т. д.). Порядок прекращения права собственности отчуждателя (и возникновения права собственности у приобретателя) регулируется главным образом нормами о сделках и договорах. Отказ от права собственности (ст. 236 ГК) формально представляет собой новое для нашего законодательства основание прекращения этого права, хотя, по существу, оно и ранее могло использоваться в имущественных отношениях. В соответствии с этим правилом допускается добровольный отказ собственника от принадлежащего ему права (а по сути - его отказ от конкретной вещи или вещей) путем либо публичного объявления об этом, либо совершения реальных действий, бесспорно свидетельствующих об этом его намерении (например, выброс имущества). Важно иметь в виду, что до приобретения права собственности на вещь, от которой отказался ее прежний владелец, другим лицом права и обязанности первоначального собственника не прекращаются. Это означает не только возможность «возврата» данной вещи прежнему собственнику (поскольку он и так не утратил на нее своего права), но и возможность возложения на него ответственности, например, за причиненный данной вещью вред (если выброшенная собственником вещь обладала какими-либо вредоносными свойствами, как, например, старый телевизионный кинескоп). Особый случай прекращения права собственности представляет собой приватизация государственного и муниципального имущества (ст. 217 ГК). Она распространяется только на имущество, находящееся в государственной и муниципальной собственности, т. е. мыслима лишь для публичных, а не частных собственников, и уже в силу этого не может рассматриваться в качестве общего основания прекращения права собственности. Вместе с тем она всегда становится основанием возникновения права частной собственности (граждан и юридических лиц). Приватизация проводится по решению самого публичного собственника и предполагает получение им определенной платы за приватизированное имущество. Ее объектами является имущество, в основном недвижимое, прямо указанное в этом качестве в законе. Наконец, она может производиться только в порядке, предусмотренном законами о приватизации, а не общим гражданским законодательством (подробнее см. гл. 16 настоящего учебника). Право собственности на вещь прекращается также с ее гибелью или уничтожением, поскольку при этом исчезает сам объект данного права. Иное дело причины, по которым это произошло. В случае гибели вещи подразумевается, что это произошло при отсутствии чьей-либо вины, в силу случайных причин или действия непреодолимой силы, за результаты которых никто, как правило, не отвечает. Тогда риск утраты имущества по общему правилу лежит на самом собственнике (ст. 211 ГК). Если же вещь уничтожена по вине иных (третьих) лиц, они несут перед собственником имущественную ответственность за причинение вреда.

2. Случаи принудительного изъятия имущества у частного собственника на возмездных основаниях

Принудительное изъятие у собственника принадлежащего ему имущества допустимо только в случаях, прямо перечисленных п. 2 ст. 235 ГК. Перечень таких случаев сформулирован исчерпывающим образом, не допускающим его расширения даже иным законом. В этом состоит одна из важных гарантий прав собственника. Конкретные основания изъятия имущества у собственника помимо его воли и в этих случаях должны быть прямо предусмотрены законом. Изъятие имущества у собственника в названных случаях по общему правилу производится на возмездных основаниях, т. е. с компенсацией собственнику стоимости изымаемой вещи (вещей). Оно допускается:

1. при отчуждении имущества, которое не может принадлежать данному лицу в силу запрета, имеющегося в законе (вещи, изъятые из оборота или ограниченные в обороте);

2. при отчуждении недвижимости (зданий, строений и т. п.) в связи с изъятием земельного участка;

3. при выкупе бесхозяйственно содержимых культурных ценностей;

4. при выкупе домашних животных в случаях ненадлежащего обращения с ними;

5. при реквизиции имущества;

6. при выплате компенсации участнику долевой собственности взамен причитающейся ему части общего имущества при ее несоразмерности выделяемой доле;

7. при приобретении права собственности на недвижимость по решению суда в случаях невозможности сноса здания или сооружения, находящихся на чужом земельном участке;

8. при выкупе земельного участка для государственных или муниципальных нужд в соответствии с решением суда;

9. при изъятии у собственника земельного участка, используемого им с грубым нарушением предписаний законодательства;

10. при продаже с публичных торгов по решению суда бесхозяйственно содержимого жилого помещения;

11. при национализации имущества собственников в силу принятия специального закона1.

Следует подчеркнуть, что практически в одном из перечисленных случаев речь может идти об изъятии имущества из собственности государства или иного публично-правового образования (выплата компенсации участнику долевой собственности). Все остальные ситуации касаются возможности принудительного прекращения частной собственности граждан или юридических лиц. Поэтому речь здесь почти всегда идет о возможностях изъятия имущества у частных собственников. Прекращение права собственности на имущество, которое не может принадлежать данному лицу в силу закона (ст. 238 ГК), имеет в виду прежде всего защиту публично-правовых интересов. Речь идет о тех видах имущества, которые по прямому указанию закона либо изъяты из оборота, т. е. могут находиться исключительно в государственной собственности, либо ограничены в обороте, в частности подлежат приобретению лишь по специальному разрешению государственных органов.

1 Названные в п. 7-9 основания предусмотрены гл. 17 ГК, которая вступит в силу только после принятия нового Земельного кодекса (и следовательно, не являются пока действующими).

Если такого рода имущество (например, оружие, сильнодействующие яды и наркотики, валютные ценности и т. д.) оказалось у владельца незаконно, то, разумеется, никаких вещно-правовых последствий, тем более права собственности, это обстоятельство не порождает. Но если данные вещи оказались у частного собственника на законном основании (например, оружие или валютные ценности перешли от одного гражданина к другому в порядке наследования по закону либо от одного юридического лица к другому при реорганизации), однако само это лицо по закону лишено возможности обладать ими на праве собственности, эти вещи подлежат принудительному отчуждению. Владелец такого имущества вправе сам произвести его отчуждение любым допускаемым законом способом (разумеется, управомоченному на приобретение в собственность лицу) в течение года, если только специальным законом не предусмотрен иной, как правило более краткий, срок. Если этого не произошло, суд может принять решение либо о принудительной продаже такого имущества, либо о его передаче в государственную или муниципальную собственность. Содержание такого решения определяется прежде всего характером и назначением соответствующей вещи. Очевидна, например, нецелессобразность принудительной продажи с публичных торгов оружия или сильнодействующих ядов при отсутствии у их владельца специального разрешения на их хранение или использование. Такие объекты в данной ситуации просто перейдут в публичную собственность. Однако в обоих случаях бывший собственник вправе требовать компенсации за утраченное имущество (либо в виде вырученной от продажи суммы за вычетом необходимых расходов по реализации вещи, либо в виде определенной судом компенсации). Особый случай принудительного изъятия недвижимого имущества предусмотрен ст. 239 ГК. Речь здесь идет о ситуациях, когда земельный участок (либо участок недр, акватории и тому подобных природных объектов) изымается у частного собственника в публично-правовых интересах, например для прокладки магистрали, строительства каких-либо объектов и т. п. Если на таком участке находятся здания, сооружения или иное недвижимое имущество, собственник этих объектов (который вовсе не обязательно совпадает в одном лице с собственником земельного участка) вправе получить за них соответствующую компенсацию. Для такого частного собственника закон предусматривает следующие гарантии. Во-первых, выкуп у него такого недвижимого имущества либо его продажа с публичных торгов возможны только по решению суда, но не в административном порядке. Во-вторых, обязательным условием изъятия является доказанность в суде невозможности использования изымаемого участка без прекращения прав собственника находящейся на участке недвижимости. В-третьих, земельное и иное законодательство может предусмотреть альтернативу изъятию в виде переноса зданий или сооружений на новый участок за счет средств того, в чьих интересах производится изъятие, либо строительства за его счет новых аналогичных сооружений (как это, например, предусмотрено пока остающейся в силе ст. 55 Земельного кодекса 1991 г.). Принудительный выкуп у частного собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей допускается при наличии следующих условий (ст. 240 ГК). Прежде всего, дело должно касаться не любых, а только особо охраняемых государством культурных ценностей1. Далее, в судебном порядке требуется установить не только факт бесхозяйственного содержания этих ценностей, но и реальную угрозу утраты ими своего значения в результате соответствующего бездействия или действий их собственника. Это касается только частных собственников, ибо бесхозяйственное содержание особо охраняемых государством культурных ценностей не может стать основанием для их изъятия у публичного собственника и передачи собственнику частному (например, какой-либо общественной организации), поскольку речь тогда шла бы об их приватизации, не предусмотренной законом. Наконец, и при наличии указанных выше обстоятельств, подтвержденных в судебном порядке, собственник изымаемых культурных ценностей все равно получает за них компенсацию - либо в виде вырученной от их продажи суммы, либо в виде иной компенсации, установленной по соглашению с выкупающим их органом государства или решением суда. Реквизиция, т. е. предусмотренное законом принудительное изъятие у частного собственника его имущества по решению государственных органов в неотложных общественных интересах и с обязательной компенсацией, представляет собой традиционное для всякого правопорядка основание прекращения частной собственности граждан и юридических лиц.

1 В настоящее время их правовой режим определяется Положением об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации, утвержденным Указом Президента РФ от 30 ноября 1992 г. № 1487 (САПП РФ. 1992. № 23. Ст. 1961), и Положением о Государственном своде особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства РФ от 6 октября 1994 г. № 1143 (СЗ РФ. 1994. № 25. Ст. 2710).

Реквизиция допустима только в обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (стихийные бедствия, аварии, эпидемии, эпизоотии и т. п.), и может производиться исключительно в интересах общества. Такое изъятие допустимо по решению государственных, но не муниципальных органов и не требует, следовательно, обязательного судебного решения. Порядок и условия изъятия имущества путем реквизиции должны определяться специальным законом. В качестве дополнительных гарантий защиты интересов собственника реквизированного имущества п. 2 и 3 ст. 242 ГК предусматривают, во-первых, возможность судебного оспаривания размера компенсации, выплаченной за реквизированное имущество; во-вторых, возможность истребования по суду сохранившегося реквизированного имущества при отпадении обстоятельств, послуживших основанием для его реквизиции. Действующий закон не исключает возможности национализации.

Национализация есть обращение в государственную собственность имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц (п. 2 ст. 235, ст. 306 ГК).

Она, однако, может осуществляться лишь на основании специального федерального закона и с возмещением собственнику не только стоимости вещи (имущества), но и всех причиненных этим убытков.

3. Случаи безвозмездного принудительного изъятия имущества у собственника

Лишь в двух случаях закон допускает безвозмездное изъятие у собственника принадлежащего ему имущества помимо его воли. Во-первых, это обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам (поскольку ст. 24, 56 и 126 ГК допускают обращение взыскания кредиторов на имущество собственников-должников). Во-вторых, конфискация имущества собственника в соответствии со ст. 243 ГК. Обращение взыскания на имущество собственника по его долгам по общему правилу допустимо только на основании судебного решения. Но законом могут быть предусмотрены случаи такого рода взысканий и во внесудебном порядке, например при обращении взыскания на имущество по требованиям налоговых органов. Не исключено их возникновение и по договору, например при обращении залогодержателем взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке - по нотариально удостоверенному соглашению с залогодателем (абз. 2 п. 1 ст. 349 ГК). Право собственности на такое имущество прекращается у прежнего владельца с момента возникновения права собственности на него у приобретателя. До этого момента собственник-должник несет и риск, и бремя собственности. Определенное имущество публичных собственников как участников гражданского оборота тоже может стать объектом взыскания со стороны их кредиторов, в том числе в порядке исполнения судебного решения. Внесудебный порядок погашения долгов публичными собственниками может быть связан и с принятием их органами властных (нормативных) актов, как это, например, имело место при погашении обязательств по различным государственным займам. Другим основанием принудительного изъятия имущества у собственника без компенсации является его конфискация. Конфискация представляет собой санкцию, примененную к частному собственнику в установленном законом порядке за совершение им правонарушения (ст. 243 ГК). Такая санкция может быть применена к частному собственнику за совершение уголовного преступления (в соответствии с правилами конкретных норм Уголовного кодекса) либо иного правонарушения (обычно - административного). Едва ли не единственный случай применения конфискационной санкции за гражданское правонарушение предусматривает правило ст. 169 ГК, устанавливающей возможность безвозмездного изъятия имущества в доход государства в случае умышленного совершения сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности1.

1 Пункт 4 ст. 49 Закона об авторском праве и смежных правах предусматривает возможность вынесения судом решения о конфискации контрафактных экземпляров произведения или фонограммы (изготовленных или распространяемых с нарушением авторских или смежных прав), а также использованных для их изготовления материалов и оборудования. Однако по требованию обладателя авторских или смежных прав контрафактные экземпляры произведения или фонограммы могут быть переданы ему, что нельзя рассматривать в качестве конфискации (ибо последняя всегда производится только в пользу государства).

По общему правилу конфискация осуществляется в судебном порядке. Административный порядок конфискации может предусматриваться законом (например, при изъятии предметов контрабанды таможенными органами, незаконных орудий охоты и лова - органами охраны природы и т. д.). Однако в этом случае изъятие может быть обжаловано в суд, даже если оно произведено на основании норм административного, а не гражданского законодательства, поскольку этим затрагивается право собственности, содержание и многие гарантии которого устанавливает именно гражданский закон.

Дополнительная литература

Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М.-Л., 1948 (гл. Ill, IV); Генкин Д. М. Право собственности в СССР. М., 1961; Кулагин М. И. Предпринимательство и право: опыт Запада. М., 1992 (гл. 2); Нарышкина Р. Л. Доверительная собственность в гражданском праве Англии и США. М., 1965; Рубанов А. А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе. М., 1986; Рубанов А. А. Эволюция законодательной конструкции собственности: основные тенденции // СГП. 1989. № 8; Суханов Е. А. Лекции о праве собственности. М., 1991; Толстой Ю. К. Понятие права собственности // Проблемы гражданского и административного права. Л , 1962; Толстой Ю. К. К учению о праве собственности // Правоведение. 1992. № 1; Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995 (§ 18-22).

Конец формы

Глава 16. Право частной собственности

§ 1. Право частности собственности граждан

1. Объекты права собственности граждан

Граждане являются частными собственниками принадлежащего им имущества. В этом качестве они могут быть собственниками любого имущества, в том числе различных видов недвижимости, включая предприятия как имущественные комплексы, жилые дома и квартиры. Конституция РФ провозгласила возможность иметь в частной собственности землю (земельные участки), а также другие природные ресурсы (ч. 2 ст. 9, ст. 36). Однако действующее законодательство пока не предусматривает возможности иметь в частной собственности участки недр или лесов. Граждане являются собственниками имущества созданных ими учреждений (некоммерческих организаций). Они могут иметь в собственности и различные виды движимого имущества, включая оборудование, транспортные средства и другие «средства производства», а также деньги и ценные бумаги. В состав имущества граждан, принадлежащего им на праве собственности, могут входить и отдельные обязательственные права (например, такие права требования, как вклады в банках, либо права пользования чужим имуществом), корпоративные права (права участия в акционерных и других хозяйственных обществах, в кооперативах), а также некоторые правомочия из состава исключительных прав. Они не приобретают тем самым режима вещных прав, но находятся в составе принадлежащего гражданину имущества как единого комплекса. Именно этот комплекс составляет объект взыскания возможных кредиторов гражданина, а в случае его смерти - наследственную массу (объект наследственного преемства). Закон предусматривает некоторые особые основания возникновения права собственности граждан. Так, член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива приобретает право собственности на квартиру, дачу, гараж или иное помещение, которое было предоставлено ему кооперативом, после полного внесения паевого взноса за указанное имущество (п. 4 ст. 218 ГК). Аналогичная возможность предоставлена и другим лицам, имеющим право на паенакопления (супругам или иным членам семьи пайщика, его наследникам). Право собственности на соответствующую недвижимость возникает при этом в момент оплаты последней части паевого взноса1. В настоящее время отпали традиционные для прежнего правопорядка ограничения объектов права собственности граждан - количество или размер жилых помещений, в том числе квартир, дач и садовых домиков, автотранспортных средств, скота, «средств производства» и т. п. (что, впрочем, впервые было продекларировано еще в законах о собственности). В соответствии с п. 2 ст. 213 ГК не подлежит ограничению количество, а также стоимость объектов права собственности граждан, если только такое ограничение не вызывается целями защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, закон предусматривает весьма широкие, хотя и не безграничные возможности для развития частной собственности граждан и создает ей необходимые правовые гарантии. Объектом права собственности граждан не может быть только имущество, изъятое из оборота, поскольку оно составляет объект исключительной собственности государства. Конкретные виды объектов, которые не могут принадлежать гражданам на праве собственности, должны быть прямо указаны в законе (п. 2 ст. 129 ГК) и не могут устанавливаться подзаконными актами. Это же касается и объектов, которые могут находиться в собственности частных лиц только по специальному разрешению, т. е. ограниченных в обороте (абз. 2 п. 2 ст. 129 ГК).

2. Право собственности граждан на земельные участки

Действующее законодательство допускает возможность нахождения земельных участков на праве собственности у граждан, получивших их: 1)        под индивидуальное жилищное строительство; 2)        для садоводства или ведения личного подсобного и дачного хозяйства; 3)        для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства2.

1 См.: Ярошенко К. Б. О приобретении права собственности на дачу в ДСК в связи с полной выплатой пая. Комментарий судебной практики. Вып. 3. М, 1997. С. 34-35.

2 См.: Закон РФ от 23 декабря 1992 г. «О праве граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства» (ВВС РФ. 1993. № 1. Ст. 26); ст. 10 Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве; Указ Президента РФ от 27 декабря 1991 г. № 323 «О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР» (ВВС РСФСР. 1992. № 1. Ст. 53); Указ Президента РФ от 27 октября 1993 г. № 1767 «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России» (САПП РФ. 1993. № 44. Ст. 4191); Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2287 «О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации» (САПП РФ. 1993. № 52. Ст. 5085); Указ Президента РФ от 26 ноября 1997 г. № 1263 «О продаже гражданам и юридическим лицам предназначенных под застройку земельных участков, расположенных на территориях городских и сельских поселений, или права их аренды» (СЗ РФ. 1997. № 48. Ст. 5546).

Кроме того, граждане, получившие в собственность здания, сооружения или иную недвижимость в сельских населенных пунктах и на землях сельскохозяйственного назначения (например, приобретшие путем покупки или наследования дом в сельской местности) вправе приобретать в собственность и земельные участки, на которых расположены такие объекты1. Правовые акты о приватизации допускают приобретение в собственность граждан земельных участков под приватизируемыми предприятиями, а также под другими объектами недвижимости, находящимися в их собственности. Граждане как частные собственники земли вправе осуществлять свои правомочия свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц (п. 3 ст. 209 ГК), например соседствующих землепользователей. В силу особой общественной значимости оборот земельных участков законодательно ограничен (п. 3 ст. 129 ГК) в публичных интересах так же, как и содержание прав всякого земплепользова-теля или природопользователя, включая собственников. Ведь количество и состав такого рода объектов объективно ограничены в силу очевидных естественных причин, а их использование всегда поэтому так или иначе затрагивает интересы общества в целом. Так, собственник земельного участка должен учитывать природоохранные (экологические) требования и запреты, строго целевое назначение данных объектов [для жилой или промышленной (производственной) застройки, для отдыха, для ведения сельскохозяйственного производства и т. п.], требования закона по их рациональному использованию. Несоблюдение этих требований должно влечь для собственника неблагоприятные последствия вплоть до изъятия используемого им земельного участка2. 1 См. п. 1 Указа Президента РФ от 14 февраля 1996 г. № 198 «О праве собственности граждан и юридических лиц на земельные участки под объектами недвижимости в сельской местности» (СЗ РФ. 1996. № 8. Ст. 740).

2 Конкретные правила гражданского законодательства, устанавливающие особенности правового режима участков земли, находящихся в частной собственности, в основном содержатся в гл. 17 ГК, которая не вступила в силу до введения в действие нового Земельного кодекса.

Вопрос о том, какие земли и в каком объеме могут быть объектами частной собственности, решается земельным, а не гражданским законодательством. Оно же определяет и предельный размер земли, предоставляемой частному собственнику. То обстоятельство, что земельное законодательство отнесено Конституцией к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, дает возможность учесть в нем все необходимые региональные особенности. Исключительная федеральная компетенция в области гражданского законодательства со своей стороны обеспечивает единство рынка и регламентации имущественного оборота земельных участков. Вместе с тем любые сделки с ними как с объектами недвижимости подлежат государственной регистрации (ст. 131 ГК), что исключает неконтролируемый оборот земли.

3. Право собственности граждан на жилые помещения

Жилые помещения, как и земельные участки, также имеют теперь строго целевое назначение. Такой подход закона обусловлен сохраняющимся недостатком жилья и его особой социальной значимостью. Жилые помещения предназначены исключительно для проживания граждан, а осуществление прав собственника по владению, пользованию и распоряжению такими объектами недвижимости должно производиться в соответствии с целевым назначением этих вещей (ст. 288 ГК). Таким образом, не допускается сдача жилых помещений внаем под различные офисы, конторы, склады, размещение в них промышленных, кустарных и иных производств, а также их продажа или иное отчуждение для указанных целей без предварительного перевода этих помещений в категорию нежилых, т. е. без изменения их целевого назначения (что, в свою очередь, требует соответствующей перерегистрации их в органах, осуществляющих учет данного вида недвижимостей). Гражданин - собственник жилого дома, приватизированной квартиры или иного жилого помещения вправе использовать их для личного проживания и проживания членов его семьи, а также отчуждать эти вещи и сдавать их во временное пользование другим лицам лишь для аналогичных целей. Под жилыми помещениями жилищное законодательство понимает не только жилые (в том числе многоквартирные) дома и коттеджи (дачи), приспособленные для постоянного проживания, но и отдельные квартиры и иные жилые помещения (например, отдельные изолированные комнаты в квартирах), зарегистрированные в этом качестве в государственных органах, осуществляющих учет такого рода недвижимостей (обычно в территориальных бюро технической инвентаризации - БТИ), в том числе служебные и ведомственные, а также «специализированные дома» и служащие аналогичным целям помещения - общежития, гостиницы-приюты, дома маневренного фонда (предназначенные для расселения граждан при капитальном ремонте домов), специальные дома для одиноких престарелых граждан, дома-интернаты для инвалидов, ветеранов и др.1 Использование жилого помещения не по назначению, либо систематическое нарушение собственником такого помещения прав и интересов соседей, либо бесхозяйственное обращение собственника со своим жильем могут стать основанием для принятия судом по иску органа местного самоуправления решения о продаже такого жилого помещения с публичных торгов, т. е. о принудительном отчуждении принадлежащей собственнику недвижимости. Собственник жилья должен быть предварительно предупрежден органом местного самоуправления о необходимости устранения допущенных им нарушений (в том числе с установлением соразмерного, разумного срока для этих целей, включая необходимый ремонт разрушаемого помещения). Лишь после этого он подвергается риску судебного изъятия и принудительной реализации принадлежащего ему объекта недвижимости (ст. 293 ГК). Кроме того, собственнику квартиры или иного жилья закон запрещает отчуждать свою долю в праве на общее имущество жилого дома и совершать иные действия, влекущие передачу этой доли, отдельно от права собственности на жилье (п. 2 ст. 290 ГК; ч. 2 ст. 8 Закона об основах федеральной жилищной политики; п. 3 ст. 8 Закона о товариществах собственников жилья). По сути это означает, что соответствующая доля в праве собственности на указанное общее имущество всегда следует судьбе права собственности на жилье, будучи неразрывно с ним связанной.

1 См ст. 1 Закона РФ от 24 декабря 1992 г. «Об основах федеральной жилищной политики» (ВВС РФ 1993 № 3 Ст 99; СЗ РФ 1996 № 3 Ст 147; 1997 № 17 Ст. 1913).

Граждане - наниматели жилых помещений в домах государственного и муниципального (в том числе ведомственного) жилищного фонда получили право на бесплатную приватизацию занимаемых ими жилых помещений путем заключения с органами местного самоуправления (либо с государственными предприятиями или учреждениями) договора о безвозмездной передаче жилого помещения в их собственность1. Каждый гражданин может бесплатно получить в собственность занимаемое им жилое помещение в домах государственного или муниципального жилищного фонда только один раз. Объектом приватизации не могут быть лишь аварийные жилые помещения, а также жилые помещения в коммунальных квартирах, общежитиях, закрытых военных городках и служебные (решения о приватизации служебных жилых помещений и коммунальных квартир могут быть приняты их собственниками или уполномоченными ими органами). При этом могут возникнуть отношения общей (долевой или совместной) собственности граждан на приватизированные в таком порядке жилые помещения2.

4. Право собственности индивидуальных предпринимателей

Граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без создания юридического лица (индивидуальные предприниматели), вправе иметь в собственности различные «средства производства», в том числе используемые ими с привлечением наемных работников. Ясно, например, что без таких работников, хотя бы сезонных, обычно не может обойтись среднее или крупное крестьянское (фермерское) хозяйство. Для оформления их найма, как и для обладания различными «основными фондами» («средствами производства»), вовсе не обязательно оформлять эту деятельность как «предприятие» и создавать юридическое лицо (из чего ошибочно исходил ранее действовавший Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности). Отсутствие юридического лица в данном случае означает лишь то, что по всем своим обязательствам, в том числе и перед наемными работниками, такой индивидуальный предприниматель в соответствии со ст. 24 ГК отвечает всем своим имуществом, на которое по действующему законодательству может быть обращено взыскание (т. е. за исключением имущества, перечисленного в приложении 1 к Гражданско-процессуальному кодексу).

1 См. Закон от 4 июля 1991 г. о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации (ВВС РСФСР. 1991. № 28. Ст. 959; 1993. № 2. Ст. 67; СЗ РФ. 1994. № 16. Ст. 1864); ст. 491 и 541 Жилищного кодекса РСФСР (ВВС РСФСР. 1991. №28. Ст. 963).

2 Подробнее об этом см.. Гонгало Б. М., Крашенинников П. В, Мослов Н. В. Комментарий к законодательству о приватизации жилищного фонда. М., 1995; Корне-ев С. М., Крашенинников П В. Приватизация жилищного фонда. Законодательство и практика. М., 1996.

Распространение на деятельность индивидуальных предпринимателей правил о юридических лицах - коммерческих организациях (п. 3 ст. 23 ГК) означает применение к совершаемым им сделкам указанных специальных правил, касающихся особенностей их оформления, исполнения, оснований ответственности за неисполнение и т. п. В состав имущества индивидуального предпринимателя, выступающего в качестве участника полного товарищества (или полного товарища в товариществе на вере), включается также его доля в складочном капитале такого товарищества. С согласия других участников полного товарищества возможна передача доли или ее части как другому участнику, так и третьему лицу (ст. 79 ГК). При этом к приобретателю доли или ее части соответственно переходят и все связанные с этим права (корпоративные). Но обращение кредиторами взыскания на долю полного товарища в складочном капитале допускается только при отсутствии у индивидуального предпринимателя иного имущества для покрытия долгов (ст. 80 ГК). Индивидуальные предприниматели как физические лица вправе иметь в собственности и любое иное имущество, которое может составлять объект права собственности граждан. Они не обособляют, во всяком случае юридически, имущество, используемое ими для предпринимательской деятельности, от другого своего имущества. Именно поэтому все принадлежащее им имущество (за указанным выше изъятием) может являться объектом взыскания со стороны любых их кредиторов (что, в частности, отражается в особенностях регламентации банкротства индивидуальных предпринимателей в соответствии с правилами ст. 25 ГК и ст. 164-166 Закона о банкротстве).

§ 2. Право частной собственности юридических лиц

1. Юридические лица как субъекты права собственности

Юридические лица являются едиными и единственными собственниками своего имущества, в том числе имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) участников (членов) (п. 3 и 4 ст. 213 ГК). Никакой долевой, коллективной или иной собственности учредителей (участников, членов) на имущество юридического лица не возникает. Исключение составляет имущество унитарных предприятий и учреждений, остающееся объектом права собственности учредителей и потому принадлежащее этим юридическим лицам на ограниченном вещном праве (разумеется, любые юридические лица не становятся собственниками имущества, переданного им в пользование, а не в собственность). Если учредители рассчитывают на получение дохода от переданного в собственность юридического лица имущества, т. е. создают коммерческую организацию, то взамен утраченного права собственности они приобретают права требования к такой организации (но не вещные права на ее имущество) (п. 2 ст. 48 ГК). В состав этих прав требования входят право на участие в распределении прибыли (дивиденд) и право на получение части имущества (или его стоимости), оставшегося после ликвидации организации и расчетов со всеми кредиторами (ликвидационная квота). Если же создается некоммерческая (бездоходная) организация, учредители не приобретают никаких прав на ее имущество (п. 3 ст. 48 ГК). Это, в частности, означает отсутствие права на возврат имущества или членских взносов при выходе из такой организации1. Закон устанавливает специальные правила, направленные на создание и поддержание в наличии определенного имущества (или его стоимости), находящегося в собственности юридического лица Ведь юридическое лицо - субъект, специально созданный для самостоятельного участия в имущественном обороте. Поэтому учредителями за ним должно быть закреплено обособленное имущество, основное назначение которого - служить материальной базой, гарантией удовлетворения возможных требований кредиторов (т. е. всех иных участников имущественного оборота). Отсутствие такого имущества у юридического лица либо лишает смысла его существование как самостоятельного субъекта имущественных отношений, либо превращает его в «пустышку», в заведомо мошенническую организацию, предназначенную лишь для обмана контрагентов.

1 Члены потребительского кооператива в отличие от участников других некоммерческих организаций также приобретают права требования в отношении данного юридического лица и права пользования в отношении его имущества (ср абз 2 п 2 ст 48 ГК) Можно говорить о корпоративной, а не обязательственной природе некоторых из этих прав, но в любом случае они не могут иметь вещно-право-вой характер, чего не учитывает Ю К Толстой, объявляя право членов кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа ограниченным вещным правом (см Гражданское право Ч 1 Учебник / Под ред Ю К Толстого, А П Сергеева С 288)

Бессмысленными и даже опасными для других участников оборота и для самих учредителей (участников) были правила ранее действовавшего законодательства, устанавливавшие долевую собственность участников обществ и товариществ, а также пайщиков потребкооперации на имущество этих организаций и тем самым лишавшие данные юридические лица какого-либо собственного имущества. Изложенное заставляет усомниться в обоснованности предлагаемых в литературе попыток создания юридических лиц, все имущество которых состоит в правах требования или пользования (в средствах на банковских счетах, в праве аренды и т. п.)1. Ведь, по сути, такие организации не имели бы собственного имущества, и во вполне вероятном случае невозможности реализации своих прав требования (например, получения средств с банковского счета) получить от них что-либо их кредиторам также было бы невозможно.

2. Объекты права собственности юридических лиц

Задача защиты интересов кредиторов (третьих лиц) является одной из основных при определении статуса юридических лиц как собственников. Она требует нахождения в составе имущества юридических лиц объектов, реально способных удовлетворять требования возможных кредиторов. Ясно, например, что если в качестве таких объектов будут выступать «нематериальные активы» в форме «интеллектуальной собственности», представляющей собой чьи-то «знания» или «творческие способности», то при возникновении неплатежеспособности юридического лица его кредиторам невозможно будет удовлетворить свои требования за счет данного «имущества». Объектами права собственности юридических лиц может быть как недвижимое, так и движимое имущество, не изъятое из оборота. В состав имущества юридических лиц могут входить различные здания, сооружения и другие недвижимости, а также оборудование, транспортные средства, сырье, материалы и предметы потребительского (бытового) назначения. Запрещается установление количественных или стоимостных ограничений такого имущества, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 213 ГК).

1 См Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой /Под ред О Н Садикова С 79-80, Гражданское право России Курс лекций Часть первая С 53-55

Акционерные и другие хозяйственные общества и товарищества как участники процесса приватизации государственного и муниципального имущества (покупатели) могут являться собственниками земельных участков, на которых расположены приватизируемые объекты1. Частными собственниками земли могут теперь являться также сельскохозяйственные производственные кооперативы, созданные в форме сельскохозяйственных или рыболовецких артелей (колхозов) и получившие в своей паевой фонд земельные участки своих членов (п. 3 ст. 3 Закона о сельскохозяйственной кооперации), и некоммерческие организации, в том числе общественные объединения и профсоюзы (п. 1 ст. 25 Закона о некоммерческих организациях; ст. 30 Закона об общественных объединениях; п. 5 ст. 24 Закона о профессиональных союзах). Наконец, любые юридические лица, ставшие собственниками зданий, сооружений или иной недвижимости в сельских населенных пунктах и на землях сельскохозяйственного назначения, вправе приобрести в собственность земельные участки, на которых расположены данные объекты недвижимости2. Однако в этом качестве для всех них сохраняются общие ограничения, установленные законом для частных собственников земли, прежде всего строго целевой характер ее использования и отчуждения, а также необходимость соблюдения экологических предписаний и запретов (п. 3 ст. 129, п. 3 ст. 209 ГК). Сказанное относится и к жилым домам и другим жилым помещениям, принадлежащим юридическим лицам на праве собственности, поскольку и в этом случае сохраняются строго целевое назначение данных объектов и обусловленные им ограничения в их использовании (ст. 288 ГК). В состав собственного имущества юридических лиц включаются и различные права требования и пользования обязательственно-правового характера (например, безналичные денежные средства и «бездокументарные ценные бумаги»), корпоративные (членские) права (ибо юридические лица как самостоятельные субъекты гражданского права сами могут быть учредителями и участниками других юридических лиц), а также некоторые исключительные («промышленные») права (в частности, фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания).

1 См. Указы Президента РФ от 25 марта 1992 г. № 301, от 14 июня 1992 г. № 631 (ВВС РФ. 1992. № 14. Ст. 761; № 25. Ст. 1427) и от 16 мая 1997 г. № 485 (САПП РФ. 1997. № 20. Ст. 2240), а также пп. 4.2,4.6 и 4.10 Основных положений Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 г., утвержденных Указом Президента РФ от 22 июля 1994 г. № 1535 (СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1478; 1995. № 20. Ст. 1776; 1996. № 39. Ст. 4531).

2 В соответствии с Указом Президента РФ от 26 ноября 1997 г. № 1263 все юридические лица получили право приобретать на торгах в собственность предназначенные под застройку земельные участки, расположенные на территориях городских и сельских поселений.

Сохраняя свою особую гражданско-правовую природу, такие права одновременно являются составной частью единого имущественного комплекса - имущества юридического лица - ив этом качестве представляют собой объект правопреемства (при реорганизации юридического лица) или взыскания его кредиторов (ибо юридические лица, за исключением учреждений, отвечают по своим долгам всем своим имуществом без каких бы то ни было изъятий). Все имущество юридического лица в стоимостной (денежной) оценке подлежит отражению в его бухгалтерском балансе, по содержанию которого можно судить о реальном имущественном положении соответствующей организации. С этих позиций необходимо рассматривать и возможность использования «интеллектуальной собственности» или иных «нематериальных активов» в качестве вкладов в имущество коммерческих и других организаций. Во-первых, речь может идти только об объектах, являющихся охраноспособными с точки зрения гражданского права (т. е. упомянутыми в этом качестве в актах гражданского законодательства). Это - объекты авторского права, патентного права и иных «промышленных прав», а также охраноспособная информация, составляющая коммерческую тайну (ноу-хау) и отвечающая признакам, названным в п. 1 ст. 139 ГК. Во-вторых, с обладателями (создателями) такого рода объектов заключается специальный (лицензионный) договор и полученное на его основании право пользования этим объектом (на соответствующий срок и при соответствующих условиях) затем передается (уступается) юридическому лицу (которое может быть и непосредственной стороной такого договора).

3. Право собственности хозяйственных товариществ

В составе имущества товариществ выделяется складочный капитал. Он представляет собой условную величину - суммарную денежную оценку вкладов участников (учредителей). Вкладом в имущество товарищества могут быть либо вещи, либо права (в том числе исключительные), имеющие денежную оценку (п. 6 ст. 66 ГК). Обычно стоимость имущества товарищества значительно превышает величину складочного капитала, ибо охватывает стоимость иного имущества, принадлежащего такой коммерческой организации (ее доходы и приобретенное за их счет имущество). Складочный капитал делится на доли участников, соответствующие соотношению их вкладов в имущество юридического лица. Однако данное обстоятельство не делает этот капитал объектом долевой собственности участников. Доли в складочном капитале товарищества являются правами требования, а не долями в вещном праве. Именно они определяют «объем» прав участников, в том числе устанавливают, сколько они могут получить на дивиденд или на ликвидационную квоту в сравнении с другими участниками, сколько могут потребовать от товарищества при выходе из него и т. д. Вместе с тем складочный капитал не является единственной гарантией удовлетворения требований возможных кредиторов товарищества. Поэтому закон не содержит каких-либо специальных требований к складочным капиталам товариществ, ибо при недостатке у них собственного имущества к неограниченной солидарной ответственности по их долгам могут быть привлечены все их участники, которые в этом случае отвечают перед кредиторами своим личным имуществом. Иначе говоря, здесь имущество каждого из участников (товарищей) становится дополнительной гарантией для возможных кредиторов. Однако некий складочный капитал, указанный в учредительном договоре товарищества, у него все-таки должен быть. Более того, к моменту регистрации товарищества каждый из участников обязан внести не менее половины своего вклада, а при невнесении оставшейся половины в срок, установленный учредительным договором товарищества, - уплатить товариществу 10% годовых с невнесенной части вклада, если иные последствия не установлены учредительным договором (п. 2 ст. 73 ГК). При уменьшении стоимости чистых активов товарищества до размера меньшего, чем первоначально зарегистрированный складочный капитал, товарищество не вправе распределять прибыль между участниками (п. 2 ст. 74 ГК). Ведь такое распределение производилось бы фактически за счет кредиторов, требования которых к товариществу в этом случае заведомо превышают размер его складочного капитала. Пропорционально долям в складочном капитале распределяются между участниками товарищества прибыли и убытки (п. 1 ст. 74 ГК), если только их соглашением не установлен иной порядок (например, поровну). При выходе участника из товарищества он вправе потребовать выплаты ему стоимости части имущества товарищества, соответствующей его доле в складочном капитале, либо выдачи соответствующего имущества в натуре (п. 1 ст. 78 ГК). При этом размер имущества товарищества уменьшается, а доли оставшихся участников соответственно увеличиваются, т. е. арифметическое выражение доли ушедшего как бы прирастает к долям оставшихся товарищей. По соглашению участников или в соответствии с учредительным договором возможно и иное, например увеличение доли одного из участников, делающего в этом случае дополнительный взнос (вклад) в имущество товарищества. Классическая конструкция полного товарищества исключает выпуск товариществом облигаций, в том числе с целью увеличения складочного капитала. Ведь последний в отсутствие специальных требований к его размеру не может служить гарантией получения облигационерами постоянного дохода (процента), поэтому для увеличения складочного капитала должны использоваться дополнительные вклады самих товарищей. По той же причине коммандитное товарищество (товарищество на вере) по общему правилу может прибегать к выпуску облигаций лишь на сумму вкладов коммандитистов (вкладчиков). Однако действующий ГК таких ограничений не содержит. Поскольку полные товарищи в коммандите составляют полное товарищество, на коммандитное товарищество соответственно распространяются положения о полном товариществе (п. 2 и 5 ст. 82 ГК). Имущество, являющееся объектом права собственности товарищества на вере, составляется из вкладов полных товарищей и коммандитистов-вкладчиков. Пропорционально этим вкладам распределяются и дивиденды всех участников. Полные товарищи вправе приобретать вклады (паи) коммандитистов (лишь бы в таком товариществе оставался хотя бы один вкладчик). Вкладчики, выходя из коммандиты, вправе претендовать лишь на получение своего вклада (из причитающейся на него части прибыли), а не части всего имущества товарищества (пп. 3 п. 2 ст. 85 ГК). При ликвидации коммандитного товарищества, в том числе в случае банкротства, вкладчики имеют преимущественное перед полными товарищами право на получение своих вкладов из остатка имущества товарищества (т. е. по сути становятся кредиторами последней очереди в отношении товарищества), а после этого вправе также участвовать в распределении остатка имущества наряду с полными товарищами (реализуя свое право на ликвидационную квоту) (п. 2 ст. 86 ГК)1.

1 Этот статус коммандитиста также отличает конструкцию товарищества на вере в ГК РФ от некоторых классических подходов (ср. Шершеневт Г. Ф Учебник торгового права (по изданию 1914 г.). С. 130).

4. Право собственности хозяйственных обществ

Из вкладов участников хозяйственных обществ составляется уставный капитал. Как и складочный капитал товарищества, уставный капитал хозяйственного общества является суммарной денежной оценкой вкладов участников и разделяется на их доли (в акционерных обществах - на акции), юридически представляющие собой права требования участников к обществу. При этом он, разумеется, не становится объектом долевой собственности участников, как и другое имущество общества (стоимость которого, как правило, значительно превышает размер уставного капитала). Однако уставный капитал обществ в отличие от складочного капитала товариществ является единственной гарантией удовлетворения требований возможных кредиторов общества (если не считать обществ с дополнительной ответственностью, в которых существует субсидиарная ответственность участников перед кредиторами общества определенной частью личного имущества). Поэтому к уставному капиталу обществ закон предъявляет специальные требования. Прежде всего, это касается минимального размера уставного капитала обществ, который по действующему законодательству не может быть менее суммы, равной либо 100-кратному (для обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью и акционерных обществ закрытого типа), либо 1000-кратному (для акционерных обществ открытого типа) размеру минимальной оплаты труда в месяц, установленной законодательством на дату представления учредительных документов общества для регистрации1. При этом указанный капитал к моменту регистрации общества должен быть оплачен не менее чем наполовину, а оставшаяся неоплаченной часть подлежит оплате его участниками в течение первого года деятельности общества. Не требуется, чтобы каждый из участников (учредителей) оплатил к моменту регистрации половину своего вклада (доли) в уставном капитале. 1 См. ст. 26 Закона об акционерных обществах; п. 1 ст. 14 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Вклад, не вносимый деньгами, должен быть оценен учредителями (участниками) общества по взаимному соглашению, а при его значительном размере подлежит независимой экспертной проверке с тем, чтобы стоимость уставного капитала была реальной, а не фиктивной1 (такая проверка не требуется для любых вкладов в складочный капитал, ибо здесь завышение оценки не грозит потерями для возможных кредиторов). Передача акционерному обществу в уплату за его акции любого имущества, кроме денег, предполагает одновременную полную оплату всех приобретаемых таким образом акций (п. 2 ст. 34 Закона об акционерных обществах). Кроме того, неполностью оплаченные акции не дают владельцам права голоса (если только речь не идет об акциях, приобретенных учредителями общества при его создании в соответствии с п. 2 ст. 25 Закона об акционерных обществах). Учредители акционерного общества обязаны при его создании приобрести все его акции, оплатив их по номиналу (с тем чтобы они не смогли создать такое общество исключительно за счет средств других акционеров). В дальнейшем акции оплачиваются акционерами по их реальной, рыночной стоимости, однако не ниже номинала (иное означало бы автоматическое уменьшение уставного капитала общества). Размер уставного капитала общества ни при каких условиях не может быть менее указанного минимума. В противном случае общество подлежит ликвидации, ибо его кредиторы не смогут рассчитывать даже на установленный законом минимум. Разумеется, нет препятствий для восполнения этого капитала, если участники общества не хотят его ликвидации. Более того, уменьшение уставного капитала общества по сравнению с зарегистрированным (хотя бы и до величины, превышающей установленный законом минимум) также существенно ослабляет гарантии кредиторов общества. Ситуация не меняется и в том случае, когда, несмотря на наличие зарегистрированного (оплаченного) капитала, у общества появляются долги на сумму, заведомо превышающую этот капитал. В связи с этим закон устанавливает требование определенного соответствия между уставным капиталом общества и его чистыми активами2. Если размер чистых активов общества в конце второго

1 Действующее законодательство требует независимой оценки неденежных вкладов участников хозяйственных обществ, если их стоимость превышает 200 минимальных размеров оплаты труда (см. п. 3 ст. 34 Закона об акционерных обществах; п. 2 ст. 15 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

2 Чистые активы - это балансовая стоимость имущества общества, уменьшенная на сумму его обязательств. Конкретные правила о расчете чистых активов установлены в разд. 3 приложения 2 к приказу Минфина РФ от 28 июля 1995 г. № 81 (Экономика и жизнь. 1995. № 37) и в совместном приказе Минфина РФ № 71 и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг № 149 от 5 августа 1996 г. (Экономика и жизнь. 1996. № 40).

и каждого последующего финансового года его работы (когда уставный капитал общества должен быть не только объявлен, но и полностью оплачен) уменьшится ниже размера уставного капитала, общество обязано объявить и зарегистрировать это уменьшение (п. 4 ст. 90, п. 4 ст. 99 ГК; п. 4 ст. 35 Закона об акционерных обществах; п. 3 ст. 20 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). Предварительно должны быть извещены все кредиторы общества, получающие право требовать досрочного исполнения или прекращения соответствующих обязательств с возложением на общество всех убытков, а до их извещения регистрация уменьшения уставного капитала исключается. Ясно, что в такой ситуации общество не вправе объявлять и выплачивать дивиденды своим участникам, ибо это, по сути, будет осуществлено за счет кредиторов общества. Особый порядок установлен для уменьшения уставного капитала акционерного общества (ст. 101 ГК; ст. 29, 30, 72 Закона об акционерных обществах). Оно может производиться путем уменьшения номинальной стоимости всех акций общества либо путем сокращения их общего количества (в том числе в результате приобретения и последующего погашения части акций самим обществом). Решение об этом вправе принять только общее собрание акционеров. При этом уставный капитал общества не может стать менее предусмотренного законом минимального размера. Увеличение уставного капитала обществ разрешается только после полной оплаты объявленного ими капитала (п. 6 ст. 90, п. 2 ст. 100 ГК), поскольку оно должно отражать реальное увеличение имущества и не служить фактическому освобождению его участников от исполнения обязанности по полной оплате уставного капитала. В акционерных обществах увеличение уставного капитала производится либо путем увеличения номинальной стоимости размещенных среди акционеров акций, либо путем размещения дополнительных акций (в пределах заранее определенного уставом количества акций, которые называются объявленными, но не размещенными акциями) (ст. 27, 28 Закона об акционерных обществах). В обществах с ограниченной ответственностью при увеличении уставного капитала за счет его имущества пропорционально увеличивается номинальная стоимость долей всех его участников (без изменения размера их долей). С этим же связаны и ограничения на выпуск акционерным обществом облигаций (п. 2 ст. 102 ГК; п. 3 ст. 33 Закона об акционерных обществах), которые установлены и в п. 2 и 3 ст. 31 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. Общество не вправе выпускать облигации на сумму более уставного капитала (или превышающую величину специального обеспечения, предоставленного обществу в этих целях третьими лицами) и ранее его полной оплаты с тем, чтобы данный капитал не мог формироваться как заемный. Акционерное общество может приобретать собственные акции только в двух случаях: при уменьшении уставного капитала и при выкупе акций по требованию акционеров, голосовавших против принятия некоторых важных решений либо не принимавших участия в таком голосовании (ст. 72 и 75 Закона об акционерных обществах). Такого рода действия весьма нежелательны как для самого общества, так и для его кредиторов и акционеров, ибо влекут уменьшение чистых активов (за счет которых осуществляется приобретение акций), а иногда и уставного капитала, а также создают возможность использования акций исполнительным органом общества или его членами в собственных интересах. Поэтому и в названных ситуациях приобретение обществом собственных акций ограничивается определенными условиями (ст. 73 Закона об акционерных обществах), а приобретенные обществом акции либо сразу погашаются (с соответствующим уменьшением уставного капитала), либо реализуются обществом в срок не позднее года с момента их приобретения (а в течение этого года не предоставляют права голоса, не учитываются при подсчете голосов и по ним не начисляются дивиденды). Аналогичные в принципе правила применяются и к случаям приобретения обществом с ограниченной ответственностью долей в его собственном уставном капитале (п. 5 ст. 93 ГК; ст. 23, 24 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом следует иметь в виду, что стоимость доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, как правило, значительно превышает размер первоначального взноса в уставный капитал, ибо отражает прирост имущества нормально работающего общества. С учетом этого осуществляется оплата доли выходящего участника другим (или новым) участником либо самим обществом. (В акционерном обществе данное обстоятельство отражается в форме увеличения рыночной стоимости его акций.) К числу особенностей правового режима имущества, принадлежащего на праве собственности хозяйственным обществам, относится и создание резервных и других специальных фондов. Фонды представляют собой часть имущества общества (обычно в денежной форме), имеющую строго целевое назначение, которое определено законом или уставом общества. В акционерных обще- ствах создается резервный фонд, который служит для покрытия убытков, а также для выкупа облигаций и акций общества при отсутствии или недостатке иных средств. Он формируется путем обязательных ежегодных отчислений от прибыли до достижения установленных уставом общества размеров. В акционерном обществе такие отчисления должны составлять не менее 5% чистой прибыли, а размер резервного фонда должен быть не менее 15% от его уставного капитала (п. 1 ст. 35 Закона об акционерных обществах1). В этих обществах могут также создаваться фонды акционирования наемных работников общества (за счет которого они могут приобрести акции своего общества на льготных условиях), фонды для выплаты дивидендов по привилегированным акциям общества и др. Открытые акционерные общества обязаны к публичному ведению дел, т. е. к периодической (ежегодной) публикации в средствах массовой информации, доступных для акционеров общества, своих годовых отчетов, бухгалтерских балансов, счетов прибылей и убытков и некоторых других данных, подтвержденных независимым аудитором (п. 1 ст. 92, п. 3 ст. 88 Закона об акционерных обществах). К публичному ведению дел обязано и закрытое акционерное общество в случае публичного размещения им облигаций или иных ценных бумаг (п. 2 ст 49 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

5. Право собственности производственных и потребительских кооперативов

Основу имущества всякого кооператива составляет его паевой фонд, разделенный на паи (доли) его участников (членов) и составляющий минимальную гарантию интересов его возможных кредиторов. Пай члена кооператива, как и доля участника общества или товарищества, представляет собой право требования, распространяющееся на все имущество кооператива, а не только на паевой фонд2.

1 Согласно ст. 30 Закона об обществах с ограниченной ответственностью такие общества вправе, но не обязаны создавать резервный фонд, размеры которого определяются уставом конкретного общества.

2 Поэтому пай определяет, в частности, размер выплат (или выдач) выходящему участнику, ибо последний вправе потребовать передачи ему стоимости части всего имущества кооператива, а не только части паевого фонда (п. 1 ст. 111 ГК). Соответственно этому и оплата пая вновь принимаемым членом кооператива предполагает оплату соответствующей части имущества кооператива, а не только первоначального паевого взноса.

Паевой фонд формируется за счет паевых взносов членов кооператива в течение первого года его деятельности. При этом к моменту регистрации производственного кооператива каждый участник обязан оплатить не менее 10% паевого взноса, определенного уставом кооператива1. Закон не содержит специальных требований к размеру паевого фонда кооператива, в частности из-за наличия дополнительной (хотя и ограниченной) ответственности членов кооператива по его долгам при недостатке у кооператива собственного имущества (п. 2 ст. 107, п. 4 ст. 116 ГК; п. 2 ст. 37 Закона о сельскохозяйственной кооперации), что в известной мере напоминает статус складочного капитала товарищества. В качестве паевого взноса может быть принято любое имущество, в том числе имущественные права (если иное не установлено уставом кооператива). В частности, в паевой фонд сельскохозяйственного производственного кооператива, созданного в форме сельскохозяйственной или рыболовецкой артели (колхоза), передаются принадлежавшие гражданам земельные участки (либо земельные доли)2. Однако оценка паевого взноса, превышающего 250 минимальных размеров оплаты труда, требует независимого подтверждения (п. 2 ст. 10 Закона о производственных кооперативах), исключающего завышение его размера. Паевой фонд производственного кооператива может быть увеличен по решению его общего собрания либо путем увеличения размера паев (за счет части доходов кооператива), либо путем внесения его членами «дополнительных паев» (взносов) (п. 10 ст. 35 Закона о сельскохозяйственной кооперации). Он должен быть уменьшен в случае, если по окончании второго и каждого последующего года стоимость чистых активов производственного кооператива окажется меньше стоимости его паевого фонда (п. 4 ст. 10 Закона о производственных кооперативах). Об уменьшении паевого фонда должны быть проинформированы кредиторы кооператива, которые вправе в этом случае потребовать досрочного исполнения или прекращения соответствующих обязательств кооператива.

1 В потребительских кооперативах размер обязательной оплаченной части паевого взноса может быть и выше. Так, для сельскохозяйственных потребительских кооперативов он составляет 25% (п. 8 ст. 35 Закона о сельскохозяйственной кооперации).

2 Закон о сельскохозяйственной кооперации в п. 1 ст. 34 запрещает использовать для формирования имущества сельхозкооператива заемные средства в объеме, превышающем 60% от общей стоимости такого имущества. Пункты 4 и 6 ст. 35 этого Закона предусматривают также возможность установления уставом сельхозкооператива обязанности внесения «дополнительных паев» (взносов) (ср. п. 4 ст. 116 ГК).

В производственных кооперативах теперь возможно объявление части их имущества неделимыми фондами (п. 1 ст. 109 ГК). Такие фонды не делятся на паи участников, и из них не производятся выплаты при выходе из кооператива. Раздел этих фондов возможен лишь при ликвидации кооператива после удовлетворения претензий его кредиторов. Они создаются по единогласному решению членов кооператива (если уставом кооператива не установлено иное), которые таким образом, по сути, отказываются от возможных требований части своего имущества. В кооперативах обычно создаются резервный фонд и другие специальные имущественные фонды. В сельхозкооперативах обязательно создание резервного фонда в качестве неделимого в размере не менее 10% от стоимости паевого фонда (п. 6 ст. 34 Закона о сельскохозяйственной кооперации). Виды, размеры, порядок образования и использования таких фондов определяются уставом конкретного кооператива.

6. Право собственности некоммерческих организаций

Закон подчеркивает, что некоммерческие юридические лица допускаются в имущественный (гражданский) оборот со строго целевым назначением, предусмотренным их уставами. Поэтому они вправе использовать принадлежащее им на праве собственности имущество лишь для достижения тех целей, которые прямо предусмотрены их учредительными документами (п. 4 ст. 213 ГК). В этом смысле они, будучи частными собственниками, тем не менее в большей степени ограничены в своих возможностях, нежели иные частные собственники. Участники таких организаций не имеют не только вещных, но и никаких иных прав на их имущество, а в случае ликвидации созданных ими некоммерческих организаций не получают даже права на ликвидационную квоту1. Соответствующий остаток имущества должен быть использован в целях, прямо указанных в их учредительных документах или в законе.

1 Исключение в этом отношении составляют некоммерческие партнерства, участники которых могут получать при выходе из этой организации часть ее имущества (в пределах стоимости своего первоначального взноса, кроме членских взносов) и вправе претендовать на ликвидационную квоту (в тех же пределах), если иное не установлено законом или учредительными документами партнерства (п. 3 ст. 8, п. 2 ст. 20 Закона о некоммерческих организациях). В этом отражается преимущественно предпринимательский (коммерческий) характер деятельности такого рода организаций, заставляющий сомневаться в их некоммерческой природе. Некоммерческие организации могут иметь в своей частной собственности недвижимость в виде зданий, сооружений, жилищного фонда и даже земельных участков, а также движимое имущество (оборудование, транспортные средства, различные объекты производственного, социально-культурного и благотворительного назначения, деньги и ценные бумаги). Объектами их собственности является имущество созданных ими учреждений. В рамках своих уставных задач (целей деятельности) они вправе осуществлять приносящее прибыль производство товаров или оказание услуг, быть участниками хозяйственных обществ (и вкладчиками в товариществах на вере), а также создавать другие некоммерческие организации. Профсоюзам предоставлено право учреждать банки (п. 6 ст. 24 Закона о профессиональных союзах), а общественным объединениям - участвовать в хозяйственных товариществах (ст. 37 Закона об общественных объединениях). Лишь ассоциации и союзы юридических лиц, в том числе объединения коммерческих и некоммерческих организаций, не вправе осуществлять никакую предпринимательскую деятельность непосредственно от своего имени (п. 1 ст. 121 ГК). Однако никакие некоммерческие организации не вправе распределять доходы (прибыль), полученные от допускаемой для них предпринимательской деятельности, между своими участниками (членами). Более того, целевой характер их деятельности требует строгого соответствия между указанными в учредительных документах задачами и характером участия в имущественном обороте. Поэтому, например, право некоммерческих организаций на учреждение хозяйственных обществ и товариществ по смыслу закона должно ограничиваться возможностью создания ими средств массовой информации и других пропагандистско-информационных предприятий, предприятий культурно-зрелищного и тому подобного характера, тогда как участвовать в качестве акционеров они, очевидно, могут практически в любых акционерных обществах. Законом могут устанавливаться специальные (дополнительные) ограничения на предпринимательскую деятельность некоммерческих организаций отдельных видов и на источники их доходов. Так, благотворительным организациям разрешено создавать хозяйственные общества только как «компании одного лица», ибо они не могут участвовать там совместно с другими лицами (п. 4 ст. 12 Закона о благотворительной деятельности и благотворительных организациях). Они обязаны также в течение одного года использовать на благотворительные цели не менее 80% переданных им денежных пожертвований и все пожертвования в натуральной форме (ст. 16 названного Закона). Для некоторых некоммерческих организаций законом установлена обязанность публичного ведения дел, т. е. периодической (ежегодной) публикации для всеобщего сведения отчетов об использовании своего имущества, либо обеспечения к ним открытого доступа. Такая обязанность прямо предусмотрена для всех фондов, общественных объединений и благотворительных организаций (п. 2 ст. 118 ГК; ст. 29 Закона об общественных объединениях; ст. 19 Закона о благотворительной деятельности), участие которых в имущественном обороте по общему правилу должно преследовать общеполезные (в этом смысле - публичные, а не частные) цели.

Дополнительная литература

Корнеев С. М., Крашенинников П. В. Приватизация жилищного фонда. Законодательство и практика. М., 1996 (гл. &-13); Суханов Е.А. Российский Закон о собственности. Научно-практический комментарий. М., 1993 (разд. II и III).

Глава 17. Наследование собственности граждан

§ 1. Понятие и основные категории наследственного права

1. Понятие наследственного правопреемства

Под наследованием понимается переход имущественных и некоторых личных неимущественных прав и обязанностей умершего гражданина (наследодателя) к другим лица (наследникам) в установленном законом порядке.

Смерть прекращает лишь те отношения, которые обусловливались личными качествами умершего. Это касается прежде всего личных неимущественных прав и обязанностей. Их, как правило, нельзя отделить от конкретного лица и передать кому-либо другому. Примером могут служить обязанности гражданина по трудовому договору, автора - по издательскому или сценарному договорам. Не переходят по наследству и всегда тесно связанные с личностью умершего обязанности алиментного характера, по возмещению вреда, а также ряд других. В случае смерти лица к наследникам переходят не какие-либо отдельные права и обязанности, а весь их комплекс. Именно поэтому наследование представляет собой общее, или универсальное, правопреемство. Его надо отличать от частного, или сингулярного, правопреемства. Сингулярный правопреемник приобретает только какое-нибудь одно право или группу прав. К нему может перейти также отдельная обязанность. Универсальное наследственное правопреемство является непосредственным, поскольку права и обязанности переходят от одного лица к другому без участия третьего субъекта. Сингулярный же преемник приобретает свои права или отдельное право не непосредственно от наследодателя, а от наследника (наследодатель может, в частности, обязать наследника совершить в отношении сингулярного правопреемника определенное действие: передать часть завещанной наследнику библиотеки; предоставить кому-либо из наследников право безвозмездного пользования частью дома, завещанного другому наследнику, и т. п.). Весь комплекс прав и обязанностей умершего переходит к наследникам одновременно. Нельзя принять одни права, а от других отказаться. Именно поэтому наследник, который принял какое-то отдельное право, считается автоматически принявшим и все остальные, известные и неизвестные ему права умершего. Следует различать право наследования в объективном и субъективном смысле. В объективном смысле это совокупность норм, регулирующих процесс перехода прав и обязанностей умершего гражданина к другим лицам. Именно в этом качестве наследственное право становится правовым институтом, входящим составной частью в гражданское право. В субъективном смысле под правом наследования принято понимать право лица быть призванным к наследованию, а также его правомочия после принятия наследства.

2. Значение наследственного права

Наследственное право теснейшим образом связано с правом собственности граждан. Ведь, с одной стороны, наследование позволяет реализовать правомочие распоряжения своим имуществом, а с другой - является одним из оснований возникновения права собственности. Наследственное право никогда не было самодовлеющим образованием. Оно было, есть и будет производным по отношению к общему массиву правовых норм, регламентирующих собственность граждан. А поскольку у нас в стране все более зримо осуществляется процесс совершенствования распределительных отношений, с неизбежностью сохраняется и значение института наследования. И сегодняшняя реальность свидетельствует о том, что возможность передать своим близким по наследству имущество и получить наследство от близких во многом позволяет человеку увереннее и стабильнее чувствовать себя в системе современных общественных отношений. Наследственное право, несомненно, нуждается в совершенствовании1. Причем многое могут дать изменения в косвенном регулировании наследования, в частности совершенствование налоговой политики. Решая эти проблемы, необходимо принимать во внимание, что развитие наследственного права, справедливое наследственное регулирование - один из аргументов в пользу преобразования хозяйственного механизма.

1 В настоящее время, до принятия и введения в действие третьей части ГК РФ, здесь сохраняют силу разд. VII Основ гражданского законодательства 1991 г. и разд. VII ГК РСФСР 1964 г.

Ведь человек работает не только для себя и общества, но и для создания прочной материальной базы близких ему людей. Стало быть, само существование и дальнейшее развитие института наследования тесно связаны с созданием одного из мощных побудительных стимулов к производительному труду.

3. Открытие наследства

Открытием наследства называется возникновение наследственного правоотношения. Юридическими фактами, или основаниями, приводящими к открытию наследства, являются смерть гражданина и объявление гражданина умершим (ст. 45 ГК). Открытие наследства всегда происходит в определенное время и в определенном месте, что имеет весьма важное правовое значение. Временем открытия наследства признается день смерти наследодателя, а при объявлении его умершим - день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели (ч. 3 ст. 45 ГК). Именно во время открытия наследства определяются:

1. состав наследственного имущества;

2. сроки принятия или отказа от наследства;

3. сроки предъявления претензий кредиторами;

4. момент возникновения у наследников права собственности на наследственное имущество;

5. срок для выдачи свидетельства о праве на наследство; законодательство, которым следует руководствоваться.

Факт смерти, как и день кончины, подтверждается свидетельством о смерти, выдаваемым органами ЗАГС. При отказе органов ЗАГС в регистрации события смерти факт смерти в определенное время может быть установлен судом в порядке особого производства. В случае одновременной смерти лиц, являющихся наследниками по отношению друг к другу (коммориентов), наследование сразу открывается после кончины каждого из них в отдельности. Местом открытия наследства является последнее постоянное место жительства наследодателя, а если оно неизвестно - место нахождения его имущества или его основной части. Именно по месту открытия наследства решается вопрос о применении законодательства той или иной страны к конкретным наследственным отношениям1. Например, если местом открытия наследства гражданина, умершего на территории России, будет признан населенный пункт Молдовы, то наследниками по закону могут стать нетрудоспособные племянники и племянницы, в то время как по нормам наследственного права России они наследниками по закону не являются. Правильное определение места открытия наследства имеет важное значение и для решения ряда процедурных вопросов. В частности, именно по месту открытия наследства выясняется, в какую нотариальную контору необходимо обратиться с заявлением о его принятии и выдаче свидетельства о праве на наследство. По месту открытия наследства принимаются и меры охраны наследственного имущества, а также предъявляются претензии кредиторами. Местом открытия наследства после граждан, временно проживающих за границей и умерших там, считается их постоянное последнее место жительства до выезда за границу. Если же оно неизвестно, местом открытия наследства признается место нахождения наследственного имущества или большей его части на территории нашей страны. Местом открытия наследства для граждан, постоянно проживающих за границей, является та страна, где они проживали. Место открытия наследства подтверждается справкой жилищ-но-эксплуатационной организации, уличного комитета, местной администрации или справкой с места работы с указанием места жительства наследодателя. Если место жительства наследодателя неизвестно, те же учреждения могут выдать справку о месте нахождения имущества умершего или основной его части. Если ни ту ни другую справку представить нотариусу невозможно, то предъявляется вступившее в законную силу решение суда об установлении места открытия наследства.

1 Следует, однако, иметь в виду, что наследование строений и другого недвижимого имущества определяется по законодательству страны, на территории которой находится это имущество

4. Субъекты наследственного правопреемства

Субъектами наследственного преемства являются наследодатель и наследники. Наследодатель - лицо, после смерти которого наступает наследственное правопреемство. Наследодателями могут быть российские и иностранные граждане, а также лица без гражданства, проживающие на территории нашей страны. Юридические лица не могут оставлять наследства: при их прекращении (реорганизации) имущество переходит к другим лицам в установленном законом в порядке (ст. 58 ГК), а при их ликвидации правопреемства не возникает (п 1 ст. 61 ГК). Наследники - лица, указанные в законе или завещании в качестве правопреемников наследодателя. Наследовать может любой субъект гражданского права: гражданин, юридическое лицо, государство или муниципальное образование. Граждане и государство могут быть наследниками как по закону, так и по завещанию. Причем возможность гражданина наследовать никоим образом не зависит от объема его дееспособности. Юридические лица могут выступать в качестве наследников только в том случае, если в их пользу составлено завещание. В гражданских кодексах большинства государств ближнего зарубежья круг лиц, которые могут быть наследниками, определяется единообразно:

* при наследовании по закону - граждане, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также дети, зачатые при его жизни и родившиеся после его смерти;

* при наследовании по завещанию - любые лица, находившиеся в живых к моменту смерти наследодателя, а также зачатые при его жизни и родившиеся после его смерти.

Стремясь наилучшим образом защитить интересы участников наследственных отношений, законодательство включает нормы о лишении недостойных граждан права наследовать. Во-первых, не имеют права наследовать ни по закону, ни по завещанию граждане, которые противозаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали призванию их к наследованию. Обстоятельства эти должны быть подтверждены в судебном порядке. Во-вторых, не могут наследовать по закону родители после детей, в отношении которых они были лишены родительских прав и не восстановлены в них на момент открытия наследства, если это обстоятельство подтверждено в судебном порядке. И наконец, в-третьих, не наследуют по закону родители и совершеннолетние дети, злостно уклонявшиеся от выполнения лежащих на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Это обстоятельство также должно быть подтверждено в судебном порядке (ст. 531 ГК РСФСР). Следует иметь в виду, что во втором и третьем случае речь идет о запрещении наследования лишь по закону. Поскольку завещать имущество можно любому лицу, наследование по завещанию в подобных ситуациях не исключается. Юридические лица могут быть наследниками только по завещанию. Кроме того, они могут получить имущество от наследников, отказавшихся от наследства именно в пользу юридического лица. Государство (публично-правовые образования) имеет возможность стать наследником всего или части имущества как по закону, так и по завещанию. В законодательстве перечислены конкретные случаи, когда наследственное имущество полностью или частично переходит к государству: 1) если имущество завещано государству; 2) если у наследодателя нет наследников ни по закону, ни по завещанию; 3) если все наследники лишены завещателем права наследования; 4) если ни один из наследников не принял наследства. В том случае, если кто-либо из наследников отказался от наследства в пользу государства, к государству переходит причитавшаяся этому наследнику доля наследственного имущества. Если при отсутствии наследников по закону завещана только часть имущества наследодателя, к государству переходит оставшаяся часть наследственного имущества. Во всех перечисленных случаях субъектом права наследования выступает соответствующий субъект РФ - государственное образование (в лице его финансовых или иных уполномоченных на то органов государственного управления)1, если наследодатель не указал в завещании иное публично-правовое образование в качестве наследника либо речь идет об имуществе, относящемся к объектам федеральной собственности (например, памятники истории и культуры национального значения).

5. Наследственная масса

Одной из важнейших категорий наследственного права является наследственное имущество (наследство, наследственная масса), под которым понимается совокупность имущественных прав и обязанностей наследодателя, переходящих к наследникам в установленном законом порядке. Права составляют актив наследства, обязанности - его пассив. Среди имущественных прав, переходящих по наследству, следует прежде всего назвать право собственности на предметы обихода, личного потребления, удобства и подсобного домашнего хозяйства, жилой дом, а также трудовые сбережения (вклады в кредитных организациях). Предметы обычной домашней обстановки и обихода составляют особую часть наследства. Дело в том, что они переходят к наследникам по закону, проживавшим совместно с наследодателем до его смерти не менее одного года, независимо от их очереди и наследственной доли. Причем закон в данном случае имеет в виду тех наследников, которые, проживая с наследодателем, пользовались указанными предметами для удовлетворения повседневных бытовых нужд2. Банковские вклады до принятия Основ гражданского законодательства 1991 г. чаще всего наследовались в особом порядке.

1 Поскольку муниципальные образования являются субъектами муниципальной, а не государственной собственности, переход к ним выморочного и иного имущества в порядке наследования по действующим нормам ГК РСФСР невозможен (хотя в проекте третьей части ГК именно они предполагаются получателями выморочного имущества).

2 В случае спора по поводу отнесения конкретного имущества к предметам обычной домашней обстановки и обихода следует руководствоваться указаниями постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 апреля 1991 г. № 2 (в редакции от 21 декабря 1993 г.) «О некоторых вопросах, возникающих у судов по делам о наследовании», согласно которым антиквариат, а также предметы, представляющие художественную, историческую или иную ценность, не могут рассматриваться в качестве обычной домашней обстановки и обихода независимо от их целевого назначения.

Суть его заключалась в том, что при наличии специального завещательного распоряжения банку о выдаче вклада в случае смерти определенному лицу или государству он не входил в состав наследственного имущества. Этот особый порядок был отменен п. 4 ст. 153 Основ, согласно которому вклады граждан в банках должны были наследоваться по общим правилам. Однако в постановлении Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 г. (п. 9) было установлено, что п. 4 ст. 153 Основ гражданского законодательства на территории РФ не применяется по отношению к вкладам граждан в Сберегательном банке РФ1. Таким образом, вкладам, хранящимся в Сберегательном банке РФ и завещанным специальными распоряжениями вкладчиков, возвращен особый режим2. Переходят по наследству и имущественные права, вытекающие из различных договоров (например, право требования заработной платы по трудовому договору, которую наследодатель не успел получить, возврата данных им взаймы денег); право требования возмещения вреда, причиненного имуществу наследодателя, и др. Основную группу обязанностей, переходящих по наследству, образуют денежные и иные долги. Однако наследник, принявший наследство, несет ограниченную ответственность по долгам наследодателя: он отвечает лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему имущества наследодателя (наследства), но не своим личным имуществом. В настоящее время круг объектов наследственного правопреемства расширяется, в частности, за счет принадлежащих гражданам предприятий и других имущественных комплексов, акций и иных ценных бумаг, долей (паев) в имуществе различных хозяйственных обществ и товариществ, квартир, а также земельных участков, переданных гражданам в собственность или пожизненное наследуемое владение.

1 ВВС РФ. 1993. № И. Ст 393.

2 Он выражается в следующем:

1. для его получения не требуется предъявления свидетельства о праве на наследство. Достаточно представить сберегательную книжку, свидетельство о смерти вкладчика и документ, удостоверяющий личность гражданина, которому завещан вклад;

2. его получение не связано с какими-либо сроками с момента смерти наследодателя. Скажем, такой вклад может быть выдан лицу, указанному в распоряжении, и до истечения шестимесячного срока, установленного для принятия наследства;

3. из завещанного вклада не выделяется обязательная доля. Более того, он не принимается в расчет при определении размера этой доли;

4. из такого вклада не могут быть удовлетворены претензии кредиторов умершего вкладчика;

5. лица, получившие такой вклад, освобождаются от обязанностей по возмещению расходов по уходу за наследодателем, на его похороны, содержание иждивенцев и др.

§ 2. Наследование по завещанию

1. Понятие завещания

Завещанием является личное распоряжение гражданина на случай смерти принадлежащим ему имуществом, сделанное в предусмотренной законом форме. По юридической природе завещание - это односторонняя сделка. Оно представляет собой выражение личной воли завещателя, непосредственно связано с его личностью. Именно поэтому оно должно быть собственноручно подписано завещателем. Если же завещатель в силу физических недостатков, болезни или по иным причинам не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано в присутствии нотариуса или другого должностного лица иным гражданином (рукоприкладчиком) с обязательным указанием причин, по которым завещание нельзя было подписать собственноручно (ст. 542 ГК РСФСР). Составление завещания через представителей (поверенных, опекунов, попечителей) не допускается. Закон предусматривает обязательную нотариальную форму завещания (ст. 540 ГК РСФСР). Нотариальное удостоверение завещаний осуществляется нотариальными конторами, а в местностях, где их нет, - местной администрацией и ее органами. Следует отметить, что в будущем законодательстве возможно ослабление столь жесткого требования к форме завещания и допуск при определенных условиях простой письменной и даже устной формы завещательного распоряжения. Лицо, удостоверяющее завещание, должно установить дееспособность завещателя. Право завещать свое имущество принадлежит лишь полностью дееспособным лицам, т. е. тем, кто достиг 18 лет, либо вступил в брак до достижения совершеннолетия (п. 2 ст. 21 ГК), либо был эмансипирован (ст. 27 ГК). К нотариально удостоверенным завещаниям приравниваются:

1. завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, других стационарных лечебно-профилактических учреждениях, санаториях или в домах для престарелых и инвалидов, удостоверенные главными врачами, их заместителями по медицинской части или дежурными врачами этих больниц, лечебных учреждений, санаториев, а также директорами и главными врачами домов для престарелых и инвалидов;

2. завещания граждан, находящихся во время плавания на морских судах или судах внутреннего плавания, плавающих под флагом нашей страны, удостоверенные капитанами этих судов;

3. завещания граждан, находящихся в геологоразведочных, арктических и других подобных им экспедициях, удостоверенные начальниками этих экспедиций;

4. завещания военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, удостоверенные начальниками, их заместителями по медицинской части, старшими и дежурными врачами этих госпиталей, санаториев и других военно-лечебных учреждений;

5. завещания военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, - также завещания рабочих и служащих, членов их семей и членов семей военнослужащих, удостоверенные командирами (начальниками) этих частей, соединений, учреждений и заведений;

6. завещания лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальниками мест лишения свободы (ст. 541 ГК РСФСР).

Завещание, не удостоверенное в установленном законом порядке, должно быть признано недействительным.

2. Содержание завещания

Основное содержание завещания состоит в назначении наследников с указанием имущества, передаваемого им в порядке наследования. Законодательство закрепляет принцип свободы завещания, в соответствии с которым завещатель может оставить свое имущество как законным наследникам, так и любым другим лицам, а также лишить права наследования одного, нескольких или всех наследников по закону (п. 1 ст. 155 Основ, ст. 534 ГК РСФСР). Причем, завещая кому-либо свое имущество, гражданин не связан ни очередностью призвания наследников, ни правом представления; он имеет право завещать любому лицу все имущество или его часть в любом распределении долей. До принятия Основ гражданского законодательства 1961 г. принцип свободы завещания в отечественном праве ограничивался возможностью оставить имущество постороннему лицу лишь при отсутствии наследников по закону. Расширение в нынешнем законодательстве свободы завещания оценивается иногда в доктрине как негативная тенденция. Более того, предлагается преодолеть ее, поскольку интересы завещателя, лишающего наследства членов своей семьи, якобы вступают в противоречие с принципом социальной справедливости1. С этим трудно согласиться. Ведь, свободно выражая свою волю, завещатель определяет «судьбу» наследственного имущества с учетом фактических отношений между ним и близкими ему людьми. Причем круг близких людей может не совпадать с перечнем законных наследников2. Сохранение свободы завещания в ее теперешнем, достаточно широком «звучании» - это еще и необходимое условие совершенствования распределительных отношений. Человек, добросовестно трудившийся всю свою жизнь, должен быть абсолютно уверен в том, что заработанным имуществом он сможет распорядиться по собственному усмотрению. Вместе с тем свобода завещания ограничена установлением в законе круга наследников (их принято называть необходимыми или обязательными), которые вправе получить обязательную долю в наследстве. Она составляет не менее двух третей той доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону (п. 3 ст. 155 Основ; ст. 535 ГК РСФСР). При определении права на обязательную долю в завещанном имуществе необходимо учитывать, что закон выделяет две категории обязательных наследников. К первой относятся нетрудоспособные или несовершеннолетние дети наследодателя (в том числе усыновленные), а также нетрудоспособ-. ные супруг и родители (усыновители). Ко второй категории относятся лица, состоящие в иных родственных отношениях с наследодателем или вообще не состоящие в них, но являющиеся его нетрудоспособными иждивенцами.

1 См.: Асланян Н. П. Наследование членов семьи наследодателя по советскому гражданскому праву. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 1987. С. 18.

2 В литературе справедливо подчеркивается, что лица, не входящие в число законных наследников, которым завещатель предоставил право наследования, лишь весьма условно могут считаться «посторонними», ибо завещатель не только не считает их таковыми, а, напротив, отдает им предпочтение перед своими родственниками, часто близкими ему лишь формально (см.: Ершова Н. М. Вопросы семьи в гражданском праве. М., 1977. С. 159).

Для того чтобы определить размер обязательной доли в каждом случае, нужно сумму стоимости всего наследственного имущества, включая стоимость предметов обычной домашней обстановки и обихода, разделить на число наследников, которые при отсутствии завещания были бы призваны к наследованию по закону. Установив размер законной доли в стоимостном выражении, от него находят две третьих. Эта сумма и равна обязательной доле. Ограничение свободы завещательных распоряжений было известно уже русскому дореволюционному законодательству. Однако выражалось оно не в установлении обязательной доли, а в ограничении по роду имущества. В частности, не подлежали завещанию родовые имения, а также имения заповедные и имения, пожалованные на праве майоратов в Западных губерниях1. В соответствии с действующим законодательством завещатель вправе установить в своем распоряжении имуществом на случай смерти завещательный отказ (легат), т. е. возложить на наследника обязанность передать третьим лицам (отказополучателям) определенное имущество или выполнить обязанность имущественного характера (ст. 538 ГК РСФСР). Сущность завещательного отказа заключается в том, что из всей совокупности прав и обязанностей, составляющих наследство, определенному лицу или лицам передается какое-либо отдельное право. Следовательно, отказополучатель (легатарий) становится частичным (сингулярным) правопреемником наследодателя. Завещательный отказ - один из видов завещательных распоряжений и вне завещания силы не имеет. Он может быть связан с передачей определенной денежной суммы, прощением долга, предоставлением права пользования каким-либо имуществом, передачей конкретной вещи, возложением обязанности купить какую-то вещь и передать ее отказополу-чателю. Объект завещательного отказа предоставляется отказопо-лучателю в форме обязательства, возложенного на наследника. В силу этого между наследником и отказополучателем устанавливаются обязательственные правоотношения, где наследник - должник, а отказополучатель - кредитор. Естественно, при этом право требования отказополучатель имеет не по поводу всего наследственного имущества и не ко всем наследникам, а только к тому, доля которого обременена отказом.

1 См.- Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского Права. С. 714-715.

К лицу, совершающему завещательный отказ, предъявляются те же требования, что и к завещателю (возраст, дееспособность). Следует иметь в виду, что отказополучателями могут быть лица как входящие, так и не входящие в число наследников по закону. Однако, естественно, не могут быть отказополучателями лица, которые противозаконными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из наследников или против последней воли завещателя, способствовали назначению их отказополучателями. Защите имущественных интересов наследника служит следующее закрепленное в законе правило: наследник, на которого завещателем возложено исполнение завещательного отказа, должен исполнить его лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему имущества за вычетом падающей на него части долгов наследодателя. От завещательного отказа надо отличать особый вид завещательного распоряжения-возложение. Суть его заключается в том, что завещатель может возложить на наследника исполнение действий, направленных на осуществление какой-либо общеполезной цели (ст. 539 ГК РСФСР). В отличие от завещательного отказа возложение может выражаться в совершении действий как имущественного, так и неимущественного характера. Поскольку возложение устанавливается для общеполезной цели, требовать его выполнения в судебном порядке вправе другие наследники, соответствующие государственные и общественные организации, органы прокуратуры. В случае смерти наследника, который по завещанию должен был выполнить общеполезные действия, обязанность исполнения возложения переходит к наследнику, получающему наследство или его соответствующую часть. Завещатель вправе не только назначить наследника по своему усмотрению, но и указать в завещании другого наследника на случай, если назначенный им наследник умрет до открытия наследства или не примет его. Это называется подназначением наследника или наследственной субституцией (ст. 536 ГК РСФСР). Применение правила о подназначении наследника имеет место в следующих случаях: если основной наследник умрет ранее открытия наследства; если он не примет наследства; если основной наследник будет лишен права наследования как недостойный; если основной наследник не выполнит требование наследодателя, выраженное в завещании под отлагательным условием.

3. Изменение, отмена и исполнение завещания

Нотариально удостоверенное завещание в любое время может быть отменено или изменено завещателем. Отменить завещание можно двумя способами:

1. удостоверением нового завещания;

2. подачей в нотариальный орган заявления об отмене составленного и удостоверенного ранее завещания.

Изменение завещания совершается путем составления нового завещания, в котором завещатель указывает, какие изменения вносятся им в ранее сделанные завещательные распоряжения. Если же он этого не сделает, то следует руководствоваться законодательно установленным правилом, согласно которому завещание, составленное позднее, отменяет ранее составленное в той части, которая противоречит завещанию, составленному позднее (ст. 543 ГК РСФСР). Исполнение завещания возлагается на назначенных в завещании наследников. Кроме того, завещатель может поручить исполнение завещания лицу, не являющемуся наследником, - исполнителю воли (душеприказчику). Однако от исполнителя завещания требуется согласие, выраженное им в специальной надписи на завещании либо в специальном заявлении, приложенном к завещанию. При удостоверении завещания должны быть оговорены действия исполнителя воли, его права и обязанности. Исполнитель завещания не получает вознаграждения за свою деятельность. Он имеет право лишь на возмещение необходимых расходов (в частности, по охране и управлению наследственным имуществом), понесенных при исполнении завещания, за счет наследственного имущества. По окончании деятельности исполнитель обязан представить наследникам по их требованию отчет о своих действиях. Наследники в случае несогласия с действиями исполнителя завещания могут оспорить их в судебном порядке и даже просить об устранении исполнителя завещания.

§ 3. Наследование по закону

 

1. Условия наследования по закону

Наследование по закону имеет место:

1. если наследодатель не оставил завещания или если его завещание признано полностью недействительным;

2. если завещана только часть имущества или завещание признано недействительным в определенной части;

3. если назначенный в завещании наследник умер ранее открытия наследства или отказался от принятия наследства.

2. Круг наследников по закону

Закон определяет круг лиц, которые могут быть призваны к наследованию, а также очередность их призвания. В первую очередь наследуют дети (в том числе усыновленные), супруг, родители (усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти; во вторую очередь - братья и сестры умершего, его дед и бабка как со стороны отца, так и со стороны матери. Наследники второй очереди призываются к наследованию по закону лишь при отсутствии наследников первой очереди или при непринятии ими наследства, а также в случае, если все наследники первой очереди лишены завещателем права наследования (ст. 532 ГК РСФСР). Наследственное право многих государств, в том числе и некоторых бывших республик Союза ССР, закрепляет более широкий круг наследников по закону, устанавливая иные их очереди. Предполагается установление дополнительных очередей наследников по закону и в российском законодательстве1. В круге наследников по закону весьма четко прослеживается связь наследственного и семейного права - ведь наследниками в данном случае являются в основном ближайшие родственники наследодателя. Причем устойчивой тенденцией отечественного законодательства является расширение круга наследников по закону. Декрет ВЦИК РСФСР от 22 мая 1922 г. признавал наследниками только супруга и прямых нисходящих родственников (детей, внуков, правнуков)2. ГК РСФСР 1922 г. расширил это круг, включив в него нетрудоспособных и нуждающихся лиц, находящихся на иждивении наследодателя не менее одного года до его смерти.

1 В литературе уже достаточно давно встречаются предложения о включении в круг наследников по закону отчимов, мачех, пасынков, падчериц, племянников, племянниц, фактических воспитателей и воспитанников. См, например: Ники-тюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973. С. 164; Шевченко Я. Н. Совершенствование законодательства о семье. Киев, 1986 С. 117-119; Асланян Н. П. Указ. соч. С. 23; Половникова Н Наследование: проблемы и суждения // Советская юстиция. 1990. № 20. С 12

2 СУ РСФСР. 1922. № 36. Ст. 423.

С 1928 г. законными наследниками стали и усыновленные1. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. включил в круг законных наследников нетрудоспособных родителей умершего. И только Основы гражданского законодательства ввели правило о наследовании по закону родителями независимо от степени их трудоспособности. С 1961 г. стали наследовать и усыновители умершего. Все наследники той очереди, которая призвана к наследованию, наследуют в равных долях. Это значит, что имущество делится между ними поровну (за исключением наследуемых предметов обычной домашней обстановки и обихода). Кроме того, если к наследованию вместе с другими родственниками призывается переживший супруг, то сначала определяется размер его доли в совместно нажитом во'время брака имуществе, а затем оставшаяся часть имущества делится среди наследников по закону, в число которых входит и переживший супруг. В основе призвания детей к наследованию после смерти родителей лежит кровное родство, т. е. происхождение детей от данных родителей, подтвержденное в установленном законом порядке. Однако законодатель имел в виду лишь сыновей и дочерей наследодателя, родившихся в зарегистрированном или приравненном к нему браке. Что же касается детей, рожденных вне брака, то после матери они наследуют всегда, а после отца - лишь в тех случаях, когда отцовство подтверждено в установленном законом порядке: либо органами ЗАГС на основании совместного заявления родителей (п. 4 ст. 48 Семейного кодекса РФ)2, либо судом по правилам ст. 49 Семейного кодекса РФ. Важно иметь в виду, что признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся в таком браке, - естественно, это в полной мере касается и их наследственных прав.

1 В 1918 г. усыновление в РСФСР было отменено, поскольку якобы таило в себе возможность скрытой эксплуатации усыновленного. Однако в 1926 г. институт усыновления был восстановлен, и с этого года прочно утвердился в отечественном законодательстве как важнейшая форма воспитания в семье детей, лишенных родительского попечения.

2 В случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления ее местонахождения, а также в случае лишения ее родительских прав органы ЗАГС устанавливают отцовство по заявлению отца ребенка с согласия органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 48 Семейного кодекса РФ).

Особенностью русского дореволюционного законодательства было то, что наследниками в нисходящей линии были не вообще дети, а прежде всего сыновья и внуки, т. е. лица мужского пола. Женщины же получали полные доли лишь при отсутствии мужчин-наследников. В противном случае им полагалась только определенная часть наследственной доли. Усыновленные1 и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам приравниваются во всем комплексе прав и обязанностей к родственникам по происхождению. Именно поэтому после смерти усыновителя усыновленные входят в число наследников первой очереди вместе с его родными детьми. Одновременно усыновленные и их потомство утрачивают право наследовать после смерти своих родителей и других кровных родственников. Пасынки и падчерицы не являются наследниками отчима и мачехи, равно как отчим и мачеха не наследуют после смерти пасынка и падчерицы, за исключением, однако, случаев, когда они призываются к наследованию в качестве нетрудоспособных иждивенцев. Переживший супруг относится к наследникам первой очереди только в том случае, если состоял с наследодателем в зарегистрированном браке. Бывший супруг, естественно, права наследования не имеет. Особенность правового положения пережившего супруга заключается в том, что он помимо доли в наследстве получает и так называемую супружескую долю, равную определенной части супружеской собственности. Причем отказаться от этой доли в пользу кого-либо из наследников переживший супруг не может, так как она не входит в наследственную массу. Получив свою часть совместной собственности, переживший супруг принимает участие в разделе оставшейся части имущества наравне с другими наследниками. Из лиц, охватываемых понятием родители умершего, мать наследует всегда, а отец только в тех случаях, когда он состоял с матерью в зарегистрированном браке либо когда отцовство установлено в предусмотренном законом порядке. Защищая наследственные интересы родителей, государство вместе с тем устраняет от наследования тех, кто был лишен родительских прав или злостно уклонялся от выполнения обязанностей по содержанию наследодателя.

1 Усыновленными являются дети, чье усыновление оформлено в соответствии с правилами гл. 19 Семейного кодекса РФ. Усыновители наследуют при тех же условиях, что и усыновленные. Братья и сестры умершего относятся к наследникам второй очереди. Они наследуют друг после друга, если между ними существует кровное родство, т. е. кровная связь, обусловленная происхождением от общего предка. Именно поэтому не наследуют друг после друга так называемые сводные братья и сестры (не имеющие общих родителей). Дед и бабка также являются наследниками второй очереди. Причем со стороны матери они наследуют всегда, а со стороны отца - только тогда, когда юридическая связь с ребенком (с отцом) установлена предусмотренным законом способом. К числу наследников по закону относятся и нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. В этой роли могут выступать как родственники наследодателя, так и посторонние лица. Иждивенцы составляют особую категорию наследников, наследуя наравне с той очередью, которая призывается к наследованию. Состоящими на иждивении признаются лица, которые, будучи нетрудоспособными, находились на полном иждивении наследодателя или получали от него такую помощь, которая была для них основным и постоянным источником средств к существованию. Следовательно, нерегулярная, эпизодическая материальная помощь не может служить основанием для признания лица иждивенцем. Нетрудоспособными считаются лица, достигшие пенсионного возраста; инвалиды I, II, III групп; лица, не достигшие 16 лет, а учащиеся - 18 лет. При этом имеет значение факт достижения пенсионного возраста или получения инвалидности, а не состоявшееся назначение пенсии. Продолжение трудовой деятельности после достижения пенсионного возраста не лишает права считаться нетрудоспособным. Внуки и правнуки наследодателя при жизни своих родителей наследниками по закону не являются. Они призываются к наследованию лишь в том случае, если к моменту открытия наследства нет в живых того из родителей, который был бы наследником. Иными словами, внуки и правнуки наследуют по праву представления, т. е. получают ту долю наследственного имущества, которая причиталась бы их родителю, если бы он был жив ко времени открытия наследства (ч. 4 ст. 532 ГК РСФСР). Наследование по закону внуками и правнуками связано только с одним фактом - смертью их родителей до открытия наследства. Поэтому, если родители живы, но, скажем, не приняли наследства либо были лишены этого права из-за недостойного поведения, наследование по праву представления не происходит. Если внуков несколько, они делят поровну ту долю наследственного имущества, которую получил бы их умерший родитель. Необходимо иметь в виду, что право представления возникает только при наследовании по закону и не допускается при наследовании по завещанию.

§ 4. Принятие наследства и отказ от наследства

1. Принятие наследства

Принятие наследства, как и отказ от наследства, - односторонние сделки, совершаемые наследником. И принятие, и отказ от наследства действуют с обратной силой во времени. Это означает, что наследник, принявший наследство, приобретает право не только на то имущество, которое оказалось в наличии в момент принятия наследства, но и на все то имущество, которое было в наличии в момент открытия наследства. Принятие наследства под условием и с оговорками не допускается (ст. 546 ГК РСФСР). Гражданское законодательство устанавливает два способа принятия наследства: фактическое вступление во владение наследственным имуществом и подача нотариальному органу по месту открытия наследства заявления о принятии наследства. Эти действия необходимо выполнить в шестимесячный срок со дня открытия наследства. Под фактическим вступлением во владение наследственным имуществом понимаются действия по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, уплате налогов и внесению иных платежей. Речь идет о действиях, дающих основание полагать, что наследник относится к наследственному имуществу как к своему. Причем фактическое вступление во владение частью имущества рассматривается как принятие всего наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось. Подача заявления о принятии наследства или выдаче свидетельства служит неоспоримым доказательством намерений наследника стать собственником наследственного имущества. Установленный законом шестимесячный срок на принятие наследства начинает течь со дня открытия наследства; на него распространяются общие правила исчисления сроков (ст. 190-194 ГК). Лица, для которых право наследования возникает лишь в случае непринятия наследства другими наследниками, могут заявить о.согласии принятия наследства в течение оставшейся части шестимесячного срока для принятия наследства, а если эта .часть менее трех месяцев, то она удлиняется до трех месяцев. Пропуск срока для принятия наследства по общему правилу влечет утрату права наследования. Однако закон допускает продление этого срока судом при наличии уважительных причин (ст. 547 ГК РСФСР). Уважительность причин для продления срока определяется по тем же критериям, что и для восстановления срока исковой давности. Наследство может быть принято после истечения установленного законом срока и без обращения в суд, если все остальные наследники, уже принявшие наследство, согласны на это. Если наследник, призванный к наследованию по закону или по завещанию, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный срок, право на принятие причитающейся ему доли наследства переходит к его наследникам (ст. 548 ГК РСФСР). Такой переход права на принятие наследства называется наследственной трансмиссией. Право умершего наследника может быть осуществлено его наследниками на общих основаниях в течение оставшейся части срока для принятия наследства. Если же она меньше трех месяцев, то срок продлевается до трех месяцев.

2. Ответственность наследника по долгам наследодателя

Поскольку с принятием наследства к наследнику переходит не только актив, но и пассив наследственного имущества, он несет ответственность по долгам наследодателя. Охраняя права кредиторов наследодателя, законодательство устанавливает правило о том, что наследник, принявший наследство, отвечает по долгам наследодателя лишь в пределах действительной стоимости перешедшего к нему имущества (ст. 553 ГК РСФСР). Кредиторы наследодателя вправе в течение шести месяцев со дня открытия наследства предъявить претензии принявшим наследство наследникам, или исполнителю завещания, или нотариальной конторе по месту открытия наследства либо предъявить иск в суде к наследственному имуществу. Шестимесячный срок на предъявление претензий является пресекателышм: его пропуск влечет утрату кредиторами принадлежащих им прав (ст. 554 ГК РСФСР). Заявить претензии кредиторы должны в пределах шести месяцев со дня открытия наследства независимо от срока наступления требования. Однако это не значит, что они могут требовать досрочного исполнения обязательства. Исполнить обязательство наследники должны тогда, когда это должен был сделать сам наследодатель. Кредиторы только как бы объявляют претензии, доводят их до сведения наследников. Исполнить обязательства умершего до наступления срока - право, а не обязанность наследников.

3. Раздел наследственного имущества

Возникающее в результате наследственного правопреемства право общей долевой собственности наследников можно прекратить путем раздела наследственного имущества. Наследственное имущество делится по соглашению принявших наследство наследников в соответствии с причитающимися им долями. Если же соглашение не достигнуто, раздел производится в судебном порядке. При наличии зачатого, но еще не родившегося наследника, другие наследники вправе разделить имущество только с выделом причитающейся ему наследственной доли. Для охраны интересов неродившегося наследника к участию в разделе должен быть приглашен представитель органа опеки и попечительства. До раздела наследства между наследниками пережившему супругу выделяется его доля в общем имуществе, нажитом с умершим супругом во время брака.

4. Меры охраны наследственного имущества

Между днем смерти наследодателя и днем выявления круга наследников проходит некоторое время. В связи с этим может возникнуть необходимость принятия мер, направленных на обеспечение сохранности наследственного имущества и устранения возможности его порчи, гибели и расхищения. Такие меры осуществляет нотариальная контора по месту открытия наследства, а в местностях, где нотариальных контор нет, - местная администрация (ст. 555 ГК РСФСР). Наследственное имущество охраняется до принятия наследства всеми наследниками, а если оно не принято - до истечения срока, установленного для принятия наследства. Меры охраны заключаются в описи наследственного имущества и передаче его на хранение наследникам или другим лицам. Если в составе наследственной массы имеется имущество, требующее управления, нотариальная контора назначает хранителя имущества. Возможно и установление доверительного управления таким имуществом (например, со стороны душеприказчика). Аналогичный порядок предусмотрен для случаев предъявления иска кредиторами наследодателя до принятия наследниками наследства. Хранители, опекуны и другие лица, которым передано на хранение наследственное имущество, вправе получить вознаграждение за выполнение обязанностей, если они одновременно не являются наследниками.

5. Выдача свидетельства о праве на наследство

Получение свидетельства о праве на наследство - право, а не обязанность наследника. Само по себе свидетельство только фиксирует определенные факты и не может создать или прекратить право наследования. Для того чтобы получить свидетельство о праве на наследство, нужно подать в нотариальную контору по месту открытия наследства соответствующее заявление. Как правило, свидетельство не выдается ранее шести месяцев со дня открытия наследства. Однако эта процедура может быть совершена ранее установленных сроков, если в нотариальной конторе имеются данные об отсутствии других наследников, кроме обратившихся за выдачей свидетельства. Свидетельство о праве на наследство выдается всем наследникам вместе или каждому из них в отдельности в зависимости от их желания. Прежде чем выдать свидетельство, нотариус путем истребования соответствующих доказательств проверяет факт смерти наследодателя, время и место открытия наследства, наличие родственных или иных отношений (нахождение на иждивении, нетрудоспособность), состав и место нахождения наследственного имущества.

6. Отказ от наследства

Наследник по закону или по завещанию в течение шести месяцев со дня открытия наследства вправе отказаться от наследства (ст. 550 ГК РСФСР). Отказ от наследства может быть фактическим, когда в течение шести месяцев со дня открытия наследства призванный к наследованию наследник не совершает действий, из которых можно было бы судить о его намерении принять наследство. Однако наследник может отказаться от наследства и в установленной законом форме - путем подачи нотариальной конторе по месту открытия наследства заявления об отказе от наследства. При этом наследник может указать, что отказ произведен в пользу других лиц из числа наследников по закону или по завещанию, в пользу государства или отдельного юридического лица. Отказ государства от наследства недопустим ни при каких условиях. Отказ от наследства возможен в пользу любого наследника, кроме недостойного и лишенного права наследования путем указания на это в тексте завещания. Такой отказ может быть обжалован другими наследниками в суд. Поскольку отказ от наследства допускается в пользу как одного, так и нескольких наследников, отказывающийся наследник вправе указать доли, причитающиеся тем, в чью пользу он решил отказаться. Если же наследник не указал, в чью пользу он отказывается (безоговорочный отказ), его доля поровну переходит к тем наследникам, которые уже приняли наследство. Отказ от наследства - сделка, которая может быть совершена только дееспособным гражданином. Ограниченно дееспособные лица могут отказаться от наследства с согласия попечителей, за недееспособных граждан вправе отказаться от наследства только опекуны. Наследник, отказавшийся от наследства, не вправе впоследствии претендовать на его получение; отказ от наследства бесповоротен.

Дополнительная литература

 

Антимонов Б. С., Граве К. А. Советское наследственное право. М., 1955;

Гордон М. В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967; Иоффе О. С. Советское гражданское право. Ч. 3. Л., 1965; Никитюк П. С. Наследственное право и наследственный процесс. Кишинев, 1973; Серебровский В. И Очерки советского наследственного права. М., 1953; Эйдинова Э. Б. Наследование по закону и по завещанию. М., 1984

Конец формы

Глава 18. Право публичной собственности

1. Общие положения о праве государственной и муниципальной (публичной) собственности

1. Виды права собственности и правовой режим имущества

Право собственности предоставляет одинаковые возможности всем своим субъектам. Как содержание, так и осуществление его правомочий в гражданском праве в принципе не имеют различий в зависимости от субъектного состава, т. е. от того, идет ли речь о частном или о публичном собственнике. Известные ограничения, влекущие особенности правового режима отдельных объектов этого права, также по общему правилу являются одинаковыми для всех собственников (например, строго целевой характер использования находящихся в их собственности земли или других природных ресурсов либо жилых помещений; отчуждение и использование вещей, ограниченных в обороте, и т. п.).

В связи с этим отпадают основания для различия не только «форм собственности», но и отдельных «прав собственности» (или «видов права собственности»), ибо такое разграничение утратило гражданско-правовой смысл. Иное дело особенности гражданско-правового режима отдельных объектов права собственности, например изъятых из оборота вещей (которые могут находиться лишь в государственной собственности), или некоторых оснований возникновения и прекращения права собственности, используемых для строго определенных субъектов (например, приватизация). Необходимость сохранения таких особенностей в свою очередь делает необходимой известную дифференциацию объектов права собственности (их гражданско-правового режима) в зависимости от субъектного состава. Речь, однако, идет именно об особенностях правового режима отдельных объектов, а не о различиях в содержании прав или границах их осуществления для отдельных собственников.

В связи с этим право частной и право публичной собственности следует теперь рассматривать не в качестве «разновидностей права собственности» (с различными возможностями для соответствующих собственников), а как обобщенное обозначение различий в правовом режиме отдельных объектов права собственности.

При этом следует иметь в виду, что принадлежность материальных благ гражданам и юридическим лицам - обычным субъектам гражданского (частного) права, т. е. частная собственность, представляет собой нормальную ситуацию, преобладающую в обычном правопорядке, тогда как принадлежность этих благ государственным и муниципальным образованиям (публичная собственность) является особым случаем, на котором базируется участие в имущественных отношениях таких своеобразных субъектов, как публично-правовые образования. Поэтому гражданско-правовые нормы о праве собственности по общему правилу рассчитаны на частных собственников, определяя режим принадлежащего им имущества, хотя и содержат необходимые исключения и особенности для имущества публичных собственников.

2. Субъекты публичной собственности

В нашем законодательстве государство (публично-правовое образование) традиционно считается особым, самостоятельным субъектом права наряду с юридическими лицами и гражданами. В этом качестве оно может быть и субъектом права собственности (собственником). Важными особенностями правового положения субъектов публичной собственности являются, во-первых, наличие у них особых, властных полномочий (функций), позволяющих им принимать нормативные акты, которые регламентируют порядок осуществления принадлежащего им права собственности; во-вторых, осуществление этого права в публичных (общественных) интересах. Публичная собственность в соответствии с российским законодательством имеет две разновидности - государственную и муниципальную собственность. Право государственной собственности характеризуется множественностью субъектов, в роли которых выступают Российская Федерация в целом (в отношении имущества, составляющего федеральную собственность) и ее субъекты - республики, края, области и т. д. (в отношении имущества, составляющего их собственность). Следовательно, субъектами права государственной собственности выступают именно соответствующие государственные (публично-правовые) образования в целом, т. е. Российская Федерация и входящие в ее состав республики, края, области и т. д., но не их органы власти или управления (п. 3 ст. 214 ГК). Последние выступают в имущественном обороте от имени соответствующего государственного образования и в соответствии со своей компетенцией осуществляют те или иные правомочия публичного собственника (ст. 125 ГК). Муниципальная собственность относится к публичной, а не частной собственности, поскольку ее субъекты являются публично-правовыми образованиями. Муниципальная собственность не является разновидностью государственной собственности, а представляет собой самостоятельный вид публичной собственности. Ведь муниципальные образования не являются государственными образованиями (из чего исходил и ранее действовавший российский Закон о собственности). Однако в качестве участников имущественных отношений муниципальные образования приобретают особый, публично-правовой статус. Поэтому их положение как собственников строится по модели государственной собственности. Субъектами права муниципальной собственности в п. 1 ст. 215 ГК объявлены городские и сельские поселения и другие муниципальные образования в целом. От имени соответствующего муниципального образования - собственника его правомочия в соответствии со своей компетенцией могут осуществлять те или иные его органы ( ст. 125, п. 2 ст. 215 ГК), что не делает их собственниками соответствующего имущества1. Какой именно государственный или муниципальный орган вправе выступать в тех или иных конкретных имущественных отношениях от имени соответствующего государственного или муниципального образования, определяет установленная законодательством компетенция этого органа. Так, при отчуждении определенного государственного или муниципального имущества в частную собственность в порядке приватизации от имени отчуж-дателя-собственника в соответствии с законодательством о приватизации государственных и муниципальных предприятий выступают соответствующие комитеты и фонды по управлению имуществом. Владельцами принадлежащих государству акций или долей участия приватизированных предприятий выступают соответствующие фонды государственного имущества. А при продаже с аукционов конфискованных в пользу государства предметов контрабанды от имени отчуждателя выступают соответствующие таможенные органы. Приобретение или реализация находящихся в государственной собственности памятников истории и культуры производится через органы охраны этих памятников, в роли которых выступает Министерство культуры и его органы.

1 Ср. ст. 8 и 29 Закона об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации (СЗ РФ. 1995. № 35. Ст. 3506; 1997. № 12. Ст. 1378).

Если же речь идет об имущественной ответственности государственных образований, то ответчиками по соответствующим искам в большинстве случаев становятся органы Министерства финансов. Но во всех перечисленных ситуациях стороной тех или иных конкретных правоотношений в юридическом смысле выступает государство или иное публично-правовое образование, а не его орган. Действующее российское законодательство не использует понятия всенародное достояние («неотъемлемое достояние народов») или аналогичных ему применительно к федеральной или иной государственной собственности. Ранее это понятие использовалось прежде всего в отношении земли и других природных ресурсов (а также некоторых памятников истории и культуры). Оно могло трактоваться в качестве особого правового режима, исключавшего чье-либо (в том числе и государства) право собственности на соответствующий объект1. Теперь эти ресурсы рассматриваются как «основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории», что не создает для данных объектов никакого специального гражданско-правового режима.

3. Объекты публичной собственности

В качестве объектов как государственной, так и муниципальной собственности могут выступать различные виды недвижимости, включая земельные участки, предприятия и другие имущественные комплексы, жилищный фонд и нежилые помещения, здания и сооружения производственного и непроизводственного назначения, а также оборудование, транспортные средства и иные «средства производства» и предметы бытового, потребительского характера. В состав публичного имущества входят и принадлежащие публично-правовым образованиям ценные бумаги, в частности акции приватизированных предприятий, ставших акционерными обществами, вклады в банках и других кредитных учреждениях, иностранная валюта и валютные ценности, а также различные памятники истории и культуры.

1 В этом случае имелась лишь компетенция различных государственных органов по управлению такими объектами и правомочия по их использованию административно-правового (публично-правового), а не гражданско-правового характера. Иногда считалось, что собственником таких объектов выступает непосредственно «народ» в целом, а не «государство» как таковое. Подразумевалась также невозможность приватизации этих объектов Иначе говоря, объекты «всенародного достояния» полностью исключались из имущественного оборота и их статус, по сути, определялся публичным правом (как это, например, произошло с землей в соответствии с законодательством первых послереволюционных лет и согласно союзному Закону о собственности 1990 г.) Подробнее см.: Суханов Е. А. Лекции о праве собственности. С. 61-65.

Объекты публичной собственности распределяются между Российской Федерацией, ее субъектами и муниципальными образованиями. Порядок отнесения государственного имущества к федеральной собственности и к собственности субъектов Федерации должен устанавливаться специальным законом (п. 5 ст. 214 ГК). В его отсутствие сохраняет силу постановление Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность»1. Все государственное имущество, за исключением прямо определенного в качестве муниципальной собственности (приложение 3 к названному постановлению), предполагается федеральным. Последнее разделено на исключительно федеральное имущество (перечисленное в приложении 1) и на имущество, которое может быть передано в собственность субъектов Федерации (приложение 2). Если же объекты государственной собственности прямо не упомянуты ни в одном из приложений к названному постановлению, они передаются в собственность соответствующих субъектов Федерации после специального обращения по этому поводу их высших органов (а до этого момента считаются находящимися в федеральной собственности). Таким образом, имущество, составляющее собственность субъектов Федерации, может образовываться за счет федерального имущества только в случаях прямой его передачи (отчуждения) от Федерации в собственность ее соответствующего субъекта. Субъект Федерации вправе передавать находящиеся в его собственности объекты в муниципальную собственность. Находящееся в государственной или муниципальной собственности имущество подразделяется на две части. Одна часть закрепляется за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями на ограниченных вещных правах хозяйственного ведения или оперативного управления. Это распределенное публичное имущество составляет базу для участия в имущественном обороте этих организаций как самостоятельных юридических лиц.

1 ВВС РСФСР. 1992 № 3. Ст 89. См. также Положение об определении пообъ-ектного состава федеральной, государственной и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности, утвержденное распоряжением Президента РФ от 18 марта 1992 г. (ВВС РФ. 1992. № 13 Ст. 697).

Оно не может служить для обеспечения покрытия возможных долгов публичного собственника, ибо унитарные предприятия как юридические лица не отвечают своим имуществом по долгам своего учредителя (п. 5 ст. 113 ГК) - этим имуществом они должны отвечать по собственным долгам перед своими кредиторами. По смыслу закона имущество учреждений и казенных предприятий также не должно обращаться на погашение долгов создавшего их публичного собственника, если только последний не изымает это имущество в установленном законом порядке (п. 2 ст. 296 ГК) либо не ликвидирует созданное им юридическое лицо и забирает остаток имущества после удовлетворения требований всех кредиторов (п. 7 ст. 63 ГК), что, впрочем, возможно и применительно к обычному предприятию (п. 1 ст. 295 ГК). Имущество, не закрепленное за предприятиями и учреждениями (нераспределенное государственное или муниципальное имущество), прежде всего средства соответствующего бюджета, составляет казну публично-правового образования. Под казной закон понимает именно нераспределенное имущество, а не государственный или муниципальный орган (казначейство). Такое имущество может быть объектом взыскания кредиторов публичного собственника по его самостоятельным обязательствам (п. 1 ст. 126 ГК). В перечне объектов, составляющих казну соответствующего публично-правового образования, на первом месте законом названы бюджетные средства. Они в первую очередь и составляют реальный объект такого взыскания, а также служат источником дополнительной ответственности публично-правового образования по долгам его учреждений (или казенных предприятий) при недостатке у них денежных средств (имущества) для расчетов со своими кредиторами. Наряду с бюджетом казну публично-правового образования составляют средства соответствующих внебюджетных фондов (пенсионного, социального страхования и др.). Закон специально оговаривает, что находящиеся в публичной собственности земля и другие природные ресурсы могут стать объектом взыскания кредиторов соответствующего публично-правового образования только в случаях, прямо предусмотренных специальным законом (абз. 2 п. 1 ст. 126 ГК). В его отсутствие такого рода объекты, по сути, забронированы от взыскания кредиторов, что призвано сохранить публичную собственность на землю. Как уже отмечалось, в государственной собственности могут находиться любые виды имущества, в том числе вещи, изъятые из оборота или ограниченные в обороте (п. 2 ст. 129 ГК). Данное положение, однако, не относится к муниципальной собственности, субъекты которой могут быть собственниками ограниченного в обороте имущества лишь по специальному указанию закона и не могут стать собственниками вещей, изъятых из оборота В этом также проявляется различие правового режима двух видов публичной собственности. К числу вещей, составляющих объект исключительно федеральной собственности, по действующему законодательству относятся ресурсы континентального шельфа, территориальных вод и морской экономической зоны РФ, некоторые особо охраняемые природные объекты (в том числе некоторые заповедники, целебные источники и т. п.), особо ценные объекты историко-куль-турного наследия и некоторые художественные ценности, большинство видов вооружений и объектов оборонного значения, оборудование некоторых важнейших предприятий и учреждений. Эти виды имущества, как правило, изъяты из оборота. В федеральной собственности находится и имущество, которое при определенных условиях может переходить в собственность других лиц. К этой категории следует, например, отнести имущество «государственной казны РФ», состоящее из средств федерального бюджета и внебюджетных фондов, золотого запаса, алмазного и валютного фондов и имущества Центробанка, а также имущество, находящееся в государственном резерве. Некоторые виды недвижимостей, прежде всего природные ресурсы, могут находиться только в федеральной или в государственной собственности субъектов Федерации, но не в муниципальной (и не в частной) собственности. К ним относятся участки недр, природные лечебные ресурсы (минеральные воды, лечебные грязи и т. п.). В соответствии с п. 2 ст. 214 ГК земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц или муниципальных образований, являются государственной собственностью. Таким образом, данные природные объекты не могут стать бесхозяйными, ибо установлена законная презумпция (предположение) нахождения их в государственной собственности. Эти виды имущества могут быть объектом частной и даже муниципальной собственности лишь в той мере, в какой это прямо допускается государством. Все это связано не с особой, повышенной правовой охраной государственной собственности (как было в прежнем правопорядке), а с особым публичным интересом к использованию такого рода объектов. Имущество может поступать в публичную собственность не только общими (общегражданскими), но и специальными способами, не свойственными отношениям частной собственности: с помощью налогов, сборов и пошлин, а также реквизиции, конфискации и национализации. Имеется и специальное основание прекращения права собственности публично-правовых образований, которым является приватизация (служащая одновременно особым, самостоятельным основанием возникновения права частной собственности).

§ 2. Приватизация государственного и муниципального имущества

1. Значение приватизации публичного имущества

Приватизация представляет собой особый способ передачи имущества из публичной в частную собственность, связанный с отчуждением большого количества объектов, находившихся в публичной собственности в силу особенностей организации прежней, огосударствленной экономики. Она является временной, переходной мерой по формированию материальной базы для развития рыночного хозяйства и соответствующего ему нормального, а не урезанного имущественного оборота. Этим, в частности, объясняется отсутствие специальных норм о приватизации в Гражданском кодексе и в других общих актах гражданского законодательства. Проводимая в России приватизация государственного и муниципального имущества стала одним из главных направлений экономических преобразований, направленных на отказ от господствующей роли государства в экономике. Она преследовала следующие основные цели:

* политическую - появление слоя собственников («среднего класса»);

* экономическую - создание конкурентоспособных товаропроизводителей;

* фискальную - дополнительный источник доходов бюджетов (либо снятие с них части расходов по содержанию, например, жилищного фонда);

* социальную - соблюдение интересов населения (общества) при разделе государственного имущества.

Вряд ли можно говорить об успешном достижении каких-либо из названных целей. Но также весьма неудачными оказались попытки многих новых собственников эффективно управлять полученными объектами, в результате чего возникли идеи о «реприватизации» или даже «частичной национализации» приватизированного имущества (пока наиболее распространившиеся в жилищной сфере). При этом в ходе раздела «общенародного достояния» из-за непродуманных законодательных решений, нестабильности и внутренней несогласованности нормативных актов о приватизации, преобладания в их составе подзаконных актов появились многочисленные злоупотребления со стороны государственных чиновников, руководителей приватизируемых предприятий и многих приобретателей приватизируемого имущества, породившие дополнительные проблемы. Четко разрешить их с помощью действующего законодательства о приватизации не всегда представляется возможным. Следует иметь в виду, что заключаемые в ходе приватизации сделки по приобретению в частную собственность приватизируемого имущества являются гражданско-правовыми договорами (чаще всего - договорами купли-продажи, а приобретение «бездокументарных акций» - договором об уступке прав требования) и подпадают под действие общих норм гражданского права1. Решение же о приватизации конкретного объекта (недвижимости) следует рассматривать как одну из форм осуществления публичным собственником своего правомочия по распоряжению принадлежащим ему имуществом. Порядок осуществления этого правомочия и установлен специальными нормативными актами о приватизации. В соответствии со ст. 217 ГК порядок приватизации должен устанавливаться специальными законами, а общие правила о приобретении и прекращении права собственности применяются здесь лишь в той мере, в какой соответствующие отношения не урегулированы указанными законами. Порядок приватизации определяет лишь процедуру (способы) приватизации, но не ее объекты. Последние устанавливают соответствующие публичные собственники, руководствуясь своими интересами и нормативными актами. К сожалению, ранее принятые государственные программы приватизации практически не учитывали прав и интересов государственных и муниципальных собственников.

1 См. п. 1 ст. 28 Закона о приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации (СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3595). Аналогичные правила предусматривались ст. 27-30 ранее действовавшего Закона о приватизации государственных и муниципальных предприятий (ВВС РСФСР. 1991. № 27. Ст. 927; 1992. № 28 Ст. 1614).

В 1997 г. был принят и введен в действие новый Закон о приватизации. Однако к этому времени массовая приватизация публичного имущества, прежде всего государственных предприятий, была завершена. Порожденные ею новые правоотношения и споры квалифицируются и разрешаются по нормам ранее действовавшего законодательства о приватизации. Последнее, таким образом, также необходимо учитывать при изучении правового регулирования приватизации.

2. Понятие приватизации публичного имущества

Специфика приватизации проявляется в особенностях субъектного состава складывающихся здесь правоотношений, их объектов и содержания. В качестве продавца (отчуждателя) приватизируемого имущества должен выступать публичный собственник. По ранее действовавшему закону продавцом приватизируемого имущества могло быть только соответствующее публично-правовое образование в лице комитета по управлению федеральным, иным государственным или муниципальным имуществом, который принимал решение о приватизации конкретного объекта, и фонда соответствующего имущества, который выступал в роли продавца в гражданско-правовой сделке по отчуждению (продаже) конкретного имущества. В соответствии с п. 2 ст. 7 и ст. 10 Закона о приватизации в качестве продавца федерального имущества теперь будет выступать «специализированное учреждение, которому федеральным правительством предоставлены полномочия на организацию и осуществление такой продажи» и «назначенные им представители», а в качестве продавцов государственного или муниципального имущества - «юридические лица, которым в порядке, определенном органами государственной власти субъектов РФ, предоставлены полномочия на организацию и осуществление такой продажи» либо любые продавцы, «назначенные» органами местного самоуправления (ст. 11). Из этого следует, что в роли продавцов приватизируемого имущества могут выступать как органы публичной власти, так и подобранные ими юридические лица, в том числе коммерческие организации. Такое положение не соответствует существу отношений приватизации и порождает почву для новых злоупотреблений. В роли покупателей (приобретателей) приватизируемого имущества согласно п. 1 ст. 9 Закона о приватизации могут выступать любые субъекты гражданского права, за исключением юридических лиц, в уставном капитале которых доля публичной собственности превышает 25%. Очевидно, однако, что в этой роли не могут также выступать другие публично-правовые образования, а также многие некоммерческие юридические лица. По ранее действовавшему закону круг покупателей приватизируемого имущества был более узким. В него входили лишь граждане (включая индивидуальных предпринимателей, в том числе фермеров (крестьян)); акционерные и другие хозяйственные общества, в уставном капитале которых доля участия публично-правовых образований (а также общественных организаций и фондов) не превышала 25% (из их числа были прямо исключены производственные кооперативы); иностранные инвесторы (в число которых входят как физические, так и юридические лица, указанные в ст. 37 Закона об иностранных инвестициях). В качестве объектов приватизации могут выступать:

1. предприятия и другие имущественные комплексы;

2. здания, сооружения, нежилые помещения, не завершенные строительством объекты;

3. земельные участки;

4. жилые помещения;

5. акции открытых акционерных обществ1.

Таким образом, речь идет главным образом об отчуждении находившегося в публичной собственности недвижимого имущества. Движимое имущество переходит из публичной в частную собственность в результате обычных сделок купли-продажи (например, поставки продукции государственных и муниципальных унитарных предприятий) или иных гражданско-правовых сделок по отчуждению, а не в порядке приватизации.

1 Статья 1 ранее действовавшего Закона о приватизации предприятий относила к объектам приватизации также лицензии и патенты, «доли (паи, акции) в капитале акционерных обществ (товариществ)», принадлежащие публично-правовым образованиям или приватизируемым предприятиям При этом не учитывалось, что право пользования охраняемым патентом объектом, как и уступка прав по лицензионному договору, возможно лишь в особом порядке, предусмотренном патентным законодательством, а отчуждение паев или акций хозяйственных обществ в ряде случаев невозможно без учета прав преимущественной покупки других участников или иных ограничений, содержащихся в учредительных документах конкретного общества.

Что касается приватизации принадлежащих публично-правовым образованиям акций, то отчуждение этих ценных бумаг свидетельствует о переходе корпоративных или обязательственных, но не вещных прав (тем более что и сами эти акции, как правило, существуют в бездокументарной форме, представляя собой объект не вещных, а обязательственных прав) и должно производиться в особом порядке, установленном для уступки удостоверенных таким способом прав. Приватизация осуществляется исключительно предусмотренными в законе способами (п. 5 ст. 29 Закона о приватизации). К их числу в соответствии с п. 1 ст. 16 Закона о приватизации относятся:

при приватизации предприятий и других имущественных комплексов -

1. преобразование крупных государственных и муниципальных предприятий в открытые акционерные общества с последующей продажей их акций либо с сохранением за публичным собственником 100% их акций (т. е. создание «компаний одного лица»);

2. продажа мелких имущественных комплексов или отдельных объектов недвижимости по конкурсу или на аукционе;

3. выкуп арендованного имущества;

4. внесение относящегося к публичной собственности имущества в качестве вклада в уставные капиталы хозяйственных обществ1;

при приватизации жилых помещений - их бесплатная передача в собственность проживающих в них граждан;

при приватизации земли - возмездная или безвозмездная передача в собственность граждан либо юридических лиц земельных участков установленного размера;

при приватизации акций открытых акционерных обществ -

1. продажа на специализированных аукционах;

2. продажа этих акций или их определенной части работникам приватизируемых предприятий;

3. отчуждение владельцам особых государственных или муниципальных ценных бумаг, удостоверяющих право приобретения данных акций (типа именных «опционных свидетельств на покупку акций», являющихся производными ценными бумагами), в соответствии с правилами ст. 24 Закона о приватизации (последний из названных способов приватизации не был известен ранее действовавшему законодательству).

1 Ранее действовавшее законодательство (в соответствии с которым и осуществлялась приватизация) в качестве особого способа приватизации предусматривало также продажу с торгов имущества ликвидируемых государственных или муниципальных предприятий, однако не предусматривало в этом случае создания «компаний одного лица» и внесения вкладов в уставные капиталы хозяйственных обществ (хотя в действительности такие способы приватизации имели место)

Таким образом, приватизацию можно определить как отчуждение (переход) недвижимого имущества из государственной или муниципальной собственности в частную собственность граждан или определенных юридических лиц в порядке, установленном специальным законодательством, а также переход в указанном порядке к названным лицам принадлежавших публично-правовым образованиям акций открытых акционерных обществ или удостоверенных ими прав. Приватизацию следует отличать не только от иных (общегражданских) способов отчуждения находящегося в публичной собственности имущества, но и от более узкого понятия разгосударствления. Последнее обычно связывается с переходом имущества государственных (или муниципальных) предприятий в собственность созданных их трудовыми коллективами юридических лиц. По мнению многих экономистов и политиков, это ведет к образованию «коллективной», а не частной собственности (что является очевидным недоразумением, ибо единственным, частным собственником соответствующего имущества и в этом случае становится такое юридическое лицо, а не «трудовой коллектив» и не его отдельные члены). В таком понимании «разгосударствление» по существу является одним из вариантов приватизации. Другой разновидностью приватизации является коммерциализация государственных и муниципальных предприятий. Под ней обычно понимается выделение из состава таких предприятий или их объединений имущества их структурных подразделений в качестве базы для образования новых юридических лиц - самостоятельных хозяйственных обществ, в том числе созданных работниками этих подразделений. Коммерциализация, т. е. создание коммерческих организаций - хозяйственных обществ на базе имущества торгов, трестов, комбинатов и иных считавшихся «государственными предприятиями» управленческих структур, наиболее широко использовалась в сфере торговли и бытового обслуживания еще до принятия специального законодательства о приватизации1.

1 ВВС РСФСР. 1991. № 48. Ст. 1675,1694.

Она стала основной формой «малой приватизации», т. е. приватизации мелких и некоторых средних предприятий1.

3. Приватизация предприятий путем их преобразования в акционерные общества

Приватизация крупных и части средних государственных и муниципальных предприятий (со среднесписочной численностью работающих более тысячи человек, а по решению трудовых коллективов - и свыше 200 человек, и с определенной балансовой стоимостью основных фондов) проводилась путем их преобразования в акционерные общества открытого типа в соответствии с ранее действовавшим Законом о приватизации предприятий и Положением о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа2. Такое преобразование в соответствии с названными актами осуществлялось следующим образом. Первоначально рабочая комиссия предприятия, включенного в перечень объектов приватизации в соответствии с программой приватизации, готовила план приватизации и устав будущего акционерного общества (по типовым формам), представляя их затем в соответствующий комитет по управлению имуществом. Последний утверждал эти документы, что считалось решением о приватизации данного предприятия, и представлял устав общества на государственную регистрацию в качестве единственного учредителя. Акционерное общество, возникшее после обычной государственной регистрации, становилось правопреемником государственного или муниципального предприятия (причем никаких специальных передаточных документов не составлялось).

1 Приватизация путем коммерциализации структурных подразделений предприятий допускалась по решениям их трудовых коллективов, без согласия предприятия в целом. Несмотря на некоторые дополнительные условия, на практике она во многих случаях привела к разрыву сложившихся технологических связей и существенному ухудшению условий деятельности предприятий в целом (когда, например, из состава предприятия без согласования с ним выделялся необходимый ему транспортный цех или иное подразделение).

2 См.: Комментарий к законодательству Российской Федерации о приватизации предприятий. М., 1993. В соответствии с Основными положениями госпрограммы приватизации после 1 июля 1994 г. в таком порядке приватизировались все подлежащие приватизации предприятия с балансовой стоимостью основных фондов на 1 января 1994 г. 20 млн руб. и более, включая, следовательно, и относительно небольшие предприятия.

После этого комитет по управлению имуществом передавал свои акции(или права требования, зафиксированные в «бездокументарной форме» - в виде записей на счетах) соответствующему фонду по управлению имуществом. Одновременно формировался совет директоров общества и готовилось его первое общее собрание, а трудовой коллектив выбирал один из вариантов льгот по приобретению акций этого общества. В завершение приватизации соответствующий фонд имущества осуществлял продажу акций общества. По новому закону составленные предприятием документы считаются заявкой на его приватизацию, которая подается в соответствующий орган по управлению имуществом и затем рассматривается и утверждается государственными органами в порядке, предусмотренном ст. 15 Закона о приватизации. В случае принятия решения о приватизации данного предприятия комиссия по его приватизации создается соответствующим органом по управлению публичным имуществом. Комиссия готовит план приватизации, утверждаемый назначившим ее органом. Работникам (членам трудовых коллективов) приватизируемых предприятий законодательство о приватизации разрешало приобретать акции таких обществ на льготных условиях.

1. Они были вправе безвозмездно получить 25% привилегированных (неголосующих) акций (на сумму не свыше 20 минимальных зарплат на одного работника) и приобрести еще 10% обыкновенных (голосующих) акций на льготных условиях: по закрытой подписке и с рассрочкой оплаты, а также со скидкой 30% от номинальной стоимости (первый вариант).

2. Они могли приобрести до 51% обычных акций общества (т. е. заведомо контрольный пакет) преимущественно перед другими приобретателями, однако за полную (номинальную) стоимость (второй вариант).

3. Наконец, с согласия членов трудового коллектива группа работников могла создать товарищество (по сути - полное) на срок до одного года, взяв на себя в этот период всю ответственность за деятельность предприятия (в том числе своим имуществом), с тем чтобы по его окончании и выполнении других предусмотренных планом приватизации условий иметь право на приобретение 30% его голосующих акций по номиналу и еще 20% таких же акций на льготных условиях (в рассрочку и со скидкой 30% от номинала) (третий вариант).

Данные возможности, по сути, сохранились и сейчас в соответствии со ст. 25 Закона о приватизации. Подавляющее большинство работников предприятий избрали второй вариант, дающий возможность сохранения контроля над приватизированным предприятием. Более того, в ряде случаев свои акции они затем внесли в уставный капитал другого (закрытого) акционерного общества, созданного исключительно с целью контроля над приватизированным предприятием, ставшим открытым акционерным обществом, и недопущения к его управлению сторонних инвесторов. Однако недостаток у работников собственных средств для приобретения акций потребовал привлечения к этому процессу фактических инвесторов (владельцев), при которых работники играют роль подставных лиц, и существенно усилил роль руководителей, получивших возможность различными путями приобрести значительные пакеты акций. В свою очередь все это породило различные злоупотребления и, по существу, лишило трудовые коллективы перспектив, на которые они рассчитывали. Для сохранения государственного контроля за рядом приватизированных предприятий, имеющих особо важное народнохозяйственное значение, в федеральной собственности закреплялись контрольные пакеты акций (на срок до трех лет, который в ряде случаев затем продлевался), а также выпускалась «золотая акция», позволявшая при отсутствии «контрольного пакета» акций в течение срока ее действия (первоначально - также до трех лет) использовать право вето при принятии решений общим собранием акционерного общества1. В настоящее время «золотая акция» рассматривается законом как «специальное право на участие РФ в управлении открытым акционерным обществом», состоящее не только в возможности применения права вето при принятии некоторых важнейших решений общим собранием общества, но и в возможностях требования созыва внеочередного общего собрания, обращения в суд с иском к исполнительным органам общества о возмещении причиненных обществу убытков и некоторых других (п. 1 ст. 5 Закона о приватизации). Эти же потребности вызвали к жизни особенности приватизации государственных предприятий топливно-энергетического комплекса, включая предприятия энергетики, газового хозяйства, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, предприятий железнодорожного транспорта и некоторых других отраслей хозяйства. Они устанавливались президентскими указами и содержали многочисленные изъятия из правил законодательства о приватизации, нередко обусловленные и ведомственными, а не только публичными интересами.

1 См. Указ Президента РФ от 16 ноября 1992 г. № 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» (САПП РФ. 1992. № 21. Ст. 1731).

В особом порядке проводилась также приватизация совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий и предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции и материальному обслуживанию агропромышленного комплекса1. Наконец, акции некоторых приватизированных предприятий полностью или частично не были проданы из-за отсутствия приобретателей и остались в публичной собственности, а соответствующие предприятия - под контролем государства. С этой точки зрения одним из перспективных способов приватизации в настоящее время можно считать преобразование государственных и муниципальных предприятий в открытые акционерные общества со 100%-ным публичным участием (ст. 20 Закона о приватизации) Такие «компании одного лица», формально будучи частными собственниками своего имущества, фактически находятся под полным государственным контролем, выполняя волю и реализуя интересы своего единственного акционера.

4. Продажа приватизируемых объектов по конкурсу и на аукционах

Основной формой приватизации мелких и средних предприятий (со среднесписочной численностью работающих до 200 человек и с определенной балансовой стоимостью основных фондов) стала продажа их имущества по конкурсу и на аукционах2.

1 Она оказалась наименее удачной формой приватизации, ибо навязанная сельскохозяйственным производителям в ходе ее реализации юридическая конструкция акционерного общества в наименьшей мере учитывает особенности организации сельскохозяйственного производства, а подходящие для этих целей производственные кооперативы в то время были прямо исключены из числа участников приватизации Поэтому от последовательного преобразования всех перечисленных предприятий в акционерные общества фактически все равно пришлось отказаться Кроме того, объектом приватизации здесь стало имущество колхозов и государственно-кооперативных предприятий агропромышленного комплекса, не относившееся к государтсвенному, что было обусловлено политико-идеологическими, а не экономическими причинами

2 См приложения 4 и 5 к Указу Президента РФ от 29 января 1992 г № 66 «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» (ВВС РФ 1992 №7 Ст 312)

Государственная программа приватизации предприятий 1993 г отдавала выбор способа приватизации - аукцион или инвестиционный конкурс - на решение трудовых коллективов приватизируемых предприятий Основные положения госпрограммы приватизации после 1 июля 1994 г предусматривали продажу на конкурсах и аукционах только акций приватизированных предприятий (акционерных обществ) или отдельных объектов недвижимости, но не предприятий в целом Она осуществлялась соответствующими фондами имущества, которые выступали в качестве продавцов. На аукционе приватизируемые имущественные комплексы или отдельные объекты продаются покупателям, предложившим в ходе торгов наивысшую цену (п. 1 ст. 22 Закона о приватизации). При этом для продажи имущества мелких предприятий или отдельных объектов недвижимости использовался открытый аукцион, тогда как для реализации имущества средних предприятий (или принадлежащих публичным образованиям пакетов акций) использовался закрытый аукцион (закрытый тендер), предусматривающий ограниченный круг участников. Закрытые тендеры были рассчитаны на привлечение солидных инвесторов, хотя фактически во многих случаях повлекли участие подставных лиц и исключение реальных торгов. Действующий Закон о приватизации в ст. 22 не проводит различия между открытыми и закрытыми аукционами (кроме случая продажи акций на специализированном аукционе, который должен проводиться только в форме открытых торгов). В отличие от аукциона конкурс предполагает выполнение приобретателем некоторых дополнительных условий (например, по сохранению профиля работы предприятия, определенного количества рабочих мест, вложения определенных инвестиций и т. п.), а не только уплаты наивысшей по сравнению с другими предложениями цены. Правовые акты о приватизации предусматривали проведение коммерческих конкурсов в форме открытых аукционных торгов или, в виде исключения, закрытого тендера (разрешенного только при приватизации предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, расположенных в сельской местности, при котором к участию в торгах допускались лишь работники приватизируемого предприятия и жители соответствующего региона). Действующий Закон о приватизации в ст. 21 различает коммерческие конкурсы с инвестиционными и (или) социальными условиями. Инвестиционные условия могут предусматривать осуществление реконструкции, модернизации и расширения производства на приватизируемом объекте, а также осуществление протекционистских мер в отношении российских товаропроизводителей или погашение задолженности по бюджетным платежам. Социальные условия конкурса могут предусматривать сохранение прежних или создание новых рабочих мест, ограничения на изменение профиля деятельности предприятия, проведение мероприятий по охране окружающей среды и т. д. Важно подчеркнуть, что согласно п. 2 ст. 21 Закона о приватизации приобретатель объекта (победитель конкурса) получает право распоряжения им только после выполнения всех соответствующих условий данного конкурса1. Ранее возможным было также проведение некоммерческого инвестиционного конкурса, при котором от покупателя требовалось «лишь» осуществление соответствующей инвестиционной программы, поскольку сам имущественный комплекс приобретался нередко за символическую плату. Кроме того, по инвестиционному конкурсу продавались принадлежащие государству пакеты акций (оплачиваемые приобретателями по номиналу, а не по рыночной стоимости, но при условии внесения определенных инвестиций в обусловленный срок). Все некоммерческие инвестиционные конкурсы должны были быть открытыми. К сожалению, и здесь отсутствие должного контроля за выполнением приобретателями условий конкурсов привело к многочисленным злоупотреблениям. На конкурсах и аукционах могут продаваться принадлежащие публично-правовым образованиям акции открытых акционерных обществ.

5. Иные способы приватизации

В довольно ограниченных рамках в качестве способа приватизации государственных и муниципальных предприятий сохранилась аренда их имущества с правом последующего выкупа, рассматривавшаяся еще в конце 80-х гг. как основной путь приватизации («разгосударствления»). Она допускается лишь в том случае, когда арендный договор с условием о выкупе был заключен до 17 июля 1991 г. (время вступления в силу ранее действовавшего Закона о приватизации предприятий) и содержит все условия о размере, сроке и порядке внесения выкупа (чего не требовало первоначально предусмотревшее такую возможность союзное законодательство об аренде). Кроме того, структурным подразделениям предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, ранее не имевшим в силу этого права на выкуп арендованного имущества, такое право могло быть предоставлено при их выделении из состава предприятия в порядке «коммерциализации» (п. 2 ст. 15 Закона о приватизации предприятий).

1 Закон говорит о переходе к приобретателю такого объекта права собственности на него после выполнения предусмотренных конкурсом условий, однако при невыполнении этих условий требует «безвозмездного отчуждения соответствующих объектов в государственную или муниципальную собственность» и предъявления исков о признании сделок приватизации недействительными (п. 7 ст. 21). Из этого можно сделать вывод, что приобретатель все же становится собственником приватизируемого объекта и на него переходят риск и бремя собственности.

Наконец, арендованные самостоятельные объекты нежилого фонда (здания, строения и отдельные помещения) продавались их арендаторам в порядке приватизации (с ограничениями, установленными госпрограммами приватизации). Во всех остальных случаях арендатор имущества приватизируемого предприятия (в роли которого обычно выступает юридическое лицо, созданное его работниками) вправе в общем порядке создать открытое акционерное общество с государственным участием и впоследствии участвовать в приобретении его акций. В этом случае арендатор публичного имущества получает теперь право первоочередного приобретения акций такого общества (п. 1 ст. 26 Закона о приватизации). Кроме того, программами приватизации в настоящее время допускается приватизация некоторых видов имущества государственных или муниципальных предприятий (при преобразовании их в акционерные общества со 100%-ным государственным или муниципальным участием) посредством сдачи его работникам таких предприятий в аренду с правом выкупа, но по рыночной, а не по первоначальной (балансовой) стоимости (п. 8 ст. 20 Закона о приватизации). Таким образом, аренда с выкупом сохранилась только в качестве «остаточной» (от прежнего правопорядка) формы приватизации. Приватизация путем внесения вклада в уставные капиталы хозяйственных обществ (ст. 23 Закона о приватизации) означает создание хозяйственных обществ с государственным или муниципальным участием. По смыслу законодательства о приватизации доля публично-правового образования в таких обществах не должна превышать 25%, иначе такая сделка не считается совершенной с надлежащим субъектом приватизации и может быть признана недействительной. Продажа имущества ликвидируемых и ликвидированных предприятий, находившихся в государственной и муниципальной собственности, до принятия нового Закона о приватизации также считалась особой разновидностью приватизации, ибо решение о ликвидации такого предприятия одновременно рассматривалось и в качестве решения о его приватизации (если, конечно, оно не входило в перечень запрещенных к приватизации предприятий)1. Такая продажа осуществлялась соответствующим фондом имущества в ходе ликвидации предприятия и должна была производиться исключительно на открытых аукционах, причем, как правило, в виде отдельных «имущественных лотов» (частей), а не целиком (в виде имущественного комплекса).

1 См. п. 2 постановления Правительства РФ от 15 мая 1995 г. № 469 «О продаже на аукционе имущества (активов) ликвидируемых и ликвидированных государственных и муниципальных предприятий» (СЗ РФ. 1995. № 22. Ст. 2059).

Аналогичным образом продавалось (приватизировалось) и имущество государственных и муниципальных предприятий, оставшееся после их ликвидации и завершения расчетов с кредиторами. Данный порядок не распространялся на случаи продажи имущества предприятий в результате их банкротства, а также на случаи продажи государственных предприятий - должников как единых имущественных комплексов1. Объекты незавершенного строительства (недостроенные и не сданные в эксплуатацию имущественные комплексы либо отдельные здания, сооружения и тому подобные объекты), в том числе входящие в состав имущества государственных и муниципальных предприятий (находящиеся на их балансе), приватизировались по решению соответствующих комитетов по управлению имуществом с учетом мнения министерств и ведомств, в том числе после их выделения из состава имущества приватизируемых предприятий, путем их продажи на аукционах или по конкурсу либо путем создания на их базе открытых акционерных обществ с последующей продажей их акций. Незанятые (неиспользуемые) здания, строения, сооружения и помещения продавались на открытых аукционах и конкурсах вместе с земельными участками, на которых они расположены. В настоящее время эти виды имущества как самостоятельные объекты приватизации должны приватизироваться в общем порядке одним из способов, предусмотренных п. 1 ст. 16 Закона о приватизации.

1 Они продаются в соответствии с Указом Президента РФ от 2 июня 1994 г. № 1114 «О продаже государственных предприятий - должников» (СЗ РФ. 1994 № 6. Ст. 592) на открытых коммерческих и инвестиционных конкурсах как единые имущественные комплексы (с исключением из состава их имущества объектов социально-коммунальной сферы и незавершенного строительства, которые остаются в государственной или муниципальной собственности), а при невозможности такой продажи - отдельными «лотами» (частями) на аукционах. Как уже отмечалось, такая продажа противоречит смыслу института банкротства и является еще одним свидетельством нарушения законодательством о приватизации ряда общих начал гражданского права.

6. Приватизационные ценные бумаги

Для вовлечения в процесс приватизации всего населения, а не только работников приватизируемых предприятий всем гражданам в качестве предъявительских ценных бумаг были выданы приватизационные чеки («ваучеры»), на которые в течение срока их действия можно было приобрести акции приватизируемых предприятий1. При этом было установлено, что значительную часть (от 35 до 90%) таких акций можно было приобрести лишь за «ваучеры», которые поэтому в тот период активно скупались у населения. Проводились также специализированные чековые аукционы по продаже акций, на которых приобретение акций допускалось исключительно за «ваучеры». Фактически, однако, основной части населения оказались недоступными акции наиболее перспективных предприятий, а сами «ваучеры» в большой массе оказались в руках профессиональных предпринимателей, успешно оттеснивших рядовых граждан от роли акционеров. Все это породило негативное отношение населения к «ваучерной приватизации». Новый Закон о приватизации в ст. 12 установил, что законным (общеобязательным) средством платежа при приватизации признается денежная единица (валюта) РФ, т. е. рубль, но не приватизационные ценные бумаги. Однако в п. 2 ст. 12 указано, что специальным законом в этом качестве могут быть признаны также «целевые долговые обязательства Российской Федерации». Такие «обязательства» федерального государства (по сути - суррогаты ценных бумаг) могут быть, в частности, выпущены в погашение определенной части его внутреннего долга.

Дополнительная литература

 

 

Гонгало Б. М., Крашенинников П. В., Маслов Н. В. Комментарий к законодательству о приватизации жилищного фонда. М., 1995;

Комментарий к законодательству Российской Федерации о приватизации предприятий / Под ред. Г. С. Шапкиной. М., 1993;

Майкова Л. Н. Особенности приватизации недвижимости (земли и нежилого фонда). Арбитражно-судебная практика // Правовые нормы о предпринимательстве. Бюллетень. Вып. 6. М., 1995;

Суханов Е. А. Проблемы правового регулирования отношений публичной собственности и новый Гражданский кодекс // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998.

1 См. Указ Президента РФ от 14 августа 1992 г. № 914 «О введении в действие системы приватизационных чеков Российской Федерации» (ВВС РФ. 1992. № 35. Ст. 2001), который был принят в противовес Закону РФ от 3 июля 1991 г. «Об именных приватизационных счетах и вкладах» (ВВС РСФСР. 1991. № 27. Ст. 925), предусматривавшему именной, а не предъявительский характер соответствующих ценных бумаг и тем самым исключавшему их свободное обращение и скупку у населения

Конец формы

Глава 19. Право общей собственности

§ 1. Понятие и виды права общей собственности

1. Понятие и основания возникновения общей собственности

Общая собственность характеризуется множественностью субъектов и единством объекта. Она оформляет отношения по принадлежности имущества (вещи) одновременно нескольким лицам - субъектам отношений собственности (сособственникам). Отношения общей собственности могут возникать между любыми субъектами права собственности (физическими и юридическими лицами, государственными и муниципальными образованиями), причем в любых сочетаниях. Субъекты общей собственности, как и любой собственник, по своему усмотрению владеют, пользуются и распоряжаются принадлежащим им имуществом. Но правомочия владения, пользования и распоряжения данным имуществом они осуществляют сообща, совместно. Таким образом, общая собственность не является какой-то новой, особой разновидностью (формой) собственности, она основывается на существующих формах собственности. Это не особое экономическое отношение собственности, а лишь разновидность какого-либо самостоятельного отношения собственности, заключающаяся в одновременной присвоенности конкретных материальных благ несколькими лицами. Здесь не возникает никакой «смешанной собственности», ибо каждый участник остается самостоятельным собственником своего имущества, а относительно общего объекта правомочия собственника осуществляются сообща как принадлежащие одновременно нескольким лицам. Право общей собственности в объективном смысле - совокупность правовых норм, закрепляющих, регламентирующих и охраняющих принадлежность составляющего единое целое имущества одновременно двум и более лицам. Право общей собственности в субъективном смысле - право двух или более лиц сообща и по своему усмотрению владеть, пользоваться, распоряжаться принадлежащим им имуществом, составляющим единое целое. В литературе высказано мнение, что право общей собственности существует лишь в объективном смысле, субъективного же пра- ва общей собственности не существует1. С таким мнением трудно согласиться, поскольку оно противоречит действующему законодательству, в частности главе «Общая собственность» ГК, и общей теории права. Основаниями возникновения права общей собственности являются различные юридические факты (сделки, создание крестьянского (фермерского) хозяйства и др.).

2. Виды права общей собственности

Общая собственность может быть с определением долей (долевая собственность) и без определения долей (совместная собственность) участников. Соответственно этому различают право общей долевой собственности и право общей совместной собственности. Отношения общей совместной собственности могут иметь место только в случаях, предусмотренных законом. Доля участника совместной собственности в общем имуществе заранее не определена. Она устанавливается при разделе между участниками совместной собственности, а также при выделе доли одного из них. ГК предусматривает два вида общей совместной собственности: общую совместную собственность супругов и общую совместную собственность крестьянского (фермерского) хозяйства. Общая собственность с участием граждан может быть как долевой, так и совместной, а с участием юридических лиц и государственных и муниципальных образований - только долевой.

3. Юридическая сущность доли собственника в общей собственности

По этому вопросу высказывались различные точки зрения. В одних случаях под долей собственников в общей собственности понимается арифметически выраженная (1/2,1/3 и т. д.) доля в субъективном праве собственности на все общее имущество, в других - доля в ценности (стоимости) общего имущества, в третьих - количественный показатель (выраженный в дроби или процентах) объема правомочий каждого собственника в отношении общего объекта2.

1 См.: Мисник Н. Н. Правовая природа общей собственности // Правоведение 1993. № 1.С. 33.

2 Подробно о различных точках зрения по этому вопросу см.: Каськ П. П. Понятие и виды отношений общей собственности // Уч. зап. Тартусского ун-та. Вып. 452 Тарту, 1978. С. 18 и след.

Предпочтительнее первая точка зрения, поскольку именно деление права собственности (а не имущества) на доли в наибольшей мере соответствует сущности отношений общей собственности. Судебная практика также исходила из концепции доли в праве собственности1. Эта позиция была закреплена в п. 1 ст. 46 Основ гражданского законодательства (теперь - в п. 2 ст. 244 ГК). Иногда используется понятие идеальной и реальной доли в общей собственности. Под реальной долей обычно понимают определенную часть общего имущества в натуре, фактически предоставляемую в пользование сособственнику. Понятие же идеальной доли употребляется в отличие от реальной, чтобы подчеркнуть, что доля сособственника - не доля имущества в натуре2. Во введении этих категорий вряд ли имеется необходимость. Понятие идеальной доли, по существу, сводится к понятию доли в праве собственности, а понятие реальной доли представляется искусственным, поскольку далеко не во всех случаях общей собственности практически возможно выделение «реальной доли». О последней фактически можно говорить только в случаях, когда такая доля выделяется в натуре, причем в собственность, что ведет к прекращению общей собственности (на выделенную долю). Право общей долевой собственности прекращается вследствие гибели имущества или его раздела, приобретения одним из сособ-сгвенников долей остальных сособственников по договору купли-продажи или дарения, в силу наследования этих долей и в некоторых других случаях.

§ 2. Право общей долевой собственности

1. Понятие права общей долевой собственности

В объективном смысле - это совокупность правовых норм, регулирующих отношения по принадлежности составляющего единое целое имущества (например, жилого дома) одновременно нескольким лицам (например, нескольким наследникам собственника жилого дома) в определенных долях, а в субъективном смысле - это право двух и более лиц сообща по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им в определенных долях имуществом, составляющим единое целое.

1 ВВС РСФСР 1980. № 9. С. 5 (п 7 «б»).

2 См.: Мананкова Р. П. Правоотношения общей долевой собственности граждан по советскому законодательству. Томск, 1977. С. 30-32; Советское гражданское право. Т. 1. М., 1985. С. 382.

2. Основания возникновения права общей долевой собственности

Право общей долевой собственности возникает на основании различных юридических фактов. В большинстве случаев это совершение несколькими лицами гражданско-правовых сделок, прежде всего купли-продажи и договоров о совместной деятельности (создание простого товарищества), изготовление или создание ими новой неделимой вещи, наследование неделимой вещи несколькими лицами. В состав общего имущества поступают также плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в общей долевой собственности, которые распределяются между участниками долевой собственностивсоразмерно их долям, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

3. Определение долей в праве долевой собственности

Если размер долей участников долевой собственности не может быть определен на основании закона и не установлен соглашением всех ее участников, доли считаются равными (п. 1 ст. 245 ГК). Однако в зависимости от вклада каждого участника общей долевой собственности в образование и приращение общего имущества доли эти могут быть и неравными. Порядок определения и изменения долей в таких случаях устанавливается соглашением всех участников долевой собственности. Если один из участников долевой собственности осуществит за свой счет с соблюдением установленного порядка использования общего имущества неотделимые улучшения, он имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве на общее имущество (п. 3 ст. 245 ГК). Так, в случае увеличения одним из сособ-ственников с соблюдением установленных правил за свой счет полезной площади жилого дома доля в праве общей собственности на дом и порядок пользования помещениями подлежат соответствующему изменению по требованию этого сособственника. Но проведение одним из сособственников капитального ремонта жилого дома, не связанного с увеличением полезной площади, не влечет изменения долей; этот сособственник вправе лишь требовать от других сособственников возмещения части понесенных им расходов1.

1 ВВС РСФСР. 1986. № 6. С. 1.

4. Порядок владения, пользования и распоряжения имуществом, находящимся в долевой собственности

Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом. Каждый участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации. Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников (п. 1 ст. 246 ГК). Каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению (ст. 249 ГК).

5. Отчуждение доли в общем имуществе

Каждый участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать свою долю либо распорядиться ею иным образом. Однако при этом необходимо соблюдение правил, установленных ст. 250 ГК, которые заключаются в следующем. При продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Публичные торги для продажи доли в праве общей собственности должника при обращении на нее взыскания могут проводиться, если выделение доли в натуре невозможно или против этого возражают остальные участники долевой собственности. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество - в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. Доля в праве общей собственности переходит к приобретателю по договору с момета заключения договора, если соглашением сторон не предусмотрено иное, а если договор подлежит государственной регистрации - с момента такой регистрации. При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя (п. 3 ст. 250 ГК). Уступка преимущественного права покупки доли не допускается. Изложенные правила применяются также при отчуждении доли по договору мены.

6. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли

Имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества (п. 2 ст. 252 ГК). Раздел имущества производится между всеми участниками отношений общей собственности и означает ее прекращение. При выделе доли общая собственность сохраняется в отношении остающихся участников. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся сособственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности (п. 3 ст. 252 ГК). Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности, его доле в праве собственности устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. Выплата участнику долевой собственности остальными сособ-ственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию1. С получением компенсации собственник утрачивает право на долю в общем имуществе (п. 5 ст. 252 ГК).

7. Обращение взыскания на долю в общем имуществе

Кредитор участника долевой собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания (ст. 255 ГК). Если в таких случаях выделение доли в натуре невозможно либо против этого возражают остальные участники долевой собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли остальным участникам общей собственности по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с обращением вырученных от продажи средств в погашение долга. В случае отказа остальных участников общей собственности от приобретения доли должника кредитор вправе требовать по суду обращения взыскания на долю должника в праве общей собственности путем продажи этой доли с публичных торгов.

§ 3. Право общей совместной собственности

1. Понятие и осуществление права общей совместной собственности

В объективном смысле - это совокупность правовых норм, регулирующих отношения по принадлежности одновременно нескольким лицам составляющего единое целое имущества, в котором их доли заранее не определены, а в субъективном смысле - это право нескольких лиц по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им составляющим единое целое имуществом, в котором их доли заранее не определены. Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом. Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается (презюмируется) независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

1 См п. 35,36 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г № 6/8.

Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Эти правила применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности законом не установлено иное. Раздел общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдел доли одного из них может быть осуществлен после предварительного определения доли каждого из участников в праве на общее имущество. При разделе общего имущества и выделе из него доли, если иное не предусмотрено законом или соглашением участников, их доли признаются равными. Основания и порядок раздела общего имущества и выдела из него доли определяются по изложенным выше правилам раздела имущества, находящегося в долевой собственности, и выдела из него доли. Порядок обращения взыскания на долю в имуществе, находящемся в совместной собственности, такой же, как и при обращении взыскания на долю в имуществе, находящемся в долевой собственности.

2. Право общей совместной собственности супругов

Необходимым предварительным условием возникновения совместной собственности супругов является регистрация брака. Все нажитое супругами во время брака имущество, за некоторыми исключениями, относится к их совместной собственности независимо от того, кем из них и за чей счет имущество было приобретено, создано, на чье имя оформлено. Однако договором между супругами может быть установлен иной режим этого имущества (п. 1 ст. 33, п. 1 ст. 42 Семейного кодекса РФ). К общей совместной собственности супругов не относится имущество, принадлежавшее супругам до вступления в брак, а также полученное в дар или в порядке наследования одним из супругов во время брака. Такое имущество - их раздельная собственность (п. 1 ст. 36 Семейного кодекса РФ). Имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в течение брака за счет общего имущества супругов или личного имущества другого супруга были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т. п.) (это правило не применяется, если договором между супругами предусмотрено иное). Не относятся к совместной собственности и вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и т. п.). Они - собственность того супруга, который ими пользовался. Однако драгоценности и другие предметы роскоши, приобретенные во время брака за счет общих средств супругов, признаются их общей совместной собственностью независимо от того, кто из супругов ими пользовался (п. 2 ст. 36 Семейного кодекса РФ). Закон не определяет, что относится к предметам роскоши, да это и невозможно. При одних обстоятельствах определенная вещь для данной семьи может быть роскошью, а для другой - нет. В случае спора вопрос решается в зависимости от материального благосостояния той или иной семьи. По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества (п. 1 ст. 45 Семейного кодекса РФ). Семейные отношения без регистрации брака не влекут возникновения общей совместной собственности. Спор о разделе совместно нажитого в этом случае имущества разрешается по правилам об общей долевой собственности граждан1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению таким имуществом, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки (п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ). Отношения общей совместной собственности супругов прекращаются с расторжением брака. Это влечет за собой и раздел общего совместного имущества.

1 ВВС РСФСР 1973 № 5. С 5 (п 3).

Но раздел (полный или частичный) такого имущества может быть произведен и в период брака (п. 1 ст. 38 Семейного кодекса РФ). В этом случае право общей совместной собственности на разделенное имущество прекращается. Неразделенная часть имущества, а также имущество, нажитое супругами в период брака в дальнейшем, составляют их совместную собственность (п. 6 ст. 38 Семейного кодекса РФ). При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между ними. В случае недостижения согласия между супругами спор передается на разрешение суда, который вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интересов одного из супругов, в частности в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (ст. 39 Семейного кодекса РФ). Смерть одного из супругов также влечет прекращение общей совместной собственности. К наследникам по закону или завещанию переходит как принадлежавшее умершему раздельное имущество, так и его доля в общей совместной собственности. Определяется эта доля по изложенным выше правилам. В случае признания брака недействительным при споре о разделе имущества, нажитого совместно в период с регистрации брака до момента признания его недействительным, применяются правила об общей долевой собственности граждан. Однако при вынесении решения о признании брака недействительным суд вправе признать за супругом, права которого нарушены заключением такого брака (добросовестным супругом), право на раздел имущества по правилам об общей совместной собственности (ст. 30 Семейного кодекса РФ).

3. Право общей совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства

Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства принадлежит его членам на праве совместной собственности, если законом или договором между ними не установлено иное (п. 1 ст. 257 ГК)1.

1 При установлении законом или договором в отношении имущества таких хозяйств правового режима общей долевой собственности к указанному имуществу должны применяться изложенные выше нормы об общей долевой собственности

Предварительным условием возникновения совместной собственности крестьянского хозяйства является создание такого хозяйства. Оно считается созданными с момента выдачи ему государственного акта на право владения землей (пожизненное и наследуемое) или на право собственности на землю1. Если крестьянское хозяйство ведется на арендуемом участке земли, оно считается созданным с момента заключения договора аренды. В совместной собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства находятся предоставленный в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный участок, насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства на общие средства его членов. Плоды, продукция и доходы, полученные в результате деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства, являются общим имуществом членов крестьянского (фермерского) хозяйства и используются по соглашению между ними. Владение, пользование и распоряжение имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства осуществляется с согласия всех лиц, совместно ведущих хозяйство. В случае недостижения ими согласия спор разрешается судом. Сделки в интересах хозяйства совершаются обычно его главой - лицом, на чье имя оформлен государственный акт на право владения землей либо на право собственности на землю, или тем, с кем заключен договор аренды земли. По сделкам, совершаемым главой хозяйства, отвечает своим имуществом хозяйство, если из обстоятельств не вытекает, что сделка совершена в личных интересах главы хозяйства. Другие лица, ведущие совместное хозяйство, отвечают по своим обязательствам личным имуществом, если только сделка не совершена в интересах хозяйства, а также своей долей в имуществе хозяйства. Земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе одного из его членов из хозяйства разделу не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество (п. 2 ст. 258 ГК). 1 См п 1 ст 9 Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве Право общей совместной собственности крестьянского (фермерского) хозяйства прекращается с прекращением его деятельности. Деятельность крестьянского хозяйства прекращается в случаях:

1. неиспользования земельного участка в сельскохозяйственных целях в течение одного года;

2. решения членов крестьянского хозяйства о прекращении его деятельности;

3. если не остается ни одного члена хозяйства или наследника, желающего продолжать деятельность хозяйства;

4. использования земельного участка методами, приводящими к деградации земли;

5. изъятия земельного участка в установленном законом порядке для государственных и общественных нужд;

6. в связи с банкротством (ст. 32 Закона о крестьянском (фермерском) хозяйстве; ст. 173 Закона о банкротстве).

При прекращении деятельности крестьянского хозяйства его имущество подлежит разделу по изложенным выше правилам, предусмотренным ст. 252 и 254 ГК. При разделе имущества крестьянского (фермерского) хозяйства или выходе из хозяйства одного из его членов доли членов крестьянского (фермерского) хозяйства в праве общей собственности на имущество хозяйства признаются равными, если соглашением между ними не установлено иное

Дополнительная литература

Зимилева М. В. Общая собственность в советском гражданском праве//Уч. зап. ВИЮН. Вып. 2. М., 1941; Мананкова Р. П. Правоотношение общей долевой собственности граждан по советскому законодательству. Томск, 1977, Маркова М. Г. Понятие и содержание права общей собственности // Очерки по гражданскому праву. Л., 1957; Мисник Н. Н. Правовая природа общей собственности // Правоведение. 1993 № 1; Тагайназаров Ш. Общая долевая собственность в советском гражданском праве. Душанбе, 1966.

Конец формы

Глава 20. Ограниченные вещные права

§ 1. Понятие и виды ограниченных вещных прав

1. Понятие ограниченного вещного права

Категория вещных прав, как уже отмечалось, включает не только право собственности, но и иные вещные права. Право собственности является наиболее широким по содержанию вещным правом. В отличие от этого ограниченное вещное право представляет собой право на чужую вещь (jura in re aliena), уже присвоенную другим лицом - собственником. Классическим примером данного права являются сервитута - права пользования чужой недвижимой вещью в определенном, строго ограниченном отношении, например право прохода или проезда через чужой земельный участок. Предоставляемые таким вещным правом возможности всегда ограничены по содержанию и потому являются гораздо более узкими, чем правомочия собственника (в частности, в большинстве случаев исключают возможность отчуждения имущества без согласия собственника). В российском гражданском праве все ограниченные вещные права (за исключением залога и права удержания) имеют объектом недвижимое имущество (вещи). Наряду с отмечавшимися ранее общими свойствами всех вещных прав важной юридической особенностью ограниченных вещных прав становится их сохранение даже в случае смены собственника соответствующего имущества. Иначе говоря, эти права сохраняются и при перемене права собственности на такое имущество (например, в случае его продажи, перехода по наследству и т. д.), как бы обременяя его, т. е. всегда следуют за вещью, а не за собственником. Такое право следования является характерным признаком вещных прав. Тем самым они как бы «сжимают», ограничивают права собственника на его имущество, ибо он в этом случае обычно лишается возможностей свободного пользования своим имуществом (но, как правило, сохраняет возможности распоряжения им, например отчуждения посредством договоров купли-продажи или мены). С этой точки зрения наличие ограниченных вещных прав на имущество является известным ограничением правомочий собственника. Более того, субъекты этих прав могут прибегать к их исковой защите от неправомерных посягательств любых третьих лиц, включая и собственника вещи. При прекращении ограниченных вещных прав право собственности «восстанавливается» в первоначальном объеме без каких-либо дополнительных условий, в чем проявляется, как говорили еще дореволюционные юристы, «эластичность», упругость права собственности1. Из этого вытекает также такое свойство ограниченных вещных прав, как их производность, зависимость от права собственности как основного вещного права. При отсутствии или прекращении права собственности на вещь невозможно установить или сохранить на нее ограниченное вещное право (например, в отношении бесхозяйного имущества). Однако и перечисленные признаки не всегда дают возможность четко разграничить вещные и обязательственные права. Так, права арендатора чужого имущества на первый взгляд отвечают большинству указанных выше признаков вещных прав. Они, в частности, не прекращаются в связи с изменением собственника-арендодателя и защищаются от любых лиц как права титульного владельца. Вместе с тем права арендатора, конечно, носят обязательственно-правовой, а не вещный характер (хотя споры об их юридической природе велись еще в дореволюционной российской литературе). Дело в том, что они всегда возникают в силу договора с собственником арендуемого имущества, и их содержание, включая и различные возможности распоряжения арендованным имуществом вплоть до его отчуждения, определяется исключительно условиями конкретного арендного договора (в соответствии с которыми объем прав арендатора всякий раз может быть различным). Для вещных прав такое положение невозможно. Характер и содержание ограниченных вещных прав определяется непосредственно законом, а не договором, да и их возникновение нередко происходит помимо воли собственника. Поэтому закон должен сам установить все их разновидности и определить составляющие их конкретные правомочия (содержание).

1 Но даже «неполная собственность», т е право собственности, обремененное вещными правами или другими ограничениями, как отмечал В М Хвостов, «не теряет своего значения общего господства над вещью, в сравнении с которым все другие права на ту же вещь установляют только частное господство» Обусловленное этим положением «свойство собственности стягивать обратно все отнятые у собственника правомочия, лишь только прекратится основание, заставлявшее лишать его какого-либо правомочия» является еще одним свидетельством невозможности сведения права собственности к сумме отдельных правомочий (см Хвое -товВ М Система римского права Учебник М,1996 С 225)

Как известно, в обязательственных отношениях, в большинстве случаев возникающих на основе договора, участники в значительной мере вольны в определении их содержания и условий, включая установление условий сделок, хотя и не определенных законом, но не противоречащих ему, что исключает закрытый (исчерпывающий) перечень видов договоров. В вещных отношениях, возникающих отнюдь не только по воле их участников, последние не вправе самостоятельно определять их содержание. Поэтому закон закрепляет исчерпывающий перечень (numerus clausus) ограниченных вещных прав1. Таким образом, под ограниченным вещным правом следует понимать право в том или ином ограниченном, точно определенном законом отношении использовать чужое, как правило, недвижимое имущество в своих интересах без посредства его собственника (в том числе и помимо его воли).

2. Виды ограниченных вещных прав

Российское гражданское законодательство предусматривает несколько групп ограниченных вещных прав. В эту систему входят: во-первых, вещные права некоторых юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника; во-вторых, ограниченные вещные права по использованию чужих земельных участков; в-третьих, права ограниченного пользования иным недвижимым имуществом (главным образом жилыми помещениями); в-четвертых, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств права залога (залогодержателя) и удержания, объектами которых, в отличие от иных вещных прав, могут являться движимые вещи. В п. 1 ст. 216 ГК в качестве ограниченных вещных прав прямо названы лишь первые две группы. В действительности ими, однако, не исчерпываются предусмотренные Гражданским кодексом иные вещные права. Вместе с тем перечень ограниченных вещных прав прямо предусмотрен законом и в этом смысле является исчерпывающим.

1 Поэтому с изменением законодательства, например законодательства о собственности, меняется и состав ограниченных вещных прав.

Никаких иных вещных прав, кроме перечисленныхвыше, наше гражданское законодательство не допускает, и создать их в результате соглашения (договора) участников имущественного оборота невозможно. Это обстоятельство важно иметь в виду также и с учетом частых и серьезных изменений, которым пока подвержено формирующееся российское законодательство. К вещным правам юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника относятся право хозяйственного ведения и право оперативного управления, которые выражают специфику российского гражданского права и не имеют аналогов в развитых правопорядках. Пока они, однако, являются весьма распространенными ограниченными вещными правами, ибо характеризуют имущественную обособленность унитарных предприятий и учреждений, остающихся одними из наиболее часто встречающихся видов юридических лиц. К ограниченным вещным правам по использованию чужих земельных участков относятся:

1. принадлежащее гражданам право пожизненного наследуемого владения землей (по сути - бессрочной аренды);

2. право постоянного (бессрочного) пользования землей, субъектом которого могут быть как граждане, так и юридические лица1;

3. сервитуты (сервитутные права), которые могут иметь объектом (обременять в том или ином отношении) не только земельные участки (например, путем предоставления субъекту такого права возможности прохода или проезда через чужой земельный участок и т. п.), но и здания и сооружения. В ГК они рассматриваются как права ограниченного пользования соседним участком (земельные сервитуты), возникающие на основе соглашения собственников соседствующих участков (с возможностью, однако, принудительного установления судом такого сервитута). Водные сервитуты в виде прав на забор воды, водопой скота, осуществления паромных и лодочных переправ через водные объекты по соглашению с их собственниками предусмотрены ст. 43-44 Водного кодекса РФ2;

1Фактическими предшественниками двух названных видов вещных прав являются римский эмфитевзис и известное дореволюционному правопорядку чинше-вое право (см., например: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. С. 237-239). Их появление и сохранение в современном российском праве является известным компромиссом в спорах о допустимости и границах частной собственности на землю.

2СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4471. Статьей 21 Лесного кодекса РФ (СЗ РФ. 1997. № 5. Ст. 610) предусмотрены также «лесные сервитуты», в действительности, однако, не отвечающие признакам сервитутных прав и потому не являющиеся таковыми

4. право застройки чужого земельного участка, принадлежащее субъектам прав пожизненного наследуемого владения или постоянного пользования. Оно заключается в возможности возведения на соответствующем участке зданий, сооружений и других объектов недвижимости, становящихся при этом собственностью застройщика1.

Правда, все перечисленные четыре группы прав предусмотрены правилами гл. 17 ГК, не вступившей в силу до принятия нового Земельного кодекса. Вместе с тем их появление уже сейчас возможно при продаже недвижимости, находящейся на не принадлежащем отчуждателю земельном участке (п. 3 ст. 552 ГК), либо при продаже застроенного земельного участка с сохранением за отчуждателем права собственности на соответствующие строения (ст. 553 ГК). Сервшутные права в отношении земельного участка могут возникать и у арендаторов зданий и сооружений на срок действия договора аренды (ст. 652, 653 ГК). Действующее законодательство использует также категорию «публичных сервитутов», возникающих, например, при использовании любыми гражданами не закрытых для общего доступа земельных участков, находящихся в публичной собственности (например, улиц, дорог, пешеходных зон, мест отдыха и т. п.). Такие «сервитуты» возникают также при приватизации застроенных земельных участков (п. 4.10 Основных положений госпрограммы приватизации предприятий после 1 июля 1994 г.) и состоят в возможностях установления: во-первых, права безвозмездного и беспрепятственного использования пешеходных и автомобильных дорог и объектов инженерной инфраструктуры, находящихся на участке; во-вторых, права размещения на участке межевых и геодезических знаков и подъездов к ним; в-третьих, права доступа на участок для ремонта данных «объектов инфраструктуры». Водный кодекс РФ в ст. 20,43 и 44 предусматривает возможность установления «публичных водных сервитутов». Однако такие права не имеют конкретных управомоченных лиц и не могут считаться гражданско-правовыми. По сути они представляют собой не «сервитуты», а установленные законом пределы прав публичных или частных собственников соответствующих недвижимостей.

1 Право застройки до 1948 г. было закреплено ст 71-84ГК РСФСР 1922 г, где оно было вызвано наличием исключительной собственности государства на землю. Римскому частному праву оно было известно как суперфиций (подробнее об этом см • Копылов А В. Строение на чужой земле, от суперфиция до права застройки // Гражданское право России при переходе к рынку. М , 1995. С 93-114) Права ограниченного пользования иными недвижимостями представлены в нашем законодательстве, во-первых, правами членов семьи собственника жилого помещения, предусмотренными ст. 292 ГК. За этими гражданами непосредственно закон признает «право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством». Таким образом, удовлетворение ими своих жилищных потребностей здесь не зависит от воли собственника жилья. По сути, это право ограниченного пользования жильем собственника также можно отнести к правам серви-тутного типа. При этом данное право пользования сохраняется за ними и при переходе права собственности на жилье (например, при продаже этого жилья как предмета залога, гарантировавшего банку-ссудодателю погашение выданного им собственнику жилья кредита) (ср. п. 1 ст. 558 ГК). Следовательно, при отчуждении гражданином-собственником своего жилья без согласия совместно проживающих с ним членов его семьи они вправе продолжать пользование прежним помещением на законном основании и не могут быть выселены из него по требованию нового собственника. Более того, при наличии в числе членов семьи такого собственника несовершеннолетнего лица любое отчуждение жилья вообще допускается только с предварительного согласия органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 292 ГК). Закон здесь, по сути, ограничивает собственника недвижимости в праве распоряжения ею. Кроме следования такого «права пользования жильем» за недвижимостью, характерного для вещного права, оно защищается законом от всяких посягательств любых лиц, включая и самого собственника жилого помещения (п. 3 ст. 292 ГК). Все это не оставляет сомнений в его вещно-правовом характере (тем более что нормы о нем помещены в гл. 18 ГК, посвященной вещным правам на жилые помещения) Во-вторых, к ним относится право пожизненного пользования жилым помещением (жилым домом, его частью, квартирой и т. п.) или иным объектом недвижимости (земельным участком, дачей и т. д.), которое возникает у граждан на основании договора (купли-продажи недвижимости под условием пожизненного содержания с иждивением в соответствии с п. 1 ст. 602 ГК) либо завещательного отказа (ч. 2 ст. 538 ГК РСФСР 1964 г.). Содержание этого права определено законом, а не договором или завещательным отказом Оно заключается в возможности проживания в жилом помещении, принадлежащем другому лицу, т. е. в ограниченном (целевом) использовании чужого недвижимого имущества, и исключает для управомоченного лица какие-либо возможности распоряжения этим имуществом Данное право также сохраняется за управомо-ченными лицами (пользователями) независимо от возможной впоследствии смены собственника недвижимости и пользуется абсолютной защитой, в том числе и в отношении собственника. Сказанное относится и к праву пожизненного пользования земельным участком или иным (кроме жилого помещения) объектом недвижимости. Особую группу ограниченных вещных прав составляют вещные права, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств. К их числу относятся:

1. залоговое право (в случаях, когда его объектом является вещь, а не имущественное право)1;

2. право удержания (ст. 359 ГК).

Объектом обоих названных прав может являться как недвижимое, так и движимое имущество (вещи), а в их содержание входит возможность принудительной реализации соответствующих вещей помимо воли их собственника, т. е. прекращение самого основного вещного права - права собственности. Оба этих обстоятельства не имеют места в отношении других видов ограниченных вещных прав. Названные особенности залога (и весьма близкого к нему института удержания) обусловили давние, но не прекращающиеся до сих пор теоретические споры о его вещно-правовой или обязательственно-правовой природе2. Как известно, залогодержателю принадлежит право удовлетворения своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами (п. 1 ст. 334 ГК) Это право обременяет предмет залога, следуя за ним вне зависимости от смены его собственника; более того, остающийся собственником залогодатель по общему правилу вправе распоряжаться предметом залога только с согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК).

1Следует иметь в виду, что предусмотренная законом возможность залога не вещей, а прав (п 1 ст 336 ГК), в том числе доли в праве собственности на общее имущество, порождает не вещные, а обязательственные правоотношения (например, при залоге «бездокументарных ценных бумаг», не являющихся вещами)

2 Ср Шершеневич Г Ф Учебник русского гражданского права С 240 и след , Хвостов В М Система римского права С 329 и след В ГК РСФСР 1922 г правила о залоге бычи помещены в раздел «Вещное право» и лишь ГК РСФСР 1964 г , не знавший категории вещных прав, стал рассматривать залог исключительно как способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств

Он вправе также защищать свое право от всяких посягательств любых лиц, включая и собственника-залогодателя, от которого залоговый кредитор при определенных условиях вправе даже истребовать заложенное имущество или добиваться устранения препятствий в осуществлении своих прав (ст. 347 ГК). Все это говорит о вещно-правовой природе залога. Хотя он, подобно аренде, обычно возникает на основании договора залогодателя и залогодержателя, содержание прав залогового кредитора определяется непосредственно законом. Это одно из ограниченных вещных прав, возникающих на основании договора с собственником вещи (в соответствии с п. 3 ст. 334 ГК залог может возникать и в силу обстоятельств, прямо предусмотренных законом). Кроме того, это вещное право, последовательная реализация которого ведет к утрате собственником своего права (в случае обращения взыскания на заложенное имущество), что также не характерно для иных (ограниченных) вещных прав1. Близок к залогу по своей юридической природе и такой способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств, как удержание вещи, следуемой передаче контрагенту по договору (ст. 359 ГК). Права кредитора, удерживающего у себя вещь должника до исполнения последним соответствующих обязательств, аналогичны правам залогодержателя (ст. 360 ГК). Они также сохраняются при смене собственника вещи и подлежат правовой защите от вмешательства любых третьих лиц, включая собственника. Поэтому и право удержания представляет собой ограниченное вещное право данного лица. Следует отметить, что и залогодержатель, и кредитор, удерживающий вещь должника, обладают таким правом на чужую вещь, которое дает им возможность удовлетворить свой имущественный интерес (в надлежащем исполнении обеспеченного одним из этих способов основного обязательства), используя чужую вещь даже независимо от воли собственника, что также характерно для ограниченного вещного права.

1Примечательно, что уже ГК РСФСР 1922 г. допускал в качестве предмета залога вещи, определенные родовыми признаками (ст 93), а также «долговые требования» и право застройки (ст 87) По общему правилу эти виды имущества не могут быть объектами вещных прав, что также свидетельствует об особенностях залогового права

2. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления

1. Особенности ограниченных вещных прав юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника

Право хозяйственного ведения и право оперативного управления составляют особую разновидность вещных прав, не известную развитым правопорядкам. Это - вещные права юридических лиц по хозяйственному и иному использованию имущества собственника, чаще всего публичного. Они призваны оформить имущественную базу для самостоятельного участия в гражданских правоотношениях юридических лиц - несобственников, что невозможно в обычном, классическом имущественном обороте. Появление этих вещных прав в отечественном правопорядке связано с существованием планово-регулируемой, огосударствлен-ной экономики. Государство как собственник основной массы иму-ществ, будучи не в состоянии непосредственно хозяйствовать с принадлежащими ему объектами и одновременно не желая утратить на них право собственности, объективно было вынуждено выпускать в имущественный оборот «самостоятельные» юридические лица - «предприятия» и «учреждения», закрепляя за ними свое имущество на некоем ограниченном вещном праве. С 60-х гг. это право стало именоваться у нас правом оперативного управления, а впоследствии (в законах о собственности) было разделено на более широкое по содержанию «право полного хозяйственного ведения», предназначенное для производственных «предприятий», и более узкое «право оперативного управления», предназначенное для госбюджетных и аналогичных им «учреждений» В условиях развития рыночных отношений и появления сильного частного сектора экономики конструкции таких ограниченных вещных прав, как и их субъектов - несобственников, обнаружили свои очевидные слабости и недостатки, скрытые прежними условиями хозяйствования. Один из основных недостатков состоит в значительных возможностях злоупотребления такими юридическими лицами (а точнее говоря, их органами) предоставленной им собственником экономической свободой, используемой отнюдь не в интересах собственника и даже не в интересах такой организации, а с целью передачи имущества собственника в частный сектор на убыточных для собственника условиях. Поэтому оба этих вещных права были значительно сужены по сравнению со своими прототипами, закреплявшимися ранее в законах о собственности Такой подход вызван необходимостью более строгого контроля собственника, прежде всего публичного (государственного или муниципального), за целенаправленным характером деятельности созданных им юридических лиц - несобственников. В целом же сохранение названных вещных прав свидетельствует о переходном характере нашего имущественного оборота, в свою очередь обусловленном переходным характером самой экономики, которая неизбежно, но временно и в модифицированном виде сохраняет определенные элементы прежней хозяйственной системы. К числу таких элементов относятся и права хозяйственного ведения и оперативного управления. Ведь участниками нормальных рыночных отношений всегда являются собственники, самостоятельно распоряжающиеся своим имуществом. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления являются производными, зависимыми от прав собственника и не могут существовать в отрыве от этого основного права. Данным обстоятельством определяется их юридическая специфика Субъектами прав хозяйственного ведения и оперативного управления могут быть только юридические лица, и притом не любые, а лишь существующие в специальных организационно-правовых формах - предприятия и учреждения. Характер деятельности субъектов прав хозяйственного ведения и оперативного управления предопределяет и различия в содержании и объеме правомочий, которые их обладатели получают от собственника на закрепленное за ними имущество. Право хозяйственного ведения, принадлежащее предприятию как коммерческой организации, в силу этого является более широким, нежели право оперативного управления, которое может принадлежать либо некоммерческим по характеру деятельности учреждениям, либо казенным предприятиям. Объектами этих прав являются имущественные комплексы, закрепленные на балансе соответствующих юридических лиц (и остающиеся объектами права собственности их учредителей). Закон специально оговаривает, что результаты хозяйственного использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или в оперативном управлении, в виде плодов, продукции и доходов, включая имущество, приобретенное унитарным предприятием или учреждением по договорам или иным основаниям, поступают соответственно в хозяйственное ведение или в оперативное управление предприятия или учреждения (п. 2 ст. 299 ГК). Из этого прямо вытекает, что данное имущество становится объектом права собственности учредителей предприятий и учреждений, а не самих этих юридических лиц. Ведь имущественной базой для их появления, как правило, становится имущество собственника-учредителя, находящееся у предприятия или учреждения на ограниченном вещном праве. Следовательно, предприятие или учреждение ни при каких условиях не может стать субъектом права собственности, что лишает всякой почвы рассуждения о возможности появления «права собственности трудовых коллективов», «права собственности работников» или их «коллективной собственности» на какую бы то ни было часть имущества предприятия или учреждения, включая фонды участия в прибылях («фонды экономического стимулирования») или вещи, подаренные учреждению частным собственником. Все это имущество остается (или становится) объектом права собственности учредителя1. Право хозяйственного ведения или оперативного управления на имущество собственника возникает у предприятия или учреждения с момента фактической передачи им этого имущества, если иное не установлено законом, иным правовым актом или решением самого собственника (п. 1 ст. 299 ГК). Таким моментом можно считать дату утверждения баланса предприятия или поступления имущества по смете. Важность этого момента связана с тем, что начиная с него на предприятие или учреждение переходят обязанности по сохранности соответствующего имущества, закрепленного за ними собственником, и они вправе и обязаны рассчитываться этим имуществом по обязательствам перед своими кредиторами, тогда как учредитель-собственник по общему правилу уже не отвечает этим имуществом перед своими кредиторами. Прекращение названных вещных прав происходит не только по общим основаниям прекращения соответствующих правоотношений, но и в случаях правомерного изъятия имущества собственником (по основаниям, допускаемым законом). Важно, что в соответствии с п. 3 ст. 299 ГК в качестве таких общих оснований названы основания прекращения права собственности. Это означает, что изъятие данного имущества помимо воли самих предприятий и учреждений допустимо лишь в том же порядке и при тех же условиях, что и изъятие имущества у собственников (ст. 235 ГК).

1Отдельные попытки объявления таких юридических лиц собственниками той или иной части их имущества (см., например, п. 7 ст. 39 и п. 1 ст. 44 Закона об образовании // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 150) в действительности не имеют под собой ни юридических, ни логических оснований и потому вполне обоснованно не воспринимаются правоприменительной практикой.

Исключения из этого правила составляют те случаи, которые отражают ограниченный характер прав названных субъектов. Например, они не вправе прекращать свои правомочия путем отказа от прав на имущество в порядке, предусмотренном ст. 236 ГК, ибо это нарушает право собственности на данное имущество их учредителя.

2. Право хозяйственного ведения

В соответствии со ст. 294 ГК право хозяйственного ведения - это право государственного или муниципального унитарного предприятия владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом публичного собственника в пределах, установленных законом или иными правовыми актами. При этом имущество данного предприятия по прямому указанию закона целиком принадлежит его собственнику-учредителю (п. 4 ст. 214, п. 3 ст. 215 ГК) и не делится ни в какой-либо части, ни тем более полностью на «паи» или «доли» его работников или «трудового коллектива». Это обстоятельство подчеркивает и термин «унитарное», т. е. единое (единый имущественный комплекс). Субъектами этого права могут быть только государственные или муниципальные унитарные предприятия (но не казенные предприятия, обладающие на закрепленное за ними федеральное имущество лишь правом оперативного управления)1. Объектом данного права является имущественный комплекс (ст. 132 ГК), находящийся на балансе предприятия как самостоятельного юридического лица.

1 Законодательство о приватизации жилья допускало появление у созданных в результате приватизации акционерных обществ права хозяйственного ведения на сохраняющиеся на их балансе жилые дома и некоторые другие объекты социально-культурного назначения (да и сами эти юридические лица обычно не стремились стать собственниками таких заведомо убыточных для них объектов). Но это противоречило смыслу приватизации и природе таких прав и породило трудноразрешимые спорные ситуации. Следует признать, что передача таких объектов в частную собственность исключает сохранение на них права хозяйственного ведения, а сохранение их в публичной собственности исключает такие вещные права на них для акционерных обществ.

Поскольку имущество, передаваемое унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, выбывает из фактического обладания собственника-учредителя и зачисляется на баланс предприятия, сам собственник уже не может осуществлять в отношении этого имущества, по крайней мере, правомочия владения и пользования (а в определенной мере и правомочие распоряжения). Следует учитывать и то, что имуществом, находящимся у предприятий на праве хозяйственного ведения, они отвечают по своим собственным долгам и не отвечают по обязательствам создавшего их собственника, поскольку оно становится «распределенным» государственным или муниципальным имуществом. Поэтому собственник - учредитель предприятия (уполномоченный им орган) ни при каких условиях не вправе изымать или иным образом распоряжаться имуществом (или какой-либо частью имущества) унитарного предприятия, находящимся у него на праве хозяйственного ведения, пока это предприятие существует как самостоятельное юридическое лицо. В отношении переданного предприятию имущества собственник-учредитель сохраняет лишь отдельные правомочия, прямо предусмотренные законом (п. 1 ст. 295 ГК). Он вправе: во-первых, создать предприятие-несобственника (включая определение предмета и целей его деятельности, т. е. объема правоспособности, утверждение устава и назначение директора); во-вторых, реорганизовать и ликвидировать его (только в этой ситуации допускается изъятие и перераспределение переданного собственником предприятию имущества без согласия последнего, но, разумеется, с соблюдением прав и интересов его кредиторов); в-третьих, осуществлять контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества (в частности, проведение периодических проверок его деятельности); в-четвертых, получать часть прибыли от использования переданного предприятию имущества. Конкретный порядок осуществления этих прав должен предусматриваться специальным законом о государственных и муниципальных унитарных предприятиях. Вместе с тем теперь невозможно, как ранее, говорить о полной самостоятельности и свободе унитарного предприятия за пределами перечисленных правомочий и возможностей собственника-учредителя. Осуществление принадлежащих ему правомочий может быть дополнительно ограничено специальным законом или даже иными правовыми актами (т. е. указами Президента и постановлениями федерального Правительства). Из правомочия распоряжения в соответствии с п. 2 ст. 295 ГК теперь прямо изъята возможность самостоятельного распоряжения недвижимостью, без предварительного согласия собственника (в лице соответствующего комитета по управлению имуществом). Продажа, сдача в аренду или в залог, внесение в качестве вклада в уставный или складочный капитал обществ и товариществ и иные формы отчуждения и распоряжения недвижимым имуществом унитарного предприятия без согласия собственника не допускаются. Что касается движимого имущества, то им предприятие распоряжается самостоятельно, если только законом либо иным правовым актом не будут предусмотрены соответствующие ограничения. Закон, однако, не предусматривает и возможности для учредителя-собственника произвольно ограничивать правомочия по владению и пользованию закрепленным за унитарным предприятием имуществом, в частности изымать его без согласия такого предприятия (если речь не идет о его ликвидации или реорганизации). Подобные ограничения во всяком случае не могут устанавливаться ведомственными нормативными актами. Право хозяйственного ведения сохраняется при передаче государственного или муниципального предприятия от одного публичного собственника к другому (в чем также проявляется его вещ-но-правовая природа). При переходе права собственности на соответствующий имущественный комплекс к частному собственнику речь должна идти о приватизации этого имущества, при которой предприятие-несобственник обычно преобразуется в акционерное общество, что, в свою очередь, исключает сохранение права хозяйственного ведения.

3. Право оперативного управления

В соответствии с п. 1 ст. 296 ГК право оперативного управления - это право учреждения или казенного предприятия владеть, пользоваться и распоряжаться закрепленным за ним имуществом собственника в пределах, установленных законом, в соответствии с целями его деятельности, заданиями собственника и назначением имущества. Субъектами данного права теперь могут быть как унитарные (казенные) предприятия, строго говоря, относящиеся к категории коммерческих организаций1, так и финансируемые собственниками учреждения, относящиеся к некоммерческим организациям. Собственник-учредитель создает субъекты права оперативного управления, определяя объем их правоспособности, утверждая их учредительные документы и назначая их руководителей. Собственник может также реорганизовать или ликвидировать созданные им учреждения (или казенные предприятия) без их согласия. Составляющие право оперативного управления правомочия имеют строго целевой характер, обусловленный выполняемыми учреждением (или казенным предприятием) функциями. Собственник устанавливает таким юридическим лицам прямые задания по целевому использованию выделенного им имущества (в частности, в утвержденной им смете расходов учреждения). Он также определяет целевое назначение отдельных частей (видов) имущества, закрепленных за субъектами права оперативного управления, путем его распределения (в учетных целях) на соответствующие специальные фонды. При этом имущество, включая денежные средства, числящееся в одном фонде, по общему правилу не может быть использовано на цели, для которых существует другой фонд (при недостатке последнего). Объектом рассматриваемого права является имущественный комплекс - все виды имущества, закрепленного собственником за учреждением или приобретенного им в процессе участия в гражданских правоотношениях. При этом собственник-учредитель вправе изъять у субъекта права оперативного управления без его согласия излишнее, не используемое или используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК). Однако такое изъятие допускается лишь в этих трех предусмотренных законом случаях, а не по свободному усмотрению собственника. Столь «узкий» характер правомочий субъекта права оперативного управления обусловлен ограниченным характером его участия в имущественном (гражданском) обороте. Вместе с тем это обстоятельство не должно ухудшать положение его возможных кредиторов.

1 Согласно п. 5 ст. 6 Закона о введении в действие части первой ГК РФ режим имущества казенного предприятия распространяется теперь на имущество всех индивидуальных частных предприятий, предприятий, принадлежащих общественным организациям и другим частным собственникам, сохраняющимся в этой организационно-правовой форме до 1 июля 1999 г

С учетом весьма ограниченных возможностей учреждения (или казенного предприятия) распоряжаться закрепленным за ним имуществом собственника закон предусматривает субсидиарную ответственность последнего по долгам созданных им учреждений (или казенных предприятий), считая ее одной из основных особенностей имущественно-правового статуса этих юридических лиц (п. 5 ст. 115, п. 2 ст. 120 ГК). В зависимости от субъектного состава право оперативного управления имеет и свои особенности (разновидности). Они обусловлены различиями в содержании правомочия распоряжения имуществом собственника, а также в условиях (порядке) наступления его субсидиарной ответственности по долгам субъекта этого права. С этой точки зрения следует различать право оперативного управления, признаваемое за казенным предприятием и за финансируемым собственником учреждением.

4. Право оперативного управления казенного предприятия

Казенное предприятие вправе распоряжаться закрепленным за ним имуществом по общему правилу лишь с предварительного согласия собственника (Российской Федерации в лице Минком-имущества), что свидетельствует о его весьма ограниченных возможностях самостоятельного участия в гражданском обороте. Оно не вправе отчуждать или иным образом распоряжаться ни движимым, ни недвижимым имуществом собственника без его специального согласия, если только речь не идет о производимой им (готовой) продукции (п. 1 ст. 297 ГК). В отношении последней закон устанавливает иной порядок: этой продукцией казенное предприятие по общему правилу может распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом либо иными правовыми актами. Собственник устанавливает также и порядок распределения доходов казенного предприятия, не согласуя его с самим предприятием (п. 2 ст. 297 ГК), что отличает его возможности от аналогичных возможностей по отношению к обычному унитарному предприятию, где он лишь «вправе получить часть прибыли» от использования унитарным предприятием его имущества1.

1 В действующем законодательстве эти и другие особенности правового режима имущества казенных предприятий предусмотрены в Типовом уставе казенного завода (казенной фабрики, казенного хозяйства), созданного на базе ликвидированного федерального государственного предприятия, утвержденном постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 908 (СЗ РФ. 1994. № 17. Ст. 1982) и действующем в части, не противоречащей соответствующим правилам ГК.

Казенные предприятия отвечают по своим обязательствам всем своим имуществом, а не только денежными средствами (п. 5 ст. 113 ГК), ибо они все-таки являются производственными предприятиями, постоянно участвующими в имущественном обороте. Однако при недостатке у них имущества для погашения требований кредиторов Российская Федерация несет по их долгам дополнительную (субсидиарную) ответственность, что исключается для обычных унитарных предприятий - субъектов права хозяйственного ведения (п. 5 ст. 115 ГК).

5. Право оперативного управления финансируемого собственником учреждения

Учреждение в соответствии с прямым указанием п. 1 ст. 298 ГК вообще лишено права распоряжения, в том числе и отчуждения любого закрепленного за ним имущества, если только речь не идет о денежных средствах, расходуемых им по смете в строгом соответствии с их целевым назначением (а также о сделках дарения вещей, совершаемых с согласия собственника имущества в соответствии с п. 1 ст. 576 ГК). Таким образом, учреждение по общему правилу даже с согласия собственника не вправе отчуждать закрепленное за ним как движимое, так и недвижимое имущество собственника. При возникновении такой необходимости оно вправе просить собственника о том, чтобы он сам (от своего имени) произвел отчуждение принадлежащего ему имущества. Кредиторы учреждений могут требовать обращения взыскания не на все имущество этих юридических лиц, а только на находящиеся в их распоряжении денежные средства. При недостаточности последних для погашения обязательств к дополнительной (субсидиарной) ответственности привлекается собственник-учредитель. Таким образом, можно говорить о том, что имущество учреждений, за исключением имеющихся у них денежных средств, забронировано от взыскания кредиторов. Это ограничение имущественной базы ответственности учреждений является прямым следствием весьма ограниченного характера предоставленных им как некоммерческим организациям прав участия в имущественном обороте.

6. Право учреждения на самостоятельное распоряжение полученными доходами

Особенностью правового положения учреждения как финансируемой собственником некоммерческой организации является возможность осуществления им «приносящей доходы» (т. е. предпринимательской) деятельности в соответствии с учредительными документами, т. е. с закрепленным в них разрешением собственника. Полученные от ведения такой деятельности доходы и приобретенное за их счет имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются им на отдельном балансе (п. 2 ст. 298 ГК). Данное правило закона обусловлено широко встречающимися в практике недостатками финансирования собственниками, прежде всего публичными, всех необходимых потребностей созданных ими учреждений. Этим и вызвана необходимость более широкого участия учреждений-несобственников в имущественном обороте в роли, весьма близкой к роли унитарных предприятий. В связи с реализацией указанной возможности учреждение получает два вида имущества, закрепленных за ним на разном правовом режиме и даже по-разному оформленных. Одна часть имущества учреждения, полученная им от собственника по смете, находится у него на праве оперативного управления. Другая часть, «заработанная» самим учреждением и учитываемая на отдельном балансе, поступает в его «самостоятельное распоряжение». Можно ли считать это «распоряжение» особым вещным правом, существующим наряду с правами оперативного управления и хозяйственного ведения?1 При ответе на этот вопрос следует учитывать как отмеченные ранее признаки ограниченных вещных прав, так и подход законодателя к оформлению рассматриваемого права. Впервые «право самостоятельного распоряжения» учреждением полученными им доходами и приобретенным за их счет имуществом появилось в п. 4 и 5 российского Закона о собственности 1990 г. В п. 2 ст 48 Основ гражданского законодательства 1991 г. было прямо указано, что данное имущество принадлежит учреждению на праве полного хозяйственного ведения2. Такой подход ясно показал нежелание законодателя искусственно создавать новые ограниченные вещные права, не известные обычному имущественному обороту.

1 Такое мнение высказано Ю К Толстым (см Гражданское право Ч 1 Учебник / Под ред Ю К Толстого, А П Сергеева С 288,357)

2 В тот период и судебно-арбитражная практика четко отграничивала это право от права оперативного управления иным имуществом учреждений (ср п 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 сентября 1992 г «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о собственности» // ВВАС РФ 1993 № 1)

Не случайно также нигде в ГК не раскрывается содержание этого права, а правила о нем помещены в гл. 19 ГК, прямо озаглавленной «Право хозяйственного ведения, право оперативного управления» и не содержащей правил ни о каких иных вещных правах. А ведь перечень вещных прав в отличие от прав обязательственных является закрытым и не может включать права, содержание которых прямо не раскрыто законом. Необоснованным поэтому представляется рассмотрение данного права в качестве особого, самостоятельного вещного права. В судебно-арбитражной практике имеется взгляд, согласно которому право оперативного управления учреждения в отношении полученного в результате самостоятельной деятельности имущества «расширено» законом за счет правомочия самостоятельного распоряжения им (и которое в действительности тоже является ограниченным)1. Иначе говоря, «право самостоятельного распоряжения» рассматривается, по сути, как еще одна разновидность права оперативного управления, субъект которого в данном случае приобретает некоторые дополнительные правомочия в отношении части закрепленного за ним имущества. Но при этом учредитель-собственник в соответствии с п. 2 ст. 120 ГК несет субсидиарную ответственность по всем обязательствам своего учреждения при недостатке у последнего денежных средств (а полученное за счет самостоятельных доходов имущество также становится, следовательно, забронированным от взыскания кредиторов, с чем, по существу, вряд ли можно согласиться). К сожалению, не вполне четкая формулировка п. 2 ст. 298 ГК дает основания и для такого подхода. При его принятии учреждения получают весьма льготный режим в отношении самостоятельно приобретенного ими имущества, а субсидиарная ответственность их учредителей - собственников существенно расширяется. Такое положение можно было бы признать достаточно выгодным как для самих учреждений, так и для их кредиторов, если бы в роли учредителей в подавляющем большинстве случаев не выступали публичные собственники с бюджетными средствами как основным объектом возможного взыскания. Это положение также заставляет усомниться в обоснованности данного подхода.

1Этот подход вытекает, в частности, из практики применения акционерного законодательства. Так, согласно имеющемуся в судебно-арбитражной практике взгляду, и указанным имуществом учреждение не вправе распоряжаться путем его внесения в уставный капитал акционерных (или других хозяйственных) обществ (или в складочный капитал товариществ).

Изложенное приводит к выводу, что рассматриваемое право в действительности является правом хозяйственного ведения. Поэтому к праву учреждения на полученное им указанным образом имущество должны применяться правила ст. 295 ГК. Это означает, что данным имуществом учреждение самостоятельно отвечает по долгам, возникшим в связи с его участием в приносящей доходы деятельности. В таких отношениях не должны применяться ограничения, касающиеся возможности обращения взыскания по долгам учреждения только на его денежные средства, но отсутствует и субсидиарная ответственность учредителя-собственника. Объектом взыскания кредиторов учреждения здесь, следовательно, может быть любое имущество, полученное учреждением от участия в указанной деятельности и обособленное прежде всего для этих целей на отдельном балансе. Следовательно, правовой режим имущества учреждения дифференцирован в рамках двух прямо предусмотренных законом для таких ситуаций ограниченных вещных прав.

Дополнительная литература

Копылов А. В. Строение на чужой земле: от суперфиция до права застройки // Гражданское право при переходе к рынку. М., 1995; Суханов Е. А. Развитие института вещных прав при переходе к рынку // Гражданское право при переходе к рынку. М., 1995; Толстой Ю. К. Собственность и оперативное управление // Проблемы гражданского права. Л., 1987; Хохлов С. А. Право собственности и другие вещные права // ВВАС РФ. 1995. № 8; Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995 (§ 18-22, 27-29).

Конец формы

ВВЕДЕНИЕ

Современное гражданское право России к субъектам гражданских прав относит особый вид юридических лиц - некоммерческие организации. Законодательное закрепление особенностей их правового статуса прежде всего основывается на том, что извлечение прибыли не является основной целью их деятельности, а их участие в гражданских правоотношениях должно соответствовать тем целям, которые определены в документах, регламентирующих их деятельность (уставные документы, положения).

Ведущиеся теоретические дискуссии и правоприменительные проблемы в совокупности ставят некоммерческие организации в положение объекта, представляющего интерес для изучения прежде всего в рамках учебной дисциплины "Гражданское право". Вместе с тем, с точки зрения практической значимости представляется весьма необходимым при изучении вышеобозначенного объекта обратить внимание на правовые проблемы, порожденные практикой применения не одного института гражданского права, в частности, совокупности норм о юридических лицах как субъектах гражданских прав, а их совокупности. В этом смысле исключительно актуальной и разносторонней по проблематике является проблема права собственности и иных вещных прав некоммерческих организаций.

Данная работа прежде всего своей целью ставит именно определение значимости совместного применения этих институтов гражданского права. Думается , что достигнута эта цель может быть, если будет определено место отдельно взятых институтов " права собственности и других вещных прав" и "некоммерческие организации как субъекты гражданских прав" в современном российском гражданском праве. Кроме этого задачей данной работы на пути к достижению ее цели также ставится поиск возможных вариантов решения актуальных проблем в данной области благодаря комплексному совершенствованию и норм о праве собственности и других вещных правах, и норм о правовом статусе некоммерческих организаций. Именно широта и актуальность правоприменительных проблем и обусловили ограничение круга рассматриваемых объектов собственности и других вещных прав некоммерческих организаций лишь жилыми и нежилыми помещениями. Практика свидетельствует, что теоретически являясь лишь элементами объекта недвижимого имущества (участка земли и всего, что с ним прочно связано), жилые и нежилые помещения (квартиры, комнаты, офисы, складские помещения и т.д.) вводятся в оборот как самостоятельные объекты прав. По этой причине как следствие сложилась некоторая, хотя и не обобщенная практика судов и арбитражных судов, где спорным имуществом является не недвижимость, как официально признанный объект имущественных прав (в том числе вещных), а ее части - жилые и нежилые помещения. Таким образом, на пути к достижению целей данной работы отчетливо видится еще одна задача, которая состоит в выявлении закономерностей основных проблем применения норм гражданского законодательства при регулировании деятельности некоммерческих организаций на примере значимости вещных прав данных субъектов гражданского права на объекты недвижимости или их части для имущественного обособления некоммерческих организаций как юридических лиц.

Надо сказать, что в правовой литературе уже появились некоторые исследовательские работы, касающиеся правового положения юридических лиц являющихся некоммерческими организациями. Наибольший интерес, конечно же представляют работы, основанные на сравнительном исследовании норм действующего законодательства и существовавшего ранее. Этим отличаются публикации Е.А.Суханова, А.И.Масляева, Г.А.Кудрявцевой. Предлагаемые авторами совершенствования законодательства как правило основаны не только на выявленных теоретически противоречиях законодательства, но и на учете основных тенденций правоприменительной практики. Основные положения работ данных авторов, а также мнения других правоведов в контексте рассматриваемых проблем получили в данной работе достойную оценку и краткое освещение.

Глава 1. Понятие права собственности и других вещных прав в гражданско-правовой науке.

1. Понятие и сущность вещных прав.

В теории государства и права признано, что термин " право" может иметь два различных по содержанию значения. Когда нормы права (регуляторы общественных) отношений выступают по отношению к каждому отдельному лицу или организации как некая внешняя среда, то право в этом смысле носит объективный характер, то есть не принадлежит какому-либо субъекту, не составляет его личного, хотя бы и социального свойства. "Поэтому нормы права или право как систему норм, называют объективным правом". Предоставляемая нормами права свобода, возможность поведения, то есть то что по объективному праву (закону) принадлежит субъекту, составляет его личную свободу, возможность поведения, пользования какими-либо благами. "Такая свобода и возможность поведения, закрепленная законом (объективным правом), называется субъективным правом". Таким образом, понятие любого права несет двойственную смысловую нагрузку нормы (или системы норм права) и признанной законом возможности того или иного поведения, защищенной законом и стоящим за ним государством. Под вещным правом принято понимать "право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем  непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства". Вещное право, включая право собственности, - неотъемлемая часть гражданского законодательства любого развитого государства. Е.А.Суханов отмечает, что "вещные права, включая право собственности как наиболее широкое, объемлющее из них, давно известны не только российскому законодательству, но и законодательству других стран континентальной Европы, прежде всего его германской ветви (им, в частности, посвящена книга третья Германского гражданского уложения)."

В российском законодательстве вещное право как комплекс сходных по своей природе гражданских прав (объективных и субъективных) ,было официально закреплено в разделе 1 (ст.5) Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" от 24 декабря 1990 года. В дальнейшем специальный раздел 2 " Право собственности.

Другие вещные права "был воспроизведен в Основах Гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик,утвержденных Президиумом Верховного Совета СССР Постановлением от 31 мая 1991 года.

На сегодняшний день юридическую силу в Российской Федерации имеют нормы о вещных правах, являющихся составной частью Гражданского Кодекса Российской Федерации (часть первая), принятого 30 ноября 1994 года №52-ФЗ.

Следует сразу же оговориться, что ГК РФ в ст.216 использует категорию вещных прав в более узком смысле, чем в данном контексте, то есть обозначает данным термином иные, кроме права собственности вещные права. Наука же гражданского права несомненно относит к вещным правам и право собственности " как наиболее широкое по содержанию вещное право". Во избежание путаницы в терминах наука гражданского права определяет вещные права лиц, не являющихся собственниками как "другие вещные права", "ограниченные вещные права", а вещным правом как обобщающим понятием объединяет и право собственности, и другие вещные права.

Не умаляя значимости "буквы закона", в целях избежания искажения его толкования, категория вещного права в данном контексте будет употребляться в ее расширительном толковании.

В целях проведения исследования следует признать приемлемым обычно используемое противопоставление (антитезу) вещных прав как отдельную разновидность гражданских прав правам обязательственным.

Выявляемые отличия как раз и позволяют определить сущностные особенности любого вещного права.

Анализируя статьи ГК РФ, в первую очередь необходимо отметить, что "круг вещных прав", в отличие от обязательственных очерчен самим законом (ст.209,216 ГК).

Это обстоятельство объяснимо такой важной особенностью вещных прав как абсолютный характер данного вида субъективных прав. Прежде, чем раскрыть его содержание, целесообразно обратиться к положениям теории права о классификации правоотношений и, соответственно, взаимосвязей субъективных прав и юридических обязанностей, предусмотренных нормами права для их участников.

С точки зрения позитивно-правовой концепции юридических субъективных прав и обязанностей, правоотношения могут быть относительными, если "все их участники четко определены законом и договором и никакие другие лица прав и обязанностей в них не имеют"и абсолютными, то есть "налагающими обязанности на всех и каждого". Таким образом, в относительных правоотношениях, где интерес управомоченного удовлетворяется через действия обязанной стороны, "субъективное право выступает как право требовать совершения тех или иных действий".

В абсолютных правоотношениях субъективное право представляет собой "обеспеченную законом возможность собственного поведения, а право требовать выступает здесь как нечто вторичное, как устранение препятствий осуществлению прав и свобод". Подводя итог вышеизложенному, вполне справедливо будет утверждать, что вещные права носят абсолютный характер в связи с тем, что праву лица, управомоченного вещным правом противостоит обязанность всех других лиц не препятствовать свободному осуществлению им своего права.

Именно по той причине, что вещные отношения возникают не только по воле их участников, а значит их участники в значительной мере невольны в определении их содержания и условий, то непосредственно определяющий их закон и должен сам установить все их разновидности.

Однако в правовой литературе встречаются высказывания о том, что "Законодатель оказался в затруднении четко определить систему вещных прав", что "перечень ограниченных вещных прав носит примерный характер, так как сопровождается оговоркой в частности". Подобные умозаключения становятся основой для обсуждения в научном мире проблемы расширения круга вещных прав, причем не только в плане теоретического конструирования, а практического применения порой не совсем обоснованного толкования тех или иных норм действующего гражданского законодательства.

Абсолютному характеру вещных прав соответствует закрепленный в законе признак абсолютного характера защиты вещных прав (п.4 ст.216 ГК РФ). Он состоит в том, что и собственник, и обладатель вещного права, не являющийся собственником, но имеющий право на владение имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, пользуются против третьих лиц равной правовой защитой. Кроме этого, управомоченный вещным правом, но не являющийся собственником, согласно ст. 305 ГК РФ имеет право защищать свои права и против самого собственника.

Абсолютная защита, то есть иск против всякого нарушителя права, по своей природе предполагает, что предметом вещного права может быть "предмет материального мира, существующий как физическое тело и доступный для человеческого обладания, то есть для посягательства любого лица." По существу объект вещного права - это вещь, но не в том понимании "вещи", которое вложено в определение вещей как объектов гражданских прав (ст.128 ГК). "Специфика способов защиты вещных прав (ст.ст. 301,302,303,304,305 ГК РФ) обусловлена тем, что их объектами могут выступать только индивидуально-определенные вещи". Это делает невозможным возникновение вещных прав на вещи, определяемые родовыми признаками, деньги, ценные бумаги, а также имущественные права требования и различные нематериальные блага.

Таким образом объект позволяет ограничить вещные права не только от обязательных, но и других известных гражданскому праву абсолютных прав.

В ГК РФ нашло официальное закрепление, как основной признак вещного права, правомочие следования. Оно сводится к тому, что обладатель вещного права, по общему правилу, продолжает сохранять его и тогда, когда вещь переходит к новому владельцу. Так, согласно ст. 301 ГК РФ собственник вещи, выбывший из владения помимо его воли, продолжает оставаться собственником и вправе истребовать свою вещь из чужого незаконного владения. Не менее убедительно звучит и общее правило о том, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на это имущество ( п.3ст.216 ГК РФ).

Что касается относимого к признакам вещного права правомочия преимущества, состоящего в том, что при конкуренции вещного и обязательственного прав первоочередность осуществления отводится вещному праву, то хотелось бы отметить, что оно, по справедливому замечанию российских цивилистов, "еще нуждается в подкреплении судебной практикой, поскольку в практическом плане означает преимущество вещных исков перед обязательственными."

Выявленные особенности вещных прав позволяют определить научное понятие вещного права, то есть "субъективного гражданского права, имеющего абсолютный характер, обладающее специфическим объектом и способами защиты, включающее в себя помимо прав владения, пользования и распоряжения имуществом, правомочия следования и преимущества".

Системное изучение норм ГК РФ привело к возникновению в среде российских цивилистов выводов о том, что "все более зримо обнаруживается генетическое родство российского права с континентальным и движение процесса развития гражданского права в направлении усиления его общности с правом континентальным и реального заимствования отдельных конструкций из англо-американского права."

В частности, элементы сходства обнаруживаются в функциональном назначении института "вещное право" в системе норм гражданского права, регулирующих имущественные отношения. К вещному праву относятся нормы, направленные на то. чтобы закрепить за правомочным лицом юридическую возможность владеть имуществом и эксплуатировать его, независимо от действия

каких-либо других лиц. "Эти нормы опосредуют, таким образом, статику имущественных отношений". Но движение имуществ в хозяйственном обороте, также относится к сфере гражданского права. В связи с чем функционально опосредствуя динамику общественных отношений, эта группа норм объединяется в другом разделе - "обязательственное право" как совокупность норм, регулирующих такие имущественные отношения, в которых управомоченное лицо имеет возможность требовать от другого лица (или лиц) передачи имущества или совершения иных действий, имеющих имущественный или неимущественный характер. Таким образом, ГК РФ как объективное право устанавливает, что в отношении одного и того же имущества могут существовать одновременно вещные и обязательственные права субъектов гражданских прав.

2 Вещно-правовая природа права собственности.

Действующее гражданское законодательство не содержит дефиниции собственность, поэтому без существующей цивилистической доктрины о собственности, юридическую природу права собственности познать невозможно.

В науке гражданского права существует представление о собственности как "отношениях между людьми по поводу вещей, заключающиеся в присвоенности, или в принадлежности, материальных благ одним лицам (их коллективам) и соответственно в отчуждении этих же благ от всех других лиц". Однако сущность собственности данным понятием полностью не раскрывается, поскольку "такие отношения (отношения собственности) можно понимать и как статистический момент (состояние принадлежности средств производства) производственных общественных отношений, и наряду с этим как их волевую сторону, как множество волевых актов конкретных индивидов и их коллективов, так называемые "реальные отношения собственности", которые еще Г.В.Плеханов обозначил термином имущественные отношения".

Производственные отношения, будучи объективно экономическими отношениями, не зависят от воли и сознания людей и в этом качестве не могут быть объектом воздействия права. Собственность как производственное общественное отношение входит в понятие "базис" общества, а право - элемент надстройки общества, а значит явление субъективного порядка.

Соответственно непосредственному воздействию права могут быть подвергнуты имущественные (волевые) отношения собственности. Именно этим и объясняется исключительно важная функция права в развитии отношений собственности.

Когда в ходе эволюции производственных общественных отношений производственный продукт получил способность отрываться от своего производителя, появилась возможность стать собственником с помощью права - вообще не участвуя в отношениях производительного присвоения, а будучи лишь участником отношений распределения и обмена. "Внешне отношения распределения тоже выглядят как присвоение, так как в результате возникает принадлежность материальных благ, закрепляемая не экономически, а юридически - с помощью права". Таким образом, право (и государство как особый аппарат принуждения к его соблюдению) возникает для охраны отношений собственности в условиях товарного производства, а право собственности (как объективное так и субъективное) с данной точки зрения становится центром всей правовой системы.

Институт собственности в праве - это "совокупность юридических норм, закрепляющих и регулирующих общественно-производственные отношения по присвоению средств и продуктов производства, то есть отношения по обладанию имущественными ценностями, а также по их использованию и распоряжению". Нормы данного института определяют правовое положение имущественных ценностей в хозяйственном обороте путем установления меры дозволенного поведения управомоченного лица (собственника) по владению, пользованию и распоряжению имуществом.

При этом юридические особенности права собственности как субъективного права по справедливому замечанию Е.А.Суханова необходимо искать не столько в перечне (триаде) правомочий, являющемся лишь одним из возможных вариантов законодательной формулировки содержания этого права, сколько в самом характере данных правомочий".

В науке гражданского права правомочия собственника на свою вещь признаны исключительными, поскольку они дают возможность собственнику, опираясь на закон, отстранять всех третьих лиц от "хозяйственного господства" над принадлежащим ему имуществом, если на то нет его воли. Можно сказать, что право собственности как вещное право обладает исключительным абсолютным характером.

В правовой литературе высказывается мнение, что сущность права собственности как права абсолютного, противостоящего "любому каждому" в контексте ГК РФ претерпела значительные изменения, обусловленные значительными административно-правовыми ограничениями правомочий собственника. В частности, отмечается ограниченный характер права собственности на землю и другие природные ресурсы.

В гражданском праве зарубежных государств в доктрине все шире и настойчивее проводится "идея об исчезновении единого понятия права собственности, его расщепления как некогда единого субъективного права собственности на отдельные "права собственности", характеризующиеся своим" комплексом собственнических правомочий, характерных для тех или иных объектов".

Однако, эта тенденция правового регулирования связана не с ограничением права собственности, а "установлением более точных границ его содержания, которое в любом случае не может быть беспредельным." Последнее, в свою очередь объективно обусловлено существенным расширением нормативной базы регулирования отношений собственности как в зарубежных странах, так и в РФ. Нормы смежных институтов гражданского права, административного права рассчитаны на тот или иной круг собственников, ими предусматривается право последних на обладание тем или иным имущественным объектом, а также особый режим их приобретения, эксплуатации, защиты, отличный от общего порядка.

Было бы не лишним отметить, что основополагающий принцип: "не может быть двух полных прав собственности на одну вещь" российская цивилистика восприняла из континентального права". Тем самым подчеркивается особый характер права собственности, то есть то, что оно всегда шире других прав и независимо от имущественно-правового положения других лиц.

В правовой литературе существуют различные мнения по поводу обозначения характера правомочий собственника. Е.А.Суханов в своей работе "Лекции о праве собственности" приводит примеры гражданско-правового понимания особенностей осуществления правомочий собственника:"своей властью и в своем интересе" (А.А.Венидиктов)"по своему усмотрению"(Д.М.Генкин), "независимо от всех других лиц"(С.М.Корнеев).

Гражданское законодательство РФ устанавливает, что все гражданские права осуществляются по усмотрению участников отношений (п.1 ст.9 ГК РФ), своей волей и в своем интересе (п.2ст.1 ГК РФ).

В отношении права собственности признак осуществления права по своему усмотрению закреплен специально (п.2ст.209 ГК РФ). Таким образом "власть, воля собственника опирается на закон и существует независимо от власти других лиц на эту вещь". Это однако не означает, что власть собственника безгранична. Ст.10 ГК РФ устанавливает пределы осуществления гражданских прав. В частности, не допускается использование права собственности в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (абз.2 ч.1 ст.10 ГК РФ). Также основанием для отказа в защите права собственности в соответствии с п.2 ст.10 ГК РФ могут стать действия собственника, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу и злоупотребление этим правом в иных формах.

Непосредственное воздействие собственника на принадлежащую ему вещь связано не только с "приятным благом" обладания ею, возможностью получения доходов и удовлетворения соответствующих потребностей. Оно "неизбежно связано с несением связанных с этим расходов, издержек и риска". Поэтому ст.210 ГК РФ подчеркивает необходимость для собственника нести бремя содержания своего имущества, если только законом или договором это "бремя" или его часть не возложены на иное лицо.

Исходя из того, что в отношении собственности вещь является своей и на нее самое широкое и самостоятельное право, закон не может диктовать характер отношения к вещи. Вместе с тем, не имея возможности обязать собственника к особому, бережному отношению к вещи, закон может вмешаться в сферу исключительных правомочий собственника, устанавливая пределы осуществления права собственности, в частности, запрет причинения вреда другому лицу (абз.1 ч.1 ст.10 ГК РФ), установление особого правового режима содержания культурных ценностей, отнесенных законом к особо ценным и охраняемых государством (ст.240 ГК РФ).

Исключительный характер правомочий собственника определяет содержание субъективного права собственности полно и всесторонне в совокупности с четким представлением о самих правомочиях собственника. Иными словами, следует определить, что же юридически обеспечивает право собственности как объективное право.

Характеристика правомочий собственника как "триады" возможностей - владение, пользование, распоряжение свойственно лишь российскому национальному правопорядку. "Впервые она была законодательно закреплена в ст. 420 (т.10 ч.1) Свода законов российской империи, откуда затем перешла в ГК РСФСР 1922 и 1964 г.г."

Зарубежное законодательство в целом не имеет унифицированной формулы правомочий собственника. "Согласно 903 Германского гражданского уложения, собственник распоряжается вещью по своему усмотрению. В соответствии со ст. 544 Французского Гражданского Кодекса собственник пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом". "В англо-американском праве, не знающем в силу своего прецендентного характера легального (законодательного) определения права собственности исследователи насчитывают от десяти до двенадцати правомочий собственника, причем способных в разных сочетаниях находиться у различных лиц одновременно".

В п.1 ст. 209 ГК РФ, как и в предшествующем законодательстве РСФСР о собственности ( абз.1 п.2 ст.2 Закона РСФСР "О собственности в РСФСР от 24 декабря 1990 года) ограничивается перечислением правомочий собственника, не определяя их. Это отрицательно сказывается не только на раскрытии права собственности, но и на практике применения законодательства.

Правомочие владения представляется наиболее неопределенным с точки зрения толкования действующего ГК РФ. В науке гражданского права под правомочием владения понимается "основанная на законе (юридически обеспеченная) возможность иметь у себя данное имущество, содержать его в своем хозяйстве (фактически обладать им, числить на своем балансе и т.п.)".

Действительно, анализ ст.301 ГК РФ позволяет сделать вывод, что право собственности утрачивает полноту своего содержания в случае, если вещь, принадлежащая собственнику находится в фактическом обладании другого лица. Таким образом, право устанавливает презумпцию законности фактического владения - оно законно (имеет титул) до тех пор, пока не докажут обратное.

Зарубежному праву известен институт владения - фактического обладания имуществом , который позволяет защищать свое право на вещь с помощью специальных, владельческих исков.

Правомочие пользования представляет собой "основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путем извлечения из него полезных свойств или его потребления".

Правомочие распоряжения означает "аналогичную возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения".

Содержание субъективного права собственности в науке советского гражданского права раскрывалось с помощью юридической категории "форма собственности" Закрепление в Гражданском Кодексе РСФСР двух различных форм собственности - социалистической и личной - по существу повлекло появление "разных" прав собственности.

Достаточно сравнить положения главы 8 и главы 11 раздела 2 ГК РСФСР, чтобы сделать вывод, что нахождение имущества в государственной или иной форме "социалистической" собственности предоставляло ее субъекту неизмеримо большие возможности, чем форма личной собственности.

ГК РФ от 30 ноября 1994 года в ч.1 ст.212 устанавливает, что в Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Значит ли это, что закон отражает в своих нормах юридическое обеспечение разных субъективных прав собственности? Цивилистическая теория о собственности основным своим постулатом объявляет "существование лишь одного права собственности с единым, одинаковым для всех набором правомочий (известная "триада" здесь служит лишь ориентиром), у которого могут быть различные субъекты". Таким образом, субъектом государственной собственности является государство - Российская Федерация, субъектом муниципальной собственности - муниципальные образования, а право частной собственности является общим, собирательным понятием для права собственности частных владельцев имущества, преследующих при его использовании свой частный, а не государственный или муниципальный (публичный) интерес.

Положение п.1 ст.212 ГК РФ по существу лишь воспроизводит не имеющую гражданско-правового смысла конституционную формулу, которая сводится фактически к провозглашению частной и публичной собственности ( ст.8 Конституции Российской Федерации). Упоминание об "иных формах собственности"с позиций цивилистики является результатом недоразумения, поскольку никаких иных имущественно обособленных субъектов, кроме граждан, юридических лиц и публично-правовых образований ГК РФ не признает и поэтому никакой иной реальной имущественной базы ни для каких "иных" субъектов и форм собственности не возникает.

Юридическое содержание имеет прежде всего п.2 ст.212 ГК , как раз и устанавливающий наличие одного права собственности с различным, но не безграничным субъектным составом. При этом права всех собственников согласно п.4 ст.212 ГК РФ защищаются равным образом, что действительно свидетельствует о равенстве их возможностей. Что же касается неизбежных особенностей возникновения, прекращения и осуществления права собственности, то они в соответствии с п.3 ст.212 ГК РФ теперь могут устанавливаться лишь законом, но не подзаконными актами. Законом же могут определяться и виды имущества, находящегося только в собственности публично-правовых образований, то есть изъятого из оборота. Это позволяет исключить необоснованные различия в возможностях различных собственников как участников единого хозяйственного оборота.

Дифференциация юридического обеспечения права собственности в том виде, в котором она обозначена в ГК РФ во многом приемлема. Это в частности касается особого юридического режима права собственности на объекты изъятые из оборота, а также в значительной степени ограниченных в своих возможностях реализовать полномочия собственника на принадлежащее им имущество некоммерческих организаций (кроме потребительских кооперативов и учреждений) , допускаемых в имущественный оборот со строго целевым назначением.

В совокупности с ч.4 ст.212 ГК РФ, которая устанавливает, что права всех собственников защищаются равным образом, ч.3 ст.212 ГК РФ отражает вещно-правовой характер права собственности (как субъективного права) - собственник противостоит любому и каждому "в защите своих прав на вещь, находящуюся в его хозяйственном господстве", если по закону он обладает правом на нее (титулом).

Отдел по экономике и управлению имуществом территориальной администрации Чулымского района Новосибирской области обратился в Арбитражный суд Новосибирской области с иском об истребовании у Чулымского районного потребительского общества (далее - Чулымское райпо) здания универсального магазина, расположенного в селе Воздвиженка Чулымского района.

Решением от 08.10.97 в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 15.12.97 решение отменено и заявленное требование удовлетворено.

В протесте предлагается постановление апелляционной инстанции отменить,решение суда первой инстанции оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционная инстанция сделала вывод о том, что спорное здание относилось к государственной собственности и получено Чулымским райпо без законных оснований.

Между тем такое утверждение противоречит фактическим обстоятельствам.

Как видно из материалов дела, Новосибирский областной Совет народных депутатов решением от 04.07.91 утвердил перечень объектов муниципальной собственности по Чулымскому району. В данном перечне отсутствует спорный магазин.

Передача спорного помещения Чулымскому райпо осуществлялось 18 декабря1990 г. совхозом "Воздвиженский" на основании приказа Чулымского районного агропромышленного объединения от 07.09.90 №155, о чем и был составлен акт приема-передачи, подписанный представителем передающей и принимающей сторон. Совхоз, как бывший владелец магазина, и Чулымское РАПО с иском о его истребовании не обращались.

Кроме того, приложением 3 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 №3020-1 не предусматривалось передачи в муниципальную собственность имущества, находящегося в собственности совхозов.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения заявленного истцом требования не имеется.

Гражданский Кодекс РФ в основу разграничения юридических оснований приобретения права собственности положил критерий правопреемства. В науке гражданского права основанные на таком критерии способы приобретения права собственности условно делятся на первоначальные и производные.

По общему правилу первоначальные способы - это такие способы, при которых право собственности возникает впервые, поскольку объект не находился ранее в чьей-либо собственности, или же возникает самостоятельно, независимо от права и воли предшествующего собственника, которая не принимается во внимание. Поэтому порядок приобретения определяется в данных случаях только законом, но не соглашением сторон или же односторонним волевым действием собственника. По ГК РФ таким образом можно приобрести право собственности при переработке (ст.220), обращении в собственность общедоступных вещей (ст.221), находке (ст.227), в силу приобретательной давности (ст.234), по договору (ст.223), а также, если вещь является самовольной постройкой (ст.222), бесхозяйной вещью (225), движимой вещью, от которой собственник отказался (ст.226), безнадзорным животным (ст.230), кладом (ст.233).

Производные способы возникновения права собственности отличаются тем, что право собственности возникает в силу его перехода от предшествующего собственника, то есть в порядке правопреемства. Практическое значение, безусловно имеет то, что право собственности переходит к новому субъекту в том объеме, который имелся у правопредшественника, в частности, с вещными обременениями. В свою очередь переход права собственности таким способом может производится как по воле собственника (ч.2ст. 218 ГК РФ, ст.236 ГК РФ), а также и вопреки воле собственника (абз.1 ч.2 ст.235 ГК РФ). В последнем случае переход права собственности возможен лишь по основаниям, предусмотренным в законе. ГК РФ устанавливает исчерпывающий перечень случаев принудительного перехода права собственности и четко устанавливает основания каждого из них. Особое место занимает лишь такой способ как национализация (ч.3 ст.235 ГК РФ).

Подводя итог всему, что было сказано выше можно попытаться определить понятие субъективного права собственности и объективного права собственности.

Субъективное право собственности - это закрепленная за собственником, юридически обеспеченная возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению и в своем интересе путем совершения в отношении этого имущества любых действий, не противоречащих закону и иным правовым актам и не нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц, а также возможность устранить вмешательство в сферу его хозяйственного господства всех третьих лиц.

Объективное право собственности - система правовых норм, регулирующих отношения по владению, пользованию и распоряжению собственником принадлежащей ему вещью по усмотрению собственника и в его интересах, а также по устранению вмешательства всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства.

Нормы, образующие институт права собственности находятся в постоянном контакте и взаимодействии с нормами других правовых институтов, как гражданско-правовых, так и иной отраслевой принадлежности. В частности, за рамки регулирующего воздействия института права собственности выходит осуществление правомочия распоряжения, а также восстановление утраченного права собственности.

Во исполнение норм ГК РФ о государственной регистрации недвижимости Президентом РФ от 21.07.97 г. подписан ФЗ №122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", который имеет исключительно важное значение для упорядочения и цивилизованного развития рынка недвижимости и , главное, для обеспечения гарантий прав собственников недвижимого имущества.

В соответствии с положениями Кодекса в зависимости от соблюдения требований о регистрации ставится возникновение права собственности на недвижимость и иных прав, подлежащих государственной регистрации (п.2 ст.8 ГК), а в ряде случаев - действительность совершенной с недвижимым имуществом сделки.

Если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки.

Облпотребсоюз обратился в арбитражный суд с иском о понуждении акционерного общества зарегистрировать сделку купли-продажи жилого дома.

Судом первой инстанции в иске отказано по тому мотиву, что облпотребсоюз не обращался в регистрирующий орган с требованием о регистрации договора купли-продажи.

Апелляционная инстанция отменила решение суда и приняла постановление о регистрации сделки купли-продажи недвижимости.

При этом апелляционная инстанция правомерно исходила из следующих обстоятельств.

Между облпотребсоюзом (продавцом) и акционерным обществом (покупателем) была заключена двухсторонняя сделка купли-продажи жилого дома.

Сделка сторонами исполнена. Стоимость дома уплачена покупателем продавцу, а передача осуществлена по акту приема-передачи. Правомерность заключения этого договора не оспаривалась. Покупатель не обращался с требованием зарегистрировать эту сделку в регистрирующий орган, поскольку утратил к ней интерес из-за ее убыточности. Пунктом 3 ст.165 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено: если сделка, требующая регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки.

Договор продажи жилого дома согласно ст. 558 Кодекса подлежит обязательной государственной регистрации. Поскольку сделка исполнена, а правообладатель ее не зарегистрировал, облпотребсоюз правомерно обратился за защитой своих интересов в суд.

Апелляционная инстанция бездействие акционерного общества обоснованно квалифицировала как уклонение от государственной регистрации сделки.

Данное решение суда является основанием для возникновения у соответствующего органа обязанности осуществить государственную регистрацию сделки.

3. Современная концепция "других вещных прав" в гражданском праве России.

Российская цивилистика советского периода не занималась категорией вещных прав, поскольку единым и единственным вещным правом было право собственности. Действительно, наличие всех трех правомочий на вещь, известных российскому гражданскому праву, предоставляет лицу самое полное, широкое право на вещь. Таковым, например, является право собственности. "Необходимость существования других вещных прав вызвана тем, что различные потребности людей и общества в целом невозможно удовлетворить, предоставив необходимую вещь только на праве собственности. В других случаях приобретение вещи в собственность может быть затруднено или невозможно (изъятие вещи из гражданского оборота), а между тем для определенного лица экономически очень важно обладать той или иной вещью по праву в зависимости от потребностей", - справедливо отмечает Г.Б.Леонова.

"Закон о собственности в РСФСР" от 24 декабря 1990 года в ст.5 предусматривал возможность возникновения в случаях установленных Законом, а также по усмотрению собственника вещных прав других лиц на хозяйственное или иное использование имущества собственника (право полного хозяйственного ведения и право оперативного управления - ч.2 ст.5 и ч.3 ст.5 Закона).

В статье 216 ГК РФ закрепляются более развернутые и четкие, чем в Законе РСФСР "О собственности в РСФСР" понятие и виды ограниченных вещных прав. В контексте данной правовой нормы вещные права используются как правовая категория в более узком смысле - для обозначения иных, кроме права собственности, вещных прав. Поэтому в п.2 ст. 216 говорится об их принадлежности лицам, не являющимся собственниками имущества. Как уже ранее отмечалось, в научной доктрине используется термин "ограниченных вещных прав".

Появление правовых норм об ограниченных вещных правах в современном гражданском праве России не является случайностью, а объективно отражает процесс сближения

правовых систем современности. Еще в дореволюционном гражданском праве России существовало понятие "вещных прав на чужую вещь", которое известно также и "континентальному праву" стран Европы. В современных условиях представляется, что с наибольшей пользой можно использовать опыт правового регулирования этой правовой системы. Основным принципом особенностей правового регулирования "прав на чужие вещи" в континентальном праве является "предположение наличия собственника, вещь которого они обременяют". Соответственно, перечень прав на чужую вещь является замкнутым, а их содержание определяется позитивным правом.

Англо-американская система права не знает деления прав на свои и на чужие вещи. Более того, место категории "вещное право" занимает категория "собственности". Здесь установлен иной принцип: количество и содержание прав собственности, принадлежащих нескольким лицам в отношении одной и той же вещи, может быть определено соглашением (волей) участников", а не

объективным правом (как в континентальной системе).

Главное назначение института собственности (как правило, доверительной) - "обеспечить профессиональное управление чужим имуществом в интересах определенных категорий лиц, не способных или не желающих его осуществлять".

Становится очевидным, что при подготовке проекта ГК РФ объективно учитывались условия, на которые законодатель хотел перенести опыт иных правовых систем и генетическую связь правовых институтов российского и континентального гражданского права.

Как уже отмечалось, право собственности является основополагающим, первоначальным правом в числе прочих вещных прав, поскольку другие права носят производный от этого права характер, а их владельцы имеют иной правовой титул (основание), чем собственник. Это определяет особенности субъектного состава правоотношений, одним из элементов которых выступает соответствующее ограниченное вещное право. "Для всех ограниченных вещных прав характерно то, что носитель вещного права находится не только в абсолютном отношении со всеми третьими лицами, но и в относительном правоотношении с собственником, каковы бы ни были основания возникновения и юридическая природа указанного правоотношения".

Принципиально важной характеристикой ограниченных вещных прав является их сохранение и при смене собственников (при переходе права собственности). Таким образом, "ограниченные вещные права следуют за имуществом, как бы обременяя его, а не за его собственником".

В то же время, согласно п.4 ст.216 ГК РФ ограниченные вещные права защищаются от их нарушения вещно-правовыми способами, причем такая защита предоставляется их обладателям по отношению к любым другим лицам, включая и самого собственника. "С этой точки зрения наличие ограниченных вещных прав на имущество является известным ограничением вещных прав на это имущество самого собственника". Последнее обстоятельство обуславливает обязательность установления всех разновидностей ограниченных вещных прав законом, а не волей участников вещных правоотношений.

В ст. 216 (пункт1) ГК РФ установлен перечень, содержащий, условно говоря, две группы ограниченных вещных прав: вещные права по использованию чужих земельных участков (право пожизненно наследуемого владения, право постоянного (бессрочного) пользования и сервитуты, которые могут обременять также здания и сооружения) и вещные права юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника (право хозяйственного ведения и право оперативного управления).

Ввиду того, что ст. 274 ГК РФ, регулирующая обременение сервитутом зданий и сооружений относится к главе 17, нормы этой статьи не могут пока иметь практического применения, хотя обременение сервитутом зданий, сооружений другого недвижимого имущества отличается тем, что ограниченное пользование им необходимо вне связи с пользованием земельным участком.

Если правовое регулирование ограниченных вещных прав на землю можно в порыве критики назвать нежизнеспособным в силу нерешительности законодателя признать право частной собственности на земельные участки, то с полной уверенностью можно поддержать мнение Л.В.Щенниковой о том, что "в качестве компромисса между рыночным и административным началом среди вещных прав были названы право оперативного управления, однотипное ему право полного хозяйственного ведения, а также право учреждения на самостоятельное распоряжение доходами от разрешенной предпринимательской деятельности". Первые два из названных "вещных прав на чужую вещь" прямо отнесены ГК РФ к числу вещных прав лиц, не являющихся собственниками имущества (ч.1 ст.216 ГК РФ). А что касается третьего из названных вещных прав, то здесь нужно отметить, что вещно-правовая природа, по мнению ряда цивилистов в России, объективно усматривается по смыслу нормы ч.2 ст. 298 ГК РФ.

Вообще, конструкция "права хозяйственного ведения" и "права оперативного управления" - особенность российского гражданского права, обусловленная переходным характером имущественного оборота, который пока что знает таких участников как "предприятия" и "учреждения" - несобственники. "Государство, как собственник основной массы имущества, будучи не в состоянии непосредственно хозяйствовать с принадлежащими ему объектами, в условиях планово-регулируемой, огосударствленной экономики, объективно было вынуждено выпускать в имущественный оборот "самостоятельные" юридические лица - "предприятия" и "учреждения", закрепляя за ними свое имущество на ограниченном вещном праве".

Впервые это право было закреплено под названием "оперативное управление" в ст.26 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденных Законом СССР от 8 декабря 1961 года "Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик". В Законе РСФСР "О собственности в РСФСР" это вещное право было разделено на более широкое по содержанию "право полного хозяйственного ведения", предназначенное для производственных предприятий (ч.2 ст.5 Закона) и более узкое "право оперативного управления" - для госбюджетных и аналогичных им учреждений. В период действия Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" специалисты в области гражданского права отмечали возникновение в хозяйственной практике явления взаимопроникновения различных производных режимов вещных прав, так называемую "диффузию вещных прав". В связи с этим, в качестве теоретической модели предлагалось унифицировать режим осуществления производного вещного права всеми субъектами предпринимательской деятельности, а именно закрепить в законах о собственности и предприятиях лишь одно, производное от права собственности вещное право, обозначив его как "право полного хозяйственного ведения".

Однако, практика правотворчества пошла по иному пути. В ГК РФ были включены нормы о праве хозяйственного ведения (ст.294 ГК РФ) и о праве оперативного управления (ст.296 ГК РФ).

Оба эти права значительно сужены в содержании и в объеме правомочий, которые их субъекты получают от собственников на закрепленное за ними имущество. Это объясняется тем, что "в условиях развития рыночных отношений и появления значительного частного сектора экономики конструкции таких ограниченных прав, как и их субъектов - несобственников, обнаружили свои слабости и недостатки, скрытые прежними условиями хозяйствования. В частности, в возможности злоупотребления предоставленной этим субъектам экономической свободой с целью передачи имущества собственника в частный сектор на убыточных для собственника условиях".

Именно поэтому право хозяйственного ведения и по названию, и по содержанию уже не является "полным", близким к праву собственности.

Субъектами прав хозяйственного ведения и оперативного управления могут быть юридические лица, созданные в особых организационно-правовых формах - "предприятия" и "учреждения". При этом субъектом права хозяйственного ведения по действующему законодательству может быть только государственное или муниципальное унитарное предприятие (ст.113-114 ГК РФ). Субъектом права оперативного управления могут быть унитарное (казенное) предприятие (ст. 115 ГК), относящееся к категории коммерческих организаций, а также учреждения (ст. 120 ГК РФ), создаваемые как государственными и муниципальными образованиями, так и другими (частными) собственниками - гражданами и юридическими лицами. Кроме того, нормы об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления (ст.ст.113,115,296,297 ГК РФ) применяются к не находящимся в муниципальной или государственной собственности предприятиям, основанным на праве полного хозяйственного ведения (абз.1 п.5 ст.5 Закона РФ "О введении в действие части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации" от 30 ноября 1994 года №52-ФЗ), если до 1 июля 1999 года они не преобразованы в хозяйственные товарищества, общества или кооперативы либо не ликвидированы (абз.2 п.5 ст.6 того же Закона).

Право хозяйственного ведения в соответствии со ст.294 ГК РФ - это право государственного или муниципального унитарного предприятия владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом собственника в пределах, установленных законом или иным правовыми актами. В отношении имущества, переданного на баланс унитарного предприятия сам собственник уже не может осуществлять правомочия владения и пользования, а также в значительной степени и распоряжения, так как движимым имуществом , принадлежащим этому предприятию, оно может распоряжаться самостоятельно, а недвижимым  - лишь с согласия собственника.

Ограниченное вещное право оперативного управления состоит в осуществлении прав владения, пользования и распоряжения в отношении имущества, закрепленного за казенным предприятием и учреждением в пределах, установленных законом в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им (ст. 296 ГК РФ). ГК специально регламентирует, правомочие распоряжения, принадлежащего субъекту права оперативного управления. Возможность распоряжаться как движимым, таки недвижимым имуществом, закрепленным за казенным предприятием ограничена требованием получения на это согласия собственника, передавшего имущество (абз.1 ч.1 ст.297 ГК РФ). Что касается учреждения то оно даже с согласия собственника не вправе отчуждать закрепленное за ним как движимое, так и не движимое имущество собственника (ч.1 ст.298 ГК РФ). При возникновении такой необходимости оно вправе просить собственника о том, чтобы он сам (от своего имени) произвел отчуждение принадлежащего ему имущества.

Содержание и объем правомочий обладателей права хозяйственного ведения и оперативного управления определяется с учетом правового положения (в части имущественных прав) данных юридических лиц.

Унитарные предприятия отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим имуществом (абз.1 п.5 ст.113 ГК РФ), но при этом закон устанавливает, что собственник имущества казенного предприятия - Российская Федерация - при недостаточности имущества предприятия несет субсидиарную (дополнительную) ответственность по его обязательствам (ч.5 ст.115 ГК РФ), а собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения не отвечает по обязательствам предприятия (ч.8 ст.114 ГК РФ).

Ответственность учреждения по своим обязательствам ограничена находящимися в его распоряжении денежными средствами, недостаток которых влечет субсидиарную ответственность собственника соответствующего имущества (ч.2 ст.120 ГК РФ). Таким образом, положения об ограниченном вещном праве учреждения, закрепленные в ГК РФ подразумевают условное деление имущества учреждения на то, которое находится в его распоряжении (денежные средства) и то, которым оно распоряжаться не вправе. В первом случае речь идет об учитываемом на отдельном балансе учреждения имуществе, заработанном учреждением самостоятельно. Вторую часть составляет имущество, полученное учреждением от собственника по смете. Поэтому из содержания ст.298 ГК РФ логически вытекает, что, если собственник учреждения в учредительных документах не предоставляет ему право осуществлять приносящую доходы деятельность, то по обязательствам учреждения отвечает он сам, ибо имущество которым бы учреждение свободно распоряжалось в данном случае отсутствует. С другой стороны ответственность по обязательствам учреждения, которому предоставлена возможность осуществлять деятельность, приносящую доход, со стороны собственника носит субсидиарный характер, поскольку деятельность учреждения в основной части все же носит некоммерческий характер и выражает волю собственника, определенную в учредительных документах учреждения, прежде всего в положениях, касающихся целей его создания.

Однако, Гражданский Кодекс РФ предусматривает, таким образом, что право учреждения на закрепленное за ним имущество может иметь различное содержание (в части правомочия распоряжения) в зависимости от источников его возникновения. Это обстоятельство не состыкуется с выделяемой гражданским правом особенностью вещных прав, состоящей в четком определении законом его содержания и объема предоставляемых правомочий. Поэтому в среде российских цивилистов появились высказывания о необходимости определения принадлежащего права учреждения на самостоятельное имуществом (п.2 ст.298 ГК) в качестве самостоятельного в системе вещных прав. Очевидно, что данного мнения придерживаются сторонники расширительного толкования предусмотренного в ГК РФ перечня вещных прав. Ранее уже обосновывалась неправомерность дополнения этого перечня не предусмотренными в законе, а точнее не обозначенными в качестве самостоятельных, ограниченными вещными правами.

В данной ситуации доводы сторонников закрытого характера перечня вещных прав, установленного ч.1ст.216 ГК РФ представляются более убедительными. Характерно, что особый характер вещного права, прямо не названного законодателем, в отношении имущества, учитываемого учреждением на отдельном балансе отмечается также и ими. Более того, указывается, что "характер этого права не оставляет сомнений в том, что оно является правом хозяйственного ведения и, таким образом, к праву учреждения на полученное им таким образом имущество применяются правила ст.295 ГК РФ. В обоснование данного вывода автор ссылается на существовавшее в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 года прямого указания на принадлежность данного имущества учреждению на праве полного хозяйственного ведения (п.2 ст.48 Основ гражданского Законодательства Союза ССР и союзных республик). Кроме того, характер этих правомочий (прежде всего распоряжения) в законе уже официально определен как особенность права хозяйственного ведения (ч.2 ст.295 ГК РФ).

В литературе подчеркивается некоторая искусственность правил ст.300 ГК РФ, отражающих правомочие следования, присущее праву хозяйственного ведения и праву оперативного управления по ГК РФ.

В обычных ситуациях (при отчуждении имущества собственников компаний (обществ и товариществ) вопрос о правопреемстве решается автоматически. Отчуждение имущества несобственников требует в той или иной форме согласия собственников и специального решения между ними вопроса о правопреемстве. Развитым правопорядкам такое правило никогда не было известно.

По смыслу ст.292 ГК РФ к числу вещных прав следует также отнести право пользования жилым помещением, которое имеют члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении. Так, ч.2 ст.292 ГК РФ устанавливает право следования вещи за обладателем вещного права, а ч.3 ст.292 ГК РФ - абсолютный характер защиты этого вещного права. Таким образом, толкование норм главы 18 ГК РФ о праве собственности и других вещных правах на жилое помещение позволяет утверждать, что законом официально признается данное вещное право, хотя бы оно не включено в перечень вещных прав ч.1 ст.216 ГК РФ.

Резюмируя все вышеизложенное, можно определить понятие ограниченных вещных прав как основанных на законе или договоре прав на чужую вещь, которые производны от права собственности, имеют различное содержание, определяемое законом и собственником, и пользующиеся абсолютной защитой от любого нарушителя, в том числе и от собственников.

Вероятно следует согласиться с тем, что "критерии, с помощью которых можно было бы четко определить место ограниченных вещных прав в ряду других гражданских прав до сих пор не найдены".

Однако, проведенный анализ статей гражданского законодательства РФ позволяет сделать вывод, что нормы регулирующие осуществление этих прав находятся в смысловой взаимосвязи, отражают определенные в науке общие и особенные признаки вещных прав и благодаря своему разнообразию отражают комплексный подход законодателя к введению новых правил имущественного оборота в условиях рыночной экономики.

Глава 2. Имущественная обособленность как необходимое условие деятельности некоммерческих организаций.

1. Научное и практическое значение классификации юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации.

Гражданский Кодекс РФ в ч.1 ст.1 четко определяет сферу гражданско-правового регулирования. В соответствии с абз.1 ч.1 ст.1 ГК РФ предметом правового регулирования гражданского законодательства являются имущественные и связанные с ними неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. В свою очередь абз.2 ч.1 ст.1 ГК РФ устанавливает, что участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица, а также Российская Федерация и муниципальные образования.

Основных участников гражданских правоотношений ГК РФ объединяет общим понятием - "лица", но при этом изначально признает их различное правовое положение в имущественном обороте.

Конструкция юридического лица является единственной правовой формой участия коллективов, объединений граждан в гражданских правоотношениях.

В гражданском праве традиционно принято выделять четыре признака юридического лица, то есть "такие внутренне присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе - достаточны для того, чтобы организация могла признаваться субъектом гражданского права".

 

Организационное единство как признак юридического лица предполагает наличие определенной иерархии, соподчиненности органов управления (единоличных и коллегиальных), составляющих его структуру, а также четкой регламентации отношений между его участниками.

Имущественная обособленность состоит в ограничении объединенного в один имущественный комплекс объектов гражданских прав от имуществ, принадлежащих другим лицам.

Участие в гражданско-правовых отношениях невозможно без самостоятельной гражданско-правовой ответственности любого субъекта по своим обязательствам перед другой стороной гражданского правоотношения.

Индивидуализация субъектов гражданских отношений достигается через выступление участников в гражданском обороте от своего имени. Любое физическое лицо имеет имя, а юридическое лицо - наименование, содержащее указание на его организационно-правовую форму.

Признаки юридического лица определяют его понятие.

Официальное закрепление понятия юридического лица в гражданском законодательстве, а не только в правовой доктрине весьма важно для единства правового регулирования. И в этом смысле хотелось бы не согласиться с В.К.Андреевым, считающим, что правовая форма юридического лица не обозначает все правовые возможности организаций, а лишь позволяет участвовать в хозяйственном обороте". Все-таки представляется, что приобретение гражданских прав и обязанностей - это важнейшая правовая возможность.

Согласно ч.1 ст.48 ГК РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и по своим обязательствам отвечает этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Содержащиеся в законодательном определении принципиально новые положения оказались не вполне обоснованными. Так, закон рассматривает вещные права, перечисленные в п.1 ст.48 ГК РФ как необходимые и исключительные формы имущественного обособления юридического лица. Однако, имущество далеко не исчерпывается вещными объектами, а значит наличие вещных прав может считаться лишь достаточным, но не необходимым признаком юридического лица. В противоречии со ст.56 ГК РФ находится и положение о том, что юридическое лицо отвечает по обязательствам всем своим имуществом. Как известно, ч.1 ст.56 ГК РФ устанавливает исключение в отношении учреждения. В этой связи можно заключить, что попытка законодателя усовершенствовать норму ст.23 ГК РСФСР от 11 июня 1964 года и ст.18 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 года не имела успеха.

ГК РФ проводит две классификации юридических лиц. Одна из них, закрепленная ч.2 ст.48 ГК РФ в качестве критерия разделения предусматривает характер прав учредителя юридического лица с участием в образовании имущества юридического лица. К юридическим лицам, в отношении которых и участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы (абз.2 ч.2 ст.49 ГК РФ).

К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также финансируемые собственником учреждения (абз.3 ч.2 ст.48 ГК РФ).

К юридическим лицам, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав, относятся общественные религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) (ч.3 ст.49 ГК РФ).

Основным критерием для классификации юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации определены извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности.

Коммерческие организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности могут создаваться лишь в определенных организационно-правовых формах (ч.2 ст.50 ГК РФ).

К юридическим лицам, не имеющим извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности (некоммерческим организациям) предъявляется дополнительное требование, которое состоит в том, что они не могут распределять полученную прибыль между участниками. Эти требования установлены в связи с тем, что закон допускает осуществление некоммерческими организациями предпринимательской деятельности (абз.2 ч.3 ст.50 ГК РФ), но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы и соответствующую этим целям. Исходя из того, что закон под предпринимательской деятельностью понимает самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз.3 ч.1 ст.2 ГК РФ), естественно ограничивается целевое использование получаемой прибыли целями основной деятельности некоммерческих организаций.

Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями могут создаваться в организационно-правовых формах, установленных федеральным законом, хотя бы они и не были предусмотрены в Гражданском Кодексе РФ.

Классификация юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации подвергается критике в юридической литературе. Так, В.К.Андреев в своей публикации отмечает, что с точки зрения практического применения "призрачный" характер имеет сам критерий классификации - осуществление предпринимательской деятельности в качестве основной. Действительно, Гражданский Кодекс РФ, допуская возможность осуществления предпринимательской деятельности в пределах, определяемых уставными целями, не обозначает, какими же могут быть иные, кроме извлечения прибыли, цели деятельности организации. В дополнение к высказанным соображениям нельзя не учесть замечания В.А.Рахмиловича о проведенной в законе систематизации организационно-правовых форм юридических лиц в зависимости от характера их деятельности как "неделение юридических лиц как таковых", как отсутствие классификации как таковой.

Недостаточное внимание законодателя к регламентации, четкому определению "некоммерческой организации" как обобщающего, систематизирующего понятия в части конкретизации допустимых законом целей и видов деятельности, основ имущественного обособления не смогло устранить имевшее место в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 года малоэффективное для практического применения правовое регулирование участия некоммерческих организаций в гражданском обороте.

Отрадно, что по иному пути пошел законодатель, приняв Закон РФ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года №7-ФЗ.

Изначально исключив распространение своего действия на потребительские кооперативы, не подпадающие под признак запрета на распределение прибыли некоммерческой организации между участниками, Закон РФ "О некоммерческих организациях" установил единое правовое положение некоммерческой организации (ч.3 ст.1 и абз.1 ч.1 ст.3 Закона). Важной частью последнего является то, что некоммерческая организация имеет в собственности или в оперативном управлении обособление имущества и отвечает (за исключением учреждений) по своим обязательствам этим имуществом. Таким образом, законодатель признает важнейшей гарантией имущественного обособления некоммерческих организаций (как юридических вообще) именно вещные права в отношении закрепленного за ними имущества.

Исключение из сферы правового регулирования деятельности потребительских кооперативов по существу может означать лишь то, что Законом РФ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года №7ФЗ данная организационно-правовая форма вопреки ст.116 ГК РФ не относится к некоммерческим организациям. В данном случае возникшее противоречие следует разрешить по общему правилу, то есть несмотря на положение ГК РФ о том, что нормы права, содержащиеся в других законах должны соответствовать настоящему Кодексу, признать юридическую силу последнего по дате принятия закона из двух равных.

По смыслу ст. 49 ГК РФ некоммерческие организации наделены специальной правоспособностью, то есть возможностью иметь лишь такие права и обязанности, которые соответствуют целям деятельности юридического лица и прямо зафиксированы в его учредительных документах. При этом не следует смешивать понятия "предмет уставной деятельности" и "конкретные правомочия", поскольку последние могут быть шире, например, осуществление предпринимательской деятельности. С учетом этих обстоятельств закон в большинстве случаев не предусматривает для этих организаций минимального размера уставного фонда (капитала), а также возможности банкротства (за исключением потребительских кооперативов и благотворительных и иных фондов).

Некоммерческие организации могут существовать в организационно-правовых формах, предусмотренных как ГК РФ, так и иными федеральными законами. Кодекс предусматривает следующие формы некоммерческих организаций: потребительский кооператив; общественная и религиозная организация (объединение); благотворительный и иной фонд; учреждение; ассоциация (союз). Иные законы предусматривают возможность создания таких юридических лиц в форме товариществ собственников жилья; некоммерческих партнерств и автономных некоммерческих организаций; торгово-промышленных палат; товарных бирж.Большинство некоммерческих организаций, подобно коммерческим, представляют собой корпорации, построенные на началах членства. Однако среди некоммерческих организаций чаще встречаются юридические лица, не являющиеся корпорациями. К последним относятся фонды, учреждения и автономные некоммерческие организации.

2. Связь организационно-правовой формы некоммерческой организации и вещных прав на закрепленное за ней имущество.

Наделение специальной правоспособностью самым непосредственным образом сказывается на содержании принадлежащих юридическому лицу вещных прав, пределах и способах их осуществления. "И хотя характер правомочий обладателя вещного права неизменен, но содержание и границы неодинаковы". В общем виде ГК РФ и ФЗ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года № 72-ФЗ связывают возможный конкретный объем правоспособности некоммерческой организации с той или иной организационно-правовой формой юридического лица, то есть совокупностью конкретных признаков, объективно выделяющихся в системе общих признаков юридического лица и существенно отличающих данную группу юридических лиц от всех остальных.

Поскольку любая организационно-правовая форма некоммерческих организаций предполагает возможность осуществления деятельности разносторонней направленности ввиду многообразия целей деятельности, не связанных с извлечением прибыли, индивидуализация некоммерческой организации требует отражения в наименовании не только указания на организационно-правовую форму, но и на характер деятельности некоммерческой организации.

Анализ законодательства показывает, что как правило перечисленные выше признаки имеют объективную взаимосвязь и не являются лишь результатом произвольного волеизъявления законодателя. Иными словами, особенности имущественных прав некоммерческой организации той или иной организационно-правовой формы на закрепленное за ней имущество обусловлены следующей зависимостью: "чем шире цели и задачи отражают интересы организации, тем большего материального обеспечения они требуют". Некоммерческие организации, которые выступают в качестве собственников, имеют наиболее полное по содержанию вещное право в большинстве случаев основаны на принципе добровольного участия (членства). В соответствии с Гражданским Кодексом РФ к основанным на членстве организациям отнесены потребительские кооперативы (ст.116), общественные и религиозные организации (объединения) (ст.117), объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) (ст.121). Этот перечень расширен ФЗ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года №72-ФЗ. Основанными на членстве признаются некоммерческие партнерства (ст.8 ФЗ от 12.01.96 г.). В собственность некоммерческих организаций передается также движимое имущество, образуемое из добровольных имущественных взносов. В подобных организационно-правовых формах образуются фонды (ст.118 ГК РФ. ст.7 ФЗ от12.01.96 г. №72-ФЗ), а также автономные некоммерческие организации (ст.10 ФЗ от 12.01.96 г. №72).

Единственная организационно-правовая форма некоммерческих организаций - учреждение - отличается тем, что она наделяется имуществом создавшего его собственника на праве оперативного управления (ст.120 ГК РФ, ст.9 ФЗ от12.01.96 г. № 72).

В наибольшей степени неясен вопрос об имущественных правах потребительского кооператива. Как известно, члены потребительского кооператива имеют обязательственные права на имущественные паевые взносы (абз.2 ч.2 ст.48 ГК РФ). Вопрос об имущественном обособлении потребительского кооператива должен подробно регламентироваться в законах о потребительских кооперативах (ч.2 ст.116 ГК РФ). В Российской Федерации действует Закон РФ "О потребительской кооперации" от 19 июня 1992 года № 3085-1. Основные направления деятельности потребительской кооперации ограничены заготовительной, торговой, производственной, посреднической, иной деятельностью, не запрещенной законодательством РФ. Норма закона об имуществе потребительских обществ (совокупность которых составляет потребительскую кооперацию в РФ) вступила в противоречие с абз.2 ч.2 ст.48 ГК РФ, поскольку устанавливает, что имущество потребительских обществ принадлежит пайщикам на праве частной собственности (общей долевой, общей совместной) собственности. Требует прояснения также вопрос о сфере правового регулирования Закона РФ " О потребительской кооперации в РФ".

В соответствии со ст.6 Закона РФ "О введении в действие Закона РФ "О потребительской кооперации в РФ" от 19 июня 1992 года № 3085-1 утратил силу

Закон "О кооперации в СССР" от 26 мая 1988 года в части, касающейся потребительской кооперации. Согласно Закона СССР "О кооперации в СССР" систему потребительских кооперативов составляют потребительская кооперация

(ст.ст. 45,46,47 Закона), кооперативы по удовлетворению жилищно-бытовых потребностей своих членов (ст.51 Закона), садоводческие и садово-огородные товарищества (ст.52 Закона). Таким образом, нормы Закона СССР "О кооперации в СССР" от 26 мая 1988 года в данный момент сохраняют действие на территории РФ постольку поскольку они не противоречат части первой Гражданского Кодекса РФ (ст.4 Закона "О введении в действие части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации" от 30 ноября 1994 года № 52-ФЗ. Таким образом, проблема имущественного обособления потребительских кооперативов требует скорейшего и единообразного разрешения Федеральными законами, поскольку кооперативы, так называемый малый бизнес целью своей деятельности всегда ставят обеспечение самодостаточности для самих себя, решая социальные задачи своих членов, но следует учесть, что "прибыль от предпринимательской деятельности необходима кооперативам как средство достижения этой цели".

Имущественные права общественных организаций на закрепленное за ними имущество в ныне действующем законодательстве определяются Законом РФ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 года. Согласно ст.8 Закона от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ общественная организация является одной из организационно-правовых форм общественных объединений.

Исключительно важное значение имеет норма ст.32 Закона РФ от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ о субъектах права собственности, так как ранее действовавший Закон СССР "Об общественных объединениях" от 9 октября 1990 года не обеспечивая решения проблем имущественного обособления общественных организаций - участников общесоюзных общественных объединений, хотя предложения по совершенствованию законодательства обсуждались среди правоведов. Речь ведется о проблеме определения субъектов права собственности. Закон РФ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 года внес ясность в данный вопрос. Если по Закону СССР от 9 октября 1990 года решение вопроса о субъектах права собственности на имущество союзов общественных объединений поручалось уставу союза общественных объединений (ч.7 ст.18 Закона СССР), то Закон РФ "Об общественных объединениях" эту проблему ставит в зависимость от статуса структурных единиц общественной организации. Структурные подразделения (отделения) общественных организаций, осуществляющие свою деятельность на основе единого устава общественной организации владеют имуществом, закрепленным за ними организацией-собственником на праве оперативного управления (ч.2 ст.32 Закона РФ). Территориальные общественные организации, входящие в качестве самостоятельных субъектов в союз (ассоциацию) (являющуюся по организационно-правовой форме общественной организацией) являются собственниками принадлежащего им имущества.

При этом союз (ассоциация) является собственником имущества, созданного и (или) приобретенного для использования в интересах общественной организации в целом (ч.3 ст.32 Закона РФ).

Законы, определяющие правовое положение отдельных видов общественных политических партий, профессиональных союзов, благотворительных и других видов общественных объединений - в вопросах, касающихся имущественных прав общественных объединений определенного вида делают акцент в регулирующем воздействии на характер направленности их деятельности. Так, согласно ч.4 ст.24 ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" от 12 января 1996 года № 10-ФЗ источники, порядок формирования имущества и использования средств профсоюзов определяются их уставами, положениями о первичных профсоюзных организациях. Иной подход правового регулирования отражен в ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях" от 11 августа 1995 года № 135-ФЗ. Содержание вещных прав благотворительной организации на принадлежащее ей имущество Закон ставит в прямую зависимость не только от положений устава этой организации, но также и от установленных в законе требований к субъектам благотворительной деятельности (ч.2 ст.16 ФЗ от 11 августа 1995 года № 135-ФЗ).

Ранее, в правовой литературе поднималась проблема имущественных прав массовых общественных движений и фондов. Дело в том, что существовавшее ранее законодательство, в частности, Закон СССР "Об общественных объединениях", не знало деления общественных организаций на имеющих членство и не имеющих членства, однако в практике широко были распространены массовые общественные движения без четко фиксированного членского состава. В Законе "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ общественное движение рассматривается в качестве формы общественных объединений. Особенности деятельности данного вида юридических лиц (отсутствие членства) предполагают повышенную ответственность органа общественного движения при осуществлении прав юридического лица от имени общественного движения. Ст.9 ФЗ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 года устанавливает, что постоянно действующим органом общественного движения является выборный коллегиальный орган, подотчетный съезду (конференции) или общему собранию. Деятельность фондов как формы некоммерческих организаций, не имеющих членства регулируется ст.118 ГК РФ и ст.7 ФЗ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года № 7-ФЗ. Особенностью функционирования фонда является обязательная организация в нем попечительского совета, осуществляющего надзор за деятельностью фонда, использованием средств фонда. Фонд обязан ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества, так как фонд может быть ликвидирован при недостаточности имущества для осуществления его целей и нереальности вероятности получения необходимого имущества (ст.18 ФЗ от 12 января 1996 года № 7-ФЗ).

В ряду добровольных объединений граждан особое место принадлежит религиозным объединениям, образовываемым гражданами в целях осуществления права граждан на свободу вероисповеданий, в том числе для совместного исповедания и распространения веры. Права религиозных объединений на принадлежащее им имущество определяются спецификой деятельности данных юридических лиц. Основное отличие - судьба имущества после прекращения деятельности религиозных объединений. В соответствии с Законом РФ "О свободе совести и религиозных объединениях" от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ после прекращения деятельности религиозной организации имущество распределяется в соответствии с уставом и гражданским законодательством России. В собственности религиозных организаций могут находиться здания, в том числе отнесенные к памятникам истории и культуры. Государство оказывает помощь в реставрации, содержании и охране таких зданий.(ст.ст. 4, 21 №125-ФЗ от 26 сентября 1997 г.).Не содержит Закон РФ "О свободе совести и религиозных объединениях" 1997 года и положения о преимущественном праве религиозных организаций на передачу им культовых зданий с прилегающей территорией в собственность или безвозмездное пользование (ч.3 ст.17 Закона СССР "О свободе совести и религиозных организациях" от 1.10.90 г.). Также не нашло поддержки проведенное в законе СССР унифицирование статуса всех религиозных объединений без учета отношения различных форм религиозных организаций к религиозным потребностям верующих. В то время как "главную роль в удовлетворении религиозных потребностей верующих играют первичные религиозные объединения верующих (общины, приходы), все другие формы религиозных организаций и их руководящие органы лишь содействуют удовлетворению религиозных потребностей верующих.

ФЗ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года в качестве особенности имущественных прав учреждения устанавливает принадлежность закрепленного за ним собственником имущества на праве оперативного управления (абз.2 ч.1 ст.9 ФЗ). Кроме этого, ФЗ "О некоммерческих организациях" воспринял норму ч.3 ст. 120 ГК РФ о том, что особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами. Нормы об особенностях деятельности учреждений содержаться в ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "Об образовании" от 13 января 1996 года № 12-ФЗ (ст.12, ст. 39), в ФЗ "О науке и научно-государственной политике" от 27 августа 1996 года (ст.6 ФЗ); в ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления" от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ (ст.31 ФЗ). Кроме этого, Правительство РФ вправе регламентировать особенности правового положения определенных видов учреждений, независимо от форм собственности. Так, Постановлением Правительства РФ утверждено Положение об основах хозяйственной деятельности и финансирования организаций культуры и искусства от 26 июня 1995 года №609. Указанные нормативно-правовые акты как правило выражают волю собственника (государства) по поводу уставных целей создаваемых им учреждений, а кроме того, не забывая о публично-правовом характере интересов государства, определяются пределы некоммерческого характера деятельности учреждений в определенной сфере деятельности и перечень видов деятельности, направленной на извлечение прибыли, не противоречащих целям создания учреждений того или иного вида.

Подводя итог краткой характеристики организационно-правовых форм некоммерческих организаций, установленных законодательством РФ хотелось бы отметить принципиальную важность многообразия возможных способов достижения тех или иных целей некоммерческого характера путем образования юридических лиц, наделенных обособленным имуществом, в отношении которого они имеют вещные права.

    Глава 3. Актуальные проблемы правового обеспечения вещных прав некоммерческих организаций на жилые и нежилые помещения.

    1. Жилые и нежилые помещения как объекты вещных прав.

В ст. 28 Гражданского Кодекса РФ перечислены объекты гражданских прав - материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения.

Среди объектов гражданских прав особое место принадлежит вещам, что определяется, во-первых, их наибольшей распространенностью, и во-вторых, возникновением по поводу вещей правоотношений собственности. Для внесения ясности сразу же определимся, что наука гражданского права под вещами понимает "данные природой и созданные человеком ценности материального мира, выступающие в качестве объектов гражданских прав".

Правовое регулирование общественных отношений по поводу владения, пользования и распоряжения разнообразными вещами во многом определяется естественными свойствами последних, зависит от экономического назначения, строится с учетом их ценности и общественных интересов.

    Весьма важное значение имеет отраженная в гражданском Кодексе РФ классификация вещей, которая позволяет законодателю вводить в случаях необходимости специальные режимы, отражающие особенности тех или иных объектов".

Норма ст.130 ГК РФ содержит классификацию вещей на движимые и недвижимые, основанную на естественных свойствах объектов гражданских прав. Советской правовой доктриной как не имеющее практического значения деление вещей на движимые и недвижимые было отвергнуто, поскольку земля, недра, воды и леса являлись исключительной государственной собственностью (ст.21 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 года).

К недвижимым вещам (недвижимому имуществу, недвижимости) относятся земельные участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. Благодаря неразрывной связи с землей эти объекты обладают повышенной стоимостью. Аналогичным образом, то есть необходимостью повышенной надежности правил их гражданского оборота, обусловлено отнесение к недвижимости объектов, которые не только способны к пространственному перемещению без ущерба их назначению, но и специально предназначены для этого (абз.2 ч.1 ст.130 ГК РФ). Кроме этого, Гражданский Кодекс РФ допускает, что законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Законом РФ "Об основах федеральной жилищной политики" от 22 декабря 1992 года №4218-1 к недвижимости в жилищной сфере также отнесены жилые дома, квартиры, иные жилые помещения в домах и других строениях, пригодные для постоянного и временного проживания, сооружения и элементы инфраструктуры жилищной сферы ( ст. 1 Закона). Эта норма, в совокупности с нормой, содержащейся в ч.1 ст.6 Закона, устанавливающей, что в частной (граждан и юридических лиц), государственной, муниципальной собственности, в собственности общественных объединений, а также в коллективной собственности могут находиться недвижимость в жилищной сфере либо ее часть, заложили основы для участия в имущественном обороте как объекта вещных и обязательственных прав жилых помещений (квартир, комнат).

Существенную роль в заполнении правовых пробелов, касающихся регулирования правового положения недвижимости сыграл Федеральный Закон "О товариществах собственников жилья" от 15 июня 1996 года № 72-ФЗ. Впервые в законодательстве этот закон дал официальное понятие "помещения", под которым согласно ст.1 вышеназванного Закона понимается единица комплекса недвижимого имущества (часть жилого здания, иной связанной с жилым зданием объект недвижимости), выделенная в натуре, предназначенная для самостоятельного использования для жилых, нежилых или иных целей, находящаяся в собственности граждан или юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Данная формулировка имеет исключительную ценность для практического применения в силу того, что учитывает по крайней мере три принципиальных момента действующего гражданского законодательства России. Во-первых, следует положениям ГК РФ о субъектах вещных прав. Во-вторых, признает помещение объектом вещных прав любого субъекта без ограничений, в то время как в ранее действовавшем Законе РСФСР "О собственности в РСФСР" от 24 декабря 1990 года нежилые помещения в домах жилищного фонда причислялись к объектам муниципальной собственности (ст.23 Закона). В-третьих, при определении понятия "помещения" справедливо сделать акцент на целевом назначении помещений, что по существу и является основой для различного правового режима как объектов вещных прав жилых и нежилых помещений.

Представляется необходимым в данном контексте отдельно рассмотреть основные положения законодательного регулирования правового положения этих объектов.

В соответствии с ч.1 ст.288 ГК РФ собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. В ч.2 ст.288 ГК РФ определено, что жилые помещения предназначены для проживания граждан. Ранее уже подвергалась критике законодательная формулировка ч.1 ст.7 Жилищного Кодекса РСФСР. утвержденного Верховным Советом РСФСР 24 июня 1983 года, в которой назначением жилого помещения обозначено "постоянное проживание граждан". "Однако не факт длительного проживания человека, семьи в помещении, строении служит доказательством, что они являются жилыми, а их изначальная, по замыслу строительства либо переоборудования предназначенность к этому".

Закон использует термин "жилой дом", используемый в строительстве или наполовину состоящий из жилых помещений. В связи с этим ГК РФ устанавливает, что в жилых домах запрещено размещение промышленных производств (ч.3 ст.288 ГК РФ).

Особый режим жилого помещения, обусловленный характером его назначения выражается в ограничении вещных прав на него в случае бесхозяйственного содержания этого жилого помещения. ГК РФ, вводя подобное ограничение как исключение, устанавливает исчерпывающий перечень оснований для вмешательства уполномоченных государственных органов в осуществление собственником своих исключительных правомочий.

Орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения в случае использования жилого помещения не по назначению, систематического нарушения прав и интересов соседей либо бесхозяйственного обращения с жильем, которое влечет его разрушение (ч.1 ст.293 ГК РФ). Если нарушения содержания жилого помещения влекут разрушение помещения, собственнику может быть назначен соразмерный срок для ремонта помещения. Продолжение нарушения прав и интересов соседей, использования жилого помещения не по назначению либо отказ без уважительных причин произвести необходимый ремонт являются основанием для принятия судом решения по иску органа местного самоуправления о продаже с публичных торгов такого жилого помещения с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения (ч.2 ст.293 ГК РФ).

Норма абз.2 ч.3 ст.288 ГК РФ отсылает к жилищному законодательству относительно порядка перевода помещений из жилых в нежилые.

Жилищный Кодекс РФ содержит норму о том, что перевод пригодных для проживания жилых домов и жилых помещений в домах государственного и общественного жилищного фонда в нежилые, как правило, не допускается (ст.9) . В правовой литературе данная норма оценивается как защита жилищного фонда от необоснованного уменьшения. Жилые помещения, находящиеся в собственности общественных организаций и кооперативов могут быть переведены в нежилые по решению уполномоченных на то органов (ч.2 и ч.3 ст.9 ЖК РФ).

В РФ действует в части, не противоречащей законодательству РФ Положение по оценке непригодности жилых домов и жилых помещений государственного и общественного жилищного фонда для постоянного проживания, утвержденное приказом министра жилищно-коммунального хозяйства РСФСР от 5 ноября 1985 года № 529. В соответствии с п.1.2 Положения рассмотрение вопросов о непригодности жилых домов и жилых помещений для постоянного проживания возлагается на междуведомственные комиссии районных, городских, районных в городах администраций. Жилые дома и жилые помещения согласно п.2.1 Положения относятся к категории непригодности для постоянного проживания с учетом физического износа, повреждений несущих конструкций, недостатков планировки и уровня внутреннего благоустройства, а также санитарных требований ( Приложения №1, №2 к Положению). Результатом работы междуведомственной комиссии, назначаемой администрацией города, района в городе является оформление акта об отнесении здания или жилого помещения к категории непригодного для постоянного проживания, а решение о признании жилого дома или жилого помещения непригодным для постоянного проживания, независимо от его ведомственной принадлежности выносится администрацией районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов (органа местного самоуправления).

Назначение нежилых помещений косвенно определяется в абз.2 ч.3 ст.288 ГК РФ - размещение в них собственником предприятия, учреждений, организаций. Жилищный Кодекс РСФСР от 24 июня 1983 года подразделяет нежилые помещения на помещения, предназначенные для торговых, бытовых и иных нужд и помещения для нужд промышленного характера. Первые согласно ч.2 ст.4 ЖК РСФСР могут являться частью или непосредственно быть связаны с жилыми домами. Вторые, в соответствии с ч.2 ст.7 ЖК РСФСР в жилых домах предоставлены быть не могут.

Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 года была утверждена Государственная программа приватизации, где в разделе 2.6 к родовому понятию "объект" нежилого фонда отнесены конкретные их виды: нежилые помещения в жилых домах, включая встроенно-пристроенные помещения, а также здания и сооружения. В данном случае нежилые помещения, как и ранее рассматриваются в качестве частей жилых домов и этим частям противостоят как целые объекты здания и сооружения, объединяемые общим родовым признаком - предназначенностью не для проживания, а для иных целей. "В то же время, очевидно, к нежилым можно отнести и помещения, составляющие функциональные части зданий и сооружений, не предназначенных для проживания".

Проблема нежилого помещения как части здания (жилого или нежилого) возникает лишь тогда, когда имеется несколько собственников либо титульных владельцев, реализующих то или иное вещное право не в отношении здания, сооружения целиком, а в отношении его конкретных частей (помещений). Если этого нет, то в принципе никаких проблем не возникает, так как в качестве единого объекта права рассматривается здание в целом. Оно, с точки зрения принятой методологии учета имущества, в качестве объекта нежилого фонда характеризуется единством учетной стоимости и владения. При этом совокупность юридических и физических лиц, отвечающих за техническое состояние и соблюдение норм эксплуатации, рассматривается как единое лицо, отношения между участниками которого регулируются законом или договором. Нормальной правовой моделью оформления совладения нежилыми помещениями в одном здании должен являться механизм общей собственности (чаще всего долевой), когда неизбежно согласовывается порядок использования нежилых помещений, а также мест общего пользования, обслуживающих систем. Эта проблема как правило касается субъектов - несобственников, имеющих ограниченные вещные права на объекты государственной и муниципальной собственности. Закрепленные за ними нежилые помещения не рассматриваются в качестве инвентарного объекта. Это правило не распространяется на такие нежилые помещения (как правило встроенно-пристроенные), которые являются тем основным строением, для целей строительства или эксплуатации был выделен земельный участок.

Представляется, что с целью всестороннего изучения проблемы в рамках данной работы целесообразно рассматривать в качестве объектов вещных прав некоммерческих организаций не только жилые и нежилые помещения, а обобщенные родовыми понятиями объекты - объекты жилого фонда и объекты нежилого фонда, что объясняется их значением для выполнения уставных задач в осуществлении деятельности некоммерческих организаций. При этом будем учитывать, что рассмотренный выше правовой режим объектов недвижимости, объединяемых родовым понятием в целом имеет общие черты.

Научно и практически значимой в гражданском праве признается также классификация объектов гражданских прав (в том числе и вещей). критерием которой является оборотоспособность объекта. По общему правилу объекты могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому на основании различных гражданско-правовых сделок и иных оснований, в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом (чю1 ст.129 ГК РФ). Такие вещи считаются не ограниченными в обороте, могут быть объектом самых различных абсолютных и относительных гражданских правоотношений и принадлежать любым субъектам гражданского права. Напротив, "некоторые виды вещей по соображениям государственной и общественной безопасности, охраны экономических интересов государства, обеспечения здоровья населения и т.п. в обороте ограничены". Это означает, что ряд вещей могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо для приобретения вещных прав на некоторые вещи требуется специальное разрешение либо выполнение предусмотренных законом условий (ч.2 ст.129 ГК РФ). К числу таких вещей относятся памятники истории и культуры.

В соответствии со ст.1 Закона РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры" от 15 декабря 1978 года памятниками истории и культуры являются сооружения, памятные места и предметы, связанные с историческими событиями в жизни народа, с развитием общества и государства, произведения материального и духовного творчества, представляющие историческую, научную, художественную и иную ценность. Памятники истории и культуры, независимо от того, в чьей собственности они находятся, подлежат государственному учету (ст.16 Закона). Особенность правового режима памятников истории и культуры, связанная с ограничением в обороте данных объектов выражается по крайней мере в двух моментах.

Во-первых, вещные права на эти объекты могут быть прекращены в принудительном порядке, если они используются не в соответствии с их характером и назначением либо подвергаются угрозе уничтожения или порчи (ст.28 Закона РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры" от 15 декабря 1978 года, ст.240 ГК РФ). Во-вторых, отчуждение памятников истории и культуры допускается с обязательным предварительным уведомлением государственных органов охраны памятников. Государство имеет преимущественное право покупки при продаже памятников (ст.5 Закона РСФСР от 15 декабря 1978 года). Перечисленные ограничения вещных прав дополнительно закрепляются в охранных договорах, заключаемых обладателями вещных прав на памятники истории и культуры с уполномоченными органами исполнительной власти РФ в обязательном порядке (п.3 Постановления Совета Министров РСФСР

от 30 августа 1960 года №1327 "О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР)".

Характер вещных прав предполагает, что их объектом может быть только индивидуально-определенная вещь. В связи с этим объекты недвижимости могут быть индивидуализированы в силу естественных свойств (единственные в своем роде памятники истории, культуры), а также в результате выделения из массы однородных объектов по волеизъявлению гражданских прав.

2. Нормы гражданского законодательства - материально-правовая основа решения проблем обеспечения вещных прав некоммерческих организаций на жилые и нежилые помещения.

Изучение действующего гражданского законодательства позволяет утверждать то, что в настоящее время имеются достаточно серьезные правовые основы для обеспечения деятельности некоммерческих организаций. Объекты недвижимости - жилые и нежилые помещения - перестали в соответствии с их правовым режимом быть объектами ограниченного круга имущественных отношений и все активнее вовлекаются в товарный оборот. Высокая потребительская стоимость и одновременно исключительная хозяйственная ценность данных объектов обостряют проблему признания и защиты вещных прав субъектов имущественного оборота на эти объекты. При этом надо сказать, что в самом незавидном положении в последнее время находились некоммерческие организации в силу несовершенства ранее существовавшего правового регулирования их деятельности. Признание некоммерческих организаций, имеющих статус юридического лица, субъектами имущественных и прежде всего вещных прав, в том числе и на объекты недвижимости, обеспечивает реальную возможность устранения каких-либо неправомерных притязаний иных субъектов на имущественные основы деятельности некоммерческих организаций.

Прежде всего система норм гражданского законодательства обеспечивает защиту права собственности.

Так, с полной уверенностью можно утверждать, что ушел в прошлое вопрос о неопределенности правового положения имущества, который в ранее существовавшей судебно-арбитражной практике возникал по поводу притязаний КП РСФСР на имущество, собственником которого являлось государство. Пленум Высшего Арбитражного Суда в Постановлении №17 от 1 октября 1993 года по делу № К1/31 поставил вопрос о необходимости дать правовую оценку правомочности обкома КП РСФСР на распоряжение имуществом (помещения гаража и автомастерских) построенного за счет средств областного, а не партийного бюджета. Данные правовые споры во многом являются результатом вмешательства политической идеологии в сферу правового регулирования имущественных отношений. В фактическом владении КП РСФСР находилось имущество, законным титулом на которое эта организация не обладала. Согласно Указа Президента РФ от 25 августа 1991 года №90 "Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР" государственной собственностью объявлено все принадлежавшее КПСС и КП РСФСР недвижимое и движимое имущество (п.1). Постановлением Конституционного Суда РСФСР от 30 ноября 1992 года п.1 Указа Президента РСФСР от 25 августа 1991 года №90 признан несоответствующим Конституции РСФСР в той части имущества, которая на момент издания Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР, но собственник которой не был определен.

Действующее гражданское законодательство исключает возможность смешения собственности общественных организаций и иных субъектов вещных прав, чему во многом способствует введенная ГК РФ обязательная государственная регистрация недвижимости, механизм которой нашел адекватное выражение в Законе РФ "О

регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ.

При разрешении споров, связанных с признанием права собственности некоммерческих организаций, арбитражные суды как правило исходят из того, что основным способом приобретения основания (титула) права собственности является возникновение права собственности на новую вещь. Право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество (жилые и нежилые помещения) возникает с момента его регистрации. В арбитражной практике уделяется внимание источникам финансирования строительства объектов недвижимости, поскольку денежные средства являются источником приобретения имущества юридических лиц. Наибольшее количество споров связано с признанием права собственности жилищно-строительных кооперативов на нежилые помещения в домах жилищно-строительных кооперативов. Сложность данной проблемы заключается в том, что данные некоммерческие организации безусловно нуждаются в защите необоснованно ущемляемых интересов, поскольку вещные права на встроенно-пристроенные помещения в домах жилищно-строительных кооперативов становятся единственными объектами недвижимости данных некоммерческих организаций, так как жилые помещения становятся собственностью членов жилищно-строительных кооперативов, полностью внесших свой паевой взнос за них. Однако нельзя не учитывать и то, что до перехода на рыночные отношения

встроенно-пристроенные нежилые помещения в жилых домах служили материальной основой социальной инфраструктуры, с чем нельзя не считаться при вовлечении их в рыночную сферу.

Установленная гражданским Кодексом РФ презумпция законности фактического владения играет важнейшую роль в условиях приватизации. В частности, Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 1892/96 от 5 ноября 1996 года признано недействительным распоряжение правительства г.Москвы от 11 июля 1995 года № 600 которым гостиничный комплекс "Юность" принят в муниципальную собственность. Арбитражный суд установил, что спорное имущество с 1961 года находится на балансе общественной организации - Российского Союза молодежи, а также в ее владении, а значит является собственником указанного комплекса до тех пор, пока право собственности на спорный объект не будет оспорено в судебном порядке.

Арбитражно-судебная практика богата примерами нарушения прав общественных организаций (объединений) со стороны местных администраций. В основном, арбитражный суд исходит из того, что защита вещных прав должна иметь материально-правовое основание, то есть право собственности должно подтверждаться титулом (первоначальный или производный способ приобретения вещного права). Но кроме этого, арбитражный суд в своем решении, как правило, отмечает значимость спорного имущества для выполнения уставных целей общественных организаций. Постановлением № 1921/95 от 14 ноября 1995 года Президиум Высшего Арбитражного Суда не только признал недействительным Постановление Главы администрации Смоленской области об изъятии нежилых помещений у Смоленского облсовета Российской оборонной и спортивно-технической организации (РОСТО), созданного на средства общественных организаций бывшего ДОСААФ, но также указал на значимость наделения организаций РОСТО имуществом, созданным за счет средств ДОСААФ, а также имуществом, созданным за счет средств

государства и переданным ДОСААФ для выполнения задач по подготовке граждан по военно-учетным специальностям и военно-прикладным видам спорта.

Наиболее сложной до сих пор остается проблема защиты вещных прав особого вида общественных организаций (объединений) - профессиональных союзов. "До 1991 года вся система и ведение учета профсоюзного имущества строилась таким образом, что это был единый бюджет профессиональных союзов. Местные комитеты, межсоюзные организации, городские, районные, областные советы профсоюзов имели только право оперативного управления имуществом". Нельзя сказать, что существующее ныне законодательство, регулирующее деятельность профессиональных союзов в РФ является несовершенным. Напротив, закон достаточно эффективно обеспечивает возможность решения социальных и профессиональных проблем членов профсоюза, имеющего статус юридического лица. Однако главной основой деятельности профессиональных союзов по решению уставных задач безусловно является имущественная обособленность профсоюзов. Недвижимость относится к такому роду имущества, которое требует больших капитальных вложений и создается в течение определенного времени.

Поэтому свои имущественные права на объекты недвижимости профессиональные союзы нередко обосновывают фактом правопреемства, когда на одни и те же объекты заявляют вещные права отделившиеся профсоюзы. При этом спорным объектом зачастую являются жилые помещения, что обусловлено традиционно сложившимися целями уставной деятельности профессиональных союзов. В судебно-арбитражной практике по данным видам споров основным объектом оценки становятся уставные документы, положения о первичных профсоюзных организациях, поскольку решение вопроса о действительности последних и наличия материального права на иск (титул собственника) взаимозависимы.

Судебно-арбитражная практика последних лет. касающаяся рассмотрения дел с участием учреждений в подавляющем своем большинстве показывает, что участие данного вида некоммерческих организаций в имущественном обороте сопровождается либо нарушением прав самого учреждения, либо нарушением прав третьих лиц. Что касается последних, то как правило они страдают из-за неопределенного правового режима спорных объектов недвижимости. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении № 1520/96 от 17 сентября 1996 года отметил, что при рассмотрении спора о расторжении договора аренды нежилого помещения между учреждением (арендодателем) и ТОО (арендатором) было установлено, что учредительным договором не перечислены объекты, закрепленные за учреждением на праве оперативного управления. Кроме того из устава учреждения, не усматривалось, за счет какого источника финансировалось спорное помещение, к какой собственности оно относилось, на основании каких документов спорное помещение передавалось на баланс и в оперативное управление, а также одобрен ли собственником договор аренды.

Права владельца права оперативного управления нарушаются в связи с приватизацией объектов недвижимости. Следует учесть, что судебная защита может быть гарантирована учреждению только при наличии соответствующим образом оформленных вещных прав. Действующее законодательство ограничивает право собственника либо управомоченного им органа (например, Государственный Комитет по управлению государственным имуществом, его территориальные агентства в соответствии с Постановлением Правительства РФ "О делегировании полномочий правительства РФ по управлению и распоряжению объектами федеральной собственности" от 10 февраля 1994 года № 9 распоряжаться закрепленным за учреждением имуществом. В соответствии с п.41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 года "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ" при рассмотрении дел по заявлениям учреждений или казенных предприятий о признании недействительными актов управомоченных собственником органов об изъятии или распоряжении имуществом, принадлежащим учреждениям на праве оперативного управления, следует исходить из того, что бремя доказывания наличия обстоятельств, являющихся в соответствии с ГК РФ основаниями для изъятия либо иного распоряжения имуществом (п.2 ст.296 ГК РФ) возложено на соответствующий управомоченный собственником орган.

Законодательное регулирование участия некоммерческих организаций в имущественном обороте во многом уже обрело характерные черты. Как видится, судебной и арбитражной практике еще предстоит решить немало вопросов, связанных с защитой имущественных прав некоммерческих организаций. При этом именно на правоохранительные органы закон возлагает задачу предотвращения коммерциализации деятельности вышеназванных субъектов. Защита вещных прав некоммерческих организаций на объекты недвижимости - жилые и нежилые помещения должна отвечать требованиям гражданского законодательства и неразрывно связываться с уставной деятельностью данных юридических лиц.

Заключение

Подводя итог проведенному изучению и анализу действующего гражданского законодательства и научных публикаций специалистов в области гражданского права, хотелось бы отметить, что в рамках данной работы была осуществлена попытка комплексного рассмотрения институтов гражданского права, которые сами по себе могли бы стать отдельным предметом серьезного научного исследования. Думается, что цивилистика должное внимание должна уделять проблемам конкретного правоприменения, а оно, как правило, связано с одновременным регулирующим воздействием неопределенного числа правовых норм. Это в свою очередь требует от действующего законодательства единообразия, которое обеспечивают правовые, прежде всего конституционные, принципы. Представляется, что Гражданский Кодекс РФ является примером пусть не идеальной (как и любого нормативного акта переходного периода), но в большей своей части научно-обоснованной и практически ценной систематизации гражданско-правовых норм. Основанное на конституционных принципах и цивилистической теории вещных прав принципиально новое логическое построение права собственности, как одной из пяти ключевых подотраслей гражданского права, внесло стройность и ясность и в другие институты гражданского права. При условии диспозитивного характера норм гражданского права это способствует быстрому решению порожденных практикой гражданского оборота трудностей. Хотелось бы надеяться, что в данной работе удалось отразить все отмеченные правовые явления.

 

Список используемых сокращений.

РФ - Российская Федерация (Россия)

ФЗ - Федеральный Закон

ГК РФ - Гражданский Кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ

Ведомости РФ - Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР

Ведомости СССР - Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР.

СП РСФСР - Собрание постановлений Правительства РСФСР

САПП РФ - Собрание актов Президента и Правительства РФ

ВВАС РФ - Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ

Гос. и право - журнал "Государство и право"

Хоз. и право - журнал "Хозяйство и право"

Вестник МГУ - журнал "Вестник Московского государственного университета".

Юрид.лит. - Издательство "Юридическая литература"

М., СПб. - сокращения от "Москва", "Санкт-Петербург"

Нормативные акты

1.      Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. (Российская газета, 25 декабря 1993 года, с.3-6).

2.      Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. от 30 ноября 1994 года № 52-ФЗ (Российская газета, 8 декабря 1994 года, с.3).

3.      Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. от 26 января 1996 года № 14-ФЗ

4.   ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации" от 30 ноября 1994 года № 52-ФЗ (Российская газета, 8 декабря 1994 года, с.3).

4.      Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, утвержденные Законом СССР от 8 декабря 1961 года (Ведомости СССР, 1961, № 50, ст.525).

5.      Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик утвержденные 31 мая 1991 года (Ведомости СССР, 1991, № 26, ст. 733).

6.      Гражданский кодекс РСФСР, утвержденный Законом РСФСР от 11 июня 1964 года (Ведомости РСФСР, 1964, № 24, ст.406).

7.      Жилищный кодекс РСФСР, утвержденный Верховным Советом РСФСР от 24 июня 1983 года (Ведомости РФ, 1983, № 26, ст.833).

8.      Закон СССР "Об общественных объединениях" от 9 октября 1990 года (Ведомости СССР, 1990, № 42, ст. 839).

9.      Закон РФ "О свободе совести и религиозных объединениях " от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ (Российская газета, 1 октября 1997 года).

10.  Закон СССР "О кооперации в СССР" от 26 мая 1988 года (Ведомости СССР, 1988, № 22, ст. 356).

11.  Закон РФ "О потребительской кооперации" от 19 июня 1992 года № 3085-1 (Российская газета, 23 июля 1992 года, с.6).

12.  Закон РФ "Об основах Федеральной жилищной политики" от 24 декабря 1992 года № 4218-1 (Ведомости РФ, 1993, № 3, ст.99).

13.  ФЗ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ (Российская газета, 25 мая 1995 года).

14.  ФЗ "О некоммерческих организациях" от 12 января 1996 года № 7-ФЗ (Собрание законодательства РФ, 1996, № 3, ст.145).

15.  ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" от 12 января 1996 года № 10-ФЗ (Собрание законодательства, 1996, № 3, ст.148).

17. ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "Об образовании" от 12 января 1996 года № 12-ФЗ (Собрание законодательства РФ, 1996, № 3, ст. 150).

16.  ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" от 28 августа 1995 года № 154-ФЗ (Собрание законодательства РФ, 1995, № 35).

19. ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях от 11 августа 1995 года, № 135-ФЗ (Российская газета, 17 августа 1995 года, с.2-4).

17.  ФЗ "О товариществах собственников жилья" от 15 июня 1996 года, № 72-ФЗ (Собрание законодательства РФ, 1995, № 25, ст.2963).

18.  ФЗ "О науке и научно-государственной политике" от 27 августа 1996 года (Российская газета, 1996, 3 сентября, с.4-5).

19.  Закон РСФСР "О свободе вероисповеданий" от 25 октября 1990 года.

20.  Закон РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры (Свод законов РСФСР, том 3).

21.  Распоряжение Президента РФ "О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества" от 23 апреля 1993 года № 281-рп. (САПП, 1993, № 17, ст.1455).

22.  Постановление Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года № 1327 "О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР" (СП РСФСР, 1976, № 17, ст. 134).

23.  Постановление Правительства РФ "О делегировании полномочий Правительства РФ по управлению и распоряжению объектами Федеральной собственности" от 10 февраля 1994 года, с.5).

24.  Постановление Правительства РФ "Об утверждении Положения об основах хозяйственной деятельности и финансирования организаций культуры и искусства от 26 июня 1996 года № 609 (Экономика и жизнь, № 33, август 1995 года, с. 31).

25.  Положение по оценке непригодности жилых домов и жилых помещений государственного и общественного жилищного фонда (Утверждено приказом Министра жилищно-коммунального хозяйства от 5 ноября 1985 года № 529).

Литература:

1.      Андреев В.К. Гражданский кодекс Российской Федерации и новейшее законодательство // Государство и право. 1996, № 4, с. 110-116.

2.      Андреев В.К. Метаморфозы права собственности в России и в СССР (1917-1992)// Гос. и право, 1993, № 3 с.40-48.

3.      Брагинский М. Юридические лица (Комментарий ГК РФ).- Хозяйство и право, 1998,№ 3, c.11-21.

4.      Глазьев С. О внесении в Гос. Думу России законопроектов об имущественных правах религиозных организаций. // Вопросы экономики, 1994, № 9, с.96-100.

5.      Гражданское и торговое право капиталистических государств.- М.:Межд. отношения,1992.

6.      Гражданское право. Часть первая. / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П.Сергеева.- СПб.: Изд-во ТЕИС, 1996.

7.      Гражданское право. Часть вторая./ Под ред. Н.Д.Егорова , А.П.Сергеева.- СПб.: Проспект, 1997.

8.      Гражданское право России. Часть первая. Курс лекций. / Под ред О.Н.Садикова. - М.: Юрид. лит., 1996.

9.      Ермаков В. Проблемы потребительской кооперации. // Экономист, 1995, № 6, с.24-28.

10.  Жилищное законодательство: Комментарий. / Под ред. В.Ф.Яковлева, П.И.Седугина.- М.: Юрид.лит., 1991.

11.  Жилищное право: нормативные акты и документы.- М.: Юрид. лит., 1995.

12.  Зинченко С., Лапач В., Газарьян Б. Вещные права предприятий. // Хоз. и право, 1993, № 7, с. 37-52.

13.  Зинченко С., Лапач В., Газарьян Б. О правовом режиме нежилых помещений. // Хоз. и право, 1994, № 5, с.105-115.

14.  Кичихин А., Щербакова Н. Частное жилье - собственность и сделки.// Закон, 1996, № 8, с.38-49.

15.  Коломийченко О., Лукьянова Н. Рынок недвижимости в свете антимонопольных правил.// Хоз. и право, 1997, № 2, с.50-61.

16.  Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.- М.: Редакция журнала Хозяйство и право, фирма "Спарк", 1995.

17.  Конституция и право собственности общественных организаций.// Советское государство и право, 1979, № 10, с.31-39.

18.  Кооперативное право: Учеб.пособие./ А.А.Собчак, В.Ф.Яковлева, В.С. Тимескова и др. Спб.- 1992.

19.  Копылов А.В. Возникновение и развитие ограниченного вещного права на землю.// Гос. и право, 1993, № 4, с.144-150.

20.  Крылов К. Новое гражданское законодательство России. // Профсоюзы, 1995, № 6, с. 30-31.

21.  Кудрявцева Г.А. Имущественные права органов общесоюзных фондов и движений.// Сов. государство и право, 1990, № 4, с.47-52.

22.  Кудрявцева Г.А. Материальная основа деятельности общественных организаций на современном этапе.- М.:Наука, 1988.

23.  Кудрявцева Г.А. Право собственности общественных объединений по федеральному законодательству России.// Гос. и право,1998, № 4, с.34-41.

24.  Лупарев Г.П. Социальное назначение религиозных организаций как основа их

25.  правового статуса.// Гос. и право, 1995, № 11, с.23-31.

26.  Любимова Р. Некоторые вопросы, связанные с правом собственности профсоюзных организаций.// Хоз. и право, 1994, № 12, с. 75.

27.  Макаров Г. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество в жилищной сфере.- Хозяйство и право, 1998, № 3, с.109-118.

28.  Масляев А.И. Основные проблемы правового регулирования собственности общественных организаций.// Сов. государство и право, 1989, № 1, с. 29-35.

29.  Масляев А.И. Право собственности общественных объединений.// Закон, 1993, № 2, с. 82-84.

30.  Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночным отношениям.- М.: Институт гос. и права РАН, 1992.

31.  Морозова Л.А. Государство и собственность. // Гос. и право, 1996, № 12, с.19-33.

32.  Новое законодательство РФ о кооперативах. Проблемы и перспективы кооперативного движения в России. ("Круглый стол"). // Гос. и право, 1996, № 5, с.25-38.

33.  Особенности правового положения субъектов и объектов имущественных и личных неимущественных отношений в развитом социалистическом обществе. Тарту: ТГУ, 1986.

34.  Романов О. Государственная регистрация прав на недвижимость и сделок с недвижимым имуществом: Некоторые проблемы правоприменения.- Хозяйство и право, 1998, № 7, c.68-72, №8, c.46-50.

35.  Рыночные отношения в жилищной сфере. Сборник законодательных актов и гражданско-правовых документов. (Сост. В.Н. Иванов.- М.: Информационно-внедренческий центр "Маркетинг", 1995.

36.  Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. - М.: Юрид. лит., 1991.

37.  Суханов Е.А. Некоммерческие организации как юридические лица (Комментарий ГК РФ), Хозяйство и право,1998, № 4,с.8-15, № 5, c. 3-13.

38.  Суханов Е.А. Общие положения о праве собственности и других вещных правах (Комментарий ГК РФ).// Хоз. и право, 1995, № 6, с.29-46.

39.  Суханов Е.А. Основы гражданского законодательства. // Хоз. и право, 1992, № 1, с. 13-23.

40.  Суханов Е.А. Приобретение и прекращение права собственности (Комментарий ГК РФ) Хозяйство и право, 1998, №6,c.3-13.

41.  Суханов Е.А. Юридические лица, государственные и муниципальные образования (Комментарий ГК РФ). // Хоз. и право, 1995, № 4, с. 3-26.

42.  Толстой Ю.К. Еще раз о формах собственности в Российской Федерации. // Известия вузов. "Правоведение", 1993, № 3, с.28-33.

43.  Черноморец А.Е. Некоторые теоретические проблемы права собственности в свете ГК РФ. // Гос. и право, 1996, № 1, с.95-105.

44.  Щенникова Л.В. Категория "собственность" в российском гражданском законодательстве и русской цивилистике. // Гос. и право, 1995, № 3, с.96-103.

Материалы судебно-арбитражной практики :

 1.      Постановление Конституционного Суда РФ от 30 ноября 1992 года по делу о проверке конституционности Указов Президента РФ от 23 августа 1991 года № 79 от 23 августа 1991 года № 79 "О приостановлении деятельности Компартии РСФСР", от 25 августа 1991 года № 90 "Об имуществе КПСС и Компартии РСФСР" и от 6 ноября 1992 года № 169 "О деятельности КПСС и КП РСФСР", а также о проверке конституционности КП РСФСР (Ведомости РФ, 1993, № 11, ст.400).

2.      Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 сентября 1992 года № 13 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о собственности (Закон, 1993, № 2, с. 74-76).

3.      Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6/8 от 1 июля 1996 года "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (ВВАС РФ, 1996, № 9, с.5-20).

4.      Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 24 от 21 октября 1993 года (ВВАС РФ, 1994, № 2, с.35).

5.      Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 26 от 27 сентября 1994 года (Российская юстиция, 1995, № 2)

6.      Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 4 от 28 февраля 1995 года (ВВАС РФ, 1995, № 8, с.92).

7.      Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 5007/95 от 19 апреля 1995 года (ВВАС РФ, 1996, № 2, с.45).

8.      Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 1921/95 от 14 ноября 1995 года (ВВАС РФ, 1996, № 2, с.89).

9.      Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 6083/95 от 21 декабря 1995 года (ВВАС РФ, 1996, № 3, с.71).

10.  Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 7207/95 от 26 декабря 1995 года (ВВАС, 1996, № 3, с. 85).

11.  Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 1892 от 5 ноября 1996 года (ВВАС РФ. 1997, № 2, с. 45).

12.  Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 1520/96 от 17 сентября 1996 года (ВВАС РФ, 1997, № 3, с. 42-43).

13.  Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 3928/95 от 16 апреля 1996 года (ВВАС РФ, 1996, № 8, с. 22).

14.  Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 5335/94 от 13 августа 1996 года (ВВАС РФ, 1996, № 10, с.115).

21. Защита права собственности и иных вещных прав

1. Понятие и гражданско-правовые способы защиты вещных прав

1. Понятие защиты вещных прав

Охрана экономических отношений собственности как материальной основы любого общественного строя составляет важнейшую задачу всякой правовой системы. Такая охрана осуществляется поэтому в той или иной форме практически всеми отраслями права. Так, публично-правовые отрасли закрепляют общие принципы регулирования отношений собственности (конституционное право), устанавливают различные меры ответственности за противоправное посягательство на чужое имущество (административное и уголовное право) и определяют порядок их применения (процессуальное право). Это же касается и частноправовых отраслей. Трудовое право регулирует, например, материальную ответственность работников за причиненный ими ущерб имуществу работодателя, а семейное право в известном объеме регламентирует отношения принадлежности имущества супругов. Свои особые формы охраны данных отношений предусматривает и гражданское право. Но при охране отношений собственности различные нормы и институты гражданского права играют неодинаковую роль. Одни из них охраняют отношения собственности путем их признания, тем самым распространяя на них защиту гражданского закона. Таковы, например, нормы об отсутствии ограничений количества и стоимости имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц, или нормы о признании собственниками своего имущества хозяйственных обществ и товариществ, ранее не известных нашему законодательству. Другие правила обеспечивают необходимые условия для реализации вещных прав и в этом смысле тоже важны для их охраны (например, правила о государственной регистрации прав на недвижимость). Наконец, третьи устанавливают неблагоприятные последствия для нарушителей вещных прав, т. е. непосредственно защищают их от противоправных посягательств. На этом основано различие понятий охрана прав (в том числе вещных) и защита прав1. Гражданско-правовая охрана права собственности и иных вещных прав осуществляется, по сути, с помощью всей совокупности гражданско-правовых норм, обеспечивающих нормальное и беспрепятственное развитие рассматриваемых отношений. Гражданско-правовая защита права собственности и иных вещных прав - более узкое понятие, применяемое только к случаям их нарушения. Она представляет собой совокупность гражданско-правовых способов (мер), которые применяются к нарушителям отношений, оформляемых с помощью вещных прав. Защита права собственности и иных вещных прав является, таким образом, составной частью более широкого понятия защиты гражданских прав, а к числу гражданско-правовых способов такой защиты могут быть отнесены как специальные (прежде всего вещно-правовые), так и общие способы (меры) защиты гражданских прав. В частности, и здесь речь может идти о самозащите вещных прав (ст. 14 ГК), о неприменении судом противоречащего закону акта государственного органа или органа местного самоуправления (ст. 12 ГК), нарушающего вещные права, и др.

2. Виды гражданско-правовых способов защиты вещных прав

В зависимости от характера нарушения вещных прав и содержания предоставляемой защиты в гражданском праве используются различные способы, юридически обеспечивающие соблюдение интересов собственника или субъекта иного вещного права. При непосредственном нарушении права собственности или ограниченного вещного права (например, при похищении или ином незаконном изъятии имущества) используются вещно-правовые способы защиты. Их особенности обусловлены абсолютным характером защищаемых прав, поскольку сами эти меры направлены на защиту интересов субъектов вещных прав от непосредственного неправомерного воздействия со стороны любых третьих лиц. В связи с этим вещно-правовая защита осуществляется с помощью абсолютных исков, т. е. исков, предъявляемых к любым нарушившим вещное право третьим лицам.

1 См.. Иоффе О С. Советское гражданское право С 472-473.

Гражданский закон традиционно закрепляет два классических вещно-правовых иска, служащих защите права собственности и иных вещных прав: виндикационный (об истребовании имущества из чужого незаконного владения) и негаторный (об устранении препятствий в пользовании имуществом, не связанных с лишением владения вещью). В обоих случаях речь идет о таких способах защиты, которые призваны защитить вещное право на сохраняющийся в натуре имущественный объект. В случае его утраты или невозможности возвращения собственнику речь может идти только о компенсации причиненных убытков, относящейся уже к числу обязательственных, а не вещных способов защиты. Поэтому вещно-право-вые способы защиты имущественных интересов управомоченных лиц имеют своим объектом только индивидуально-определенные вещи, но не иное имущество. Вещные права могут быть нарушены и косвенным образом, как последствия нарушения иных, чаще всего обязательственных прав. Например, лицо, которому собственник передал свою вещь по договору (арендатор, хранитель, перевозчик и т. д.), отказывается вернуть ее собственнику либо возвращает с повреждениями. Здесь речь должна идти о применении обязательственно-правовых способов защиты имущественных прав. Они специально рассчитаны на случаи, когда собственник связан с правонарушителем обязательственными, чаще всего договорными отношениями, и потому обычно применяются к неисправному контрагенту по договору, учитывая конкретные особенности взаимосвязей сторон. Обязательственно-правовые способы защиты носят, следовательно, относительный характер и могут иметь объектом любое имущество, включая как вещи (например, подлежащие передаче приобретателю товары), так и различные права (например, безналичные деньги или «бездокументарные ценные бумаги», права пользования и т. д.). Они подробно рассматриваются при изучении обязательственного права. Но поскольку в обеих отмеченных ситуациях так или иначе нарушается право собственника (или субъекта иного вещного права), может возникнуть вопрос о том, к какой из двух указанных разновидностей гражданско-правовой защиты - вещно-правовой или обязательственно-правовой - вправе прибегнуть потерпевшее от правонарушения лицо. Наше законодательство не предоставляет возможности выбора вида иска и не допускает так называемой конкуренции исков, свойственной англо-американскому, а не континентальному европейскому правопорядку. При наличии договорных или иных обязательственных отношений должны предъявляться специальные, обязательственно-правовые, а не вещно-правовые требования в защиту своих прав именно потому, что между участниками спора существуют относительные, а не абсолютные правоотношения1. Вещно-правовые иски не могут быть предъявлены и при отсутствии индивидуально-определенной вещи как предмета спора (например, в случае ее уничтожения). Особым иском, обычно используемым для защиты права собственности, является требование об освобождении имущества из-под ареста (об исключении имущества из описи). Арест имущества, т. е. его опись и запрет им распоряжаться, допускается процессуальным законом в качестве меры, обеспечивающей исполнение судебного решения (в том числе еще на стадии предъявления иска) или приговора о конфискации имущества. Иногда в опись ошибочно включаются вещи, принадлежащие другим лицам (как правило, речь идет о требовании супруга об исключении из описи его доли в общем имуществе или лично ему принадлежащих вещей)2. Собственник, имущество которого ошибочно включено в опись, вправе предъявить требование об освобождении этого имущества от ареста к должнику, у которого описано имущество, и одновременно - к кредиторам (взыскателям), в интересах которых наложен арест на имущество. Если имущество арестовано в связи с его предполагаемой конфискацией, ответчиками по иску становятся осужденный (подследственный) и государство в лице финансового органа. Такой иск, по сути, сводится к требованию о признании права собственности на незаконно включенное в опись и арестованное имущество.

1 Поэтому и в тех случаях, когда ограниченные вещные права возникают по договору с собственником веши (например, сервитута или право залогодержателя), они защищаются их субъектами с помощью вещно-правовых (абсолютных), а не обязательственно-правовых исков, ибо сами они носят абсолютный, а не относительный характер. Собственник же вещи в данном случае связан с субъектом ограниченного вещного права договором и потому во взаимоотношениях с последним не может прибегать к вещно-правовым способам защиты своих интересов

2 Объектом данного требования всегда является спорное имущество в натуре, т. е. индивидуально-определенные веши, что сближает этот иск с вещно-правовы-ми требованиями. Иногда поэтому его отождествляют с виндикационным или негаторным иском (см., например: Советское гражданское право. Ч. 1. М., 1986 С. 410, 416), что нельзя признать обоснованным. Рассматриваемый иск следует также отличать от требования о снятии ареста с банковского счета (и числящихся на нем безналичных денежных средств), ибо объектом последнего всегда являются права требования, а не вещи.

Не исключено также его предъявление и в защиту имущественных интересов субъектов прав хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения и некоторых других ограниченных вещных прав. Поэтому он является разновидностью иска о признании права (ст. 12 ГК) - особого способа защиты гражданских, в том числе вещных, прав. Самостоятельную группу гражданско-правовых способов защиты вещных прав, и прежде всего права собственности, составляют иски к публичной власти, т. е. требования, предъявляемые к государственным органам (или органам местного самоуправления). Наличие у таких органов властных полномочий исключает возможность предъявления к ним традиционных вещно-право-вых или обязательственно-правовых исков в тех случаях, когда они действуют не в качестве равноправных участников имущественного оборота. При этом публичная власть может нарушать или ущемлять вещные права частных лиц как неправомерными, так и правомерными действиями, что также требует особых способов защиты. Для защиты от неправомерных действий публичной власти, нарушающих вещные права частных лиц, используется два вида исков. Во-первых, закон допускает требование о полном возмещении убытков, причиненных частным лицам в результате незаконных действий (или бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, в том числе путем издания как нормативного, так и ненормативного акта, не соответствующего закону или иному правовому акту (ст. 16 ГК). Если такие действия или акты нарушают вещные права, данный общий способ защиты гражданских прав можно рассматривать и как способ защиты права собственности или ограниченных вещных прав. Такие иски предъявляются, например, к налоговым и таможенным органам в случаях необоснованного обращения взыскания на имущество соответствующих лиц1. Во-вторых, с аналогичной целью может использоваться требование о признании недействительным ненормативного акта государственного или муниципального органа, не соответствующего закону или иным правовым актам (ст. 13 ГК) и нарушающего вещное право или незаконно ограничивающего возможности его осуществления.

1 Разумеется, сами налоговые, таможенные отношения или отношения по управлению государственным имуществом являются публично-правовыми. Поэтому к ним неприменимы нормы гражданского, в том числе обязательственного, права, например об уплате предусмотренных ст. 395 ГК процентов при возврате налогоплательщику из бюджета неправильно взысканных с него сумм. Вместе с тем необоснованное вмешательство публичной власти в имущественную сферу во многих случаях ведет к нарушению именно вещных прав, а потому и требует особых способов защиты. Не случайно правила об исках к публичной власти впервые появились в законах о собственности. Таковы, например, требования государственных и муниципальных предприятий и учреждений к комитетам по управлению имуществом о признании недействительными их актов об изъятии отдельных объектов недвижимости (зданий, строений и т. п.), находящихся у них на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. К числу исков по защите вещных прав частных лиц от неправомерных действий публичной власти может быть отнесен также иск об освобождении имущества от ареста, но лишь в тех случаях, когда он предъявляется к государству (в лице финансового органа) в связи с предстоящей конфискацией имущества осужденного (или подследственного) по приговору суда. Правомерные действия публичной власти, влекущие ущемление интересов частных собственников или субъектов иных вещных прав, требуют установления специальных мер защиты последних. Так, прекращение права собственности на имущество частных лиц возможно в связи с его национализацией в соответствии с федеральным законом (абз. 3 п. 2 ст. 235 ГК), что само по себе является правомерным действием. В этой ситуации собственник обязан подчиниться закону и не вправе требовать возврата своего имущества, но может требовать полной компенсации - взыскания убытков, включающих и не полученные им доходы, и стоимость утраченного им имущества (ст. 306 ГК)1. Это право, однако, принадлежит только собственнику, но не субъекту иного (ограниченного) вещного права, например права хозяйственного ведения или оперативного управления. Такое же право предоставляется собственнику земельного участка, изымаемого для государственных или муниципальных нужд по решению органов исполнительной власти (ср. ст. 279-282 ГК).

§ 2. Вещно-правовые иски

1. Виндикационный иск

Этот иск представляет собой один из наиболее распространенных способов защиты вещных прав. Как rei vindicatio он был известен еще римскому частному праву, где считался главным иском для защиты права собственности.

1 См. также п. 2 ст. 15 Закона об инвестиционной деятельности и ст. 7 Закона об иностранных инвестициях (ВВС РСФСР. 1991. №29. Ст. 1008; СЗ РФ. 1995. №26. Ст. 2397).

Его название происходит от лат. «vim dicere» - «объявляю о применении силы» (т. е. истребую вещь принудительно). Виндикационный иск установлен на случай незаконного выбытия (утраты) вещи из фактического владения собственника и заключается в принудительном истребовании собственником своего имущества из чужого незаконного владения. Виндикационный иск - иск не владеющего вещью собственника к незаконно владеющему ею несобственнику. Субъектом права на виндикацию является собственник (или иной титульный, т. е. законный, владелец), который, следовательно, должен доказать свое право на истребуемое имущество, т. е. его юридический титул. Такое доказывание облегчается в случаях, когда речь идет о недвижимом имуществе, права на которое подлежат государственной регистрации1. Субъектом обязанности (ответчиком по иску) здесь является незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования. Если к этому моменту вещи у ответчика не окажется, то Виндикационный иск к нему предъявлять нельзя, ибо исчез сам предмет виндикации. Можно, однако, предъявить к такому лицу иск о возмещении причиненных им собственнику убытков (ст. 15 и 1064 ГК). Объектом виндикации во всех без исключения случаях является индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Невозможно предъявить Виндикационный иск в отношении вещей, определенных родовыми признаками или не сохранившихся в натуре (например, в случае, когда спорное строение капитально перестроено, а не просто отремонтировано фактическим владельцем и по сути стало новой недвижимой вещью). Ведь содержание такого иска - возврат конкретной вещи, а не ее замена другой вещью или вещами того же рода и качества.

1 Речь, конечно, может идти об утрате собственником фактического владения лишь такой недвижимой вещью, которая «движима» в физическом смысле, но отнесена к недвижимости законом (например, воздушные или морские суда). В отношении традиционных объектов недвижимости собственник обычно осуществляет владение юридическими, а не только фактическими способами и потому не может быть лишен его иначе как путем оспаривания законности регистрационной записи. Поэтому даже при незаконном лишении собственника возможности доступа на свой земельный участок (или в свой жилой дом и т. д.) он вправе защищаться путем предъявления негаторного, а не виндикационного иска.

При наличии названных условий собственник вправе истребовать свою вещь, обнаруженную им у непосредственного нарушителя. Но дело осложняется в тех практически наиболее значимых случаях, когда выбывшая из владения собственника вещь впоследствии обнаруживается у иного владельца, который сам приобрел ее у третьих лиц. Например, в период расторжения брака между супругами бывший муж без согласия жены продал через комиссионный магазин автомобиль, являвшийся объектом их совместной собственности. Предъявленное бывшей женой требование о возврате автомобиля новый владелец, понесший к тому же расходы по его ремонту, отклонил. Чьи интересы - собственника или приобретателя - заслуживают здесь предпочтения? При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что истребование имущества собственником во всех без исключения случаях могло бы серьезно осложнить гражданский оборот, ибо тогда любой приобретатель оказался бы под угрозой лишения полученного имущества и потому нуждался бы в дополнительных гарантиях. Вместе с тем не могут быть оставлены без гражданско-правовой защиты и законные интересы собственника, нередко заключающиеся в получении конкретного имущества, а не в денежной компенсации за него. Поэтому закон традиционно различает два вида незаконного владения чужой вещью, порождающего различные гражданско-правовые последствия. При добросовестном владении фактический владелец вещи не знает и не должен знать о незаконности своего владения (а по сути, чаще всего о том, что передавший ему вещь отчуждатель был не управомочен на ее отчуждение). Такое возможно, например, при приобретении вещи в комиссионном магазине или на аукционной распродаже, когда продавец умышленно или по незнанию скрыл от покупателя отсутствие требуемых правомочий. При недобросовестном владении фактический владелец знает либо по обстоятельствам дела должен знать об отсутствии у него прав на имущество (например, похититель или приобретатель вещи «с рук» по заведомо низкой цене). Понятно, что у недобросовестного приобретателя имущество может быть истребовано собственником во всех случаях без каких бы то ни было ограничений. У добросовестного приобретателя, напротив, невозможно истребовать деньги и предъявительские ценные бумаги (п. 3 ст. 302 ГК), во-первых, из-за практических сложностей теоретически возможного доказывания их индивидуальной определенности, во-вторых, по причине возможности получения однородной по характеру (денежной) компенсации от непосредственного причинителя имущественного вреда. От добросовестного приобретателя имущество можно истребовать в двух случаях. Во-первых, если такое имущество было им получено безвозмездно (по договору дарения, в порядке наследования и т. п.), поскольку такое изъятие не нанесет ему имущественных убытков, но будет способствовать восстановлению нарушенного права собственности (п. 2 ст. 302 ГК). Во-вторых, в случае возмездного приобретения вещи добросовестным приобретателем имеет значение способ выбытия вещи у собственника. Если имущество первоначально выбыло у собственника по его воле (например, отдано им в аренду, а затем незаконно продано арендатором третьему лицу), он не вправе истребовать его у добросовестного приобретателя. Ведь последний действовал субъективно безупречно в отличие от самого собственника, допустившего неосмотрительность в выборе контрагента. Собственник не лишается при этом возможности требовать возмещения убытков, причиненных ему таким недобросовестным партнером. В связи с этим, в частности, при разбирательстве в суде упомянутого выше спора о продаже автомобиля бывшим супругом без согласия другого супруга (сособственника) было учтено, что автомашина находилась в управлении одного из них с согласия другого и, следовательно, первоначально вышла из его владения по его воле1. В указанных случаях принято говорить об ограничении виндикации в отношении добросовестного приобретателя чужого имущества. Но если имущество выбыло из владения собственника помимо его воли (утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, например арендатором, хранителем или перевозчиком; похищено у того или другого; выбыло из их владения иным путем помимо их воли), оно может быть истребовано даже и у добросовестного приобретателя. Ведь здесь субъективно безупречно поведение как приобретателя, так и собственника. Но приобретатель является хотя и добросовестным, но все же незаконным владельцем, поэтому предпочтительны интересы собственника. В этой ситуации за добросовестным приобретателем сохраняется право на возмещение убытков, причиненных ему отчуждателем вещи.

1 ВВС РСФСР. 1980. № 11. С. 9.

Возможность истребования вещи у ее добросовестного возмезд-ного приобретателя закон теперь распространяет также и на случаи, когда вещь выбыла не только от собственника, но и от лица, которому имущество было передано собственником во владение, например от субъекта ограниченного вещного права или от арендатора, помимо его воли (но первоначально, следовательно, выбыло от самого собственника по его воле) (п. 1 ст. 302 ГК). Этим в большей мере защищаются интересы не только собственников, но и добросовестных субъектов права хозяйственного ведения и оперативного управления, а также арендаторов. Ведь они заинтересованы в использовании конкретного имущества, которое собственник при отсутствии указанного правила не смог бы сам истребовать от добросовестного возмездного приобретателя. При истребовании собственником имущества из чужого незаконного владения может также возникнуть вопрос о судьбе доходов, которые принесло или могло принести данное имущество, и о возмещении затрат на его содержание, ремонт или улучшение, произведенных фактическим владельцем. Ответ на него также зависит от того, было ли фактическое владение добросовестным или недобросовестным. В силу правил ст. 303 ГК собственник вправе потребовать от недобросовестного владельца возврата не только конкретного имущества, но и всех доходов, которые этот владелец извлек или должен был извлечь из имущества за все время своего владения им (либо их компенсации). На добросовестного владельца такая обязанность ложится лишь за время, когда он узнал или должен был узнать о незаконности своего владения. За добросовестным владельцем истребуемого имущества признается также право оставить за собой отделимые улучшения, которые он произвел в чужом имуществе. Он может также требовать от собственника возмещения затрат на произведенные им неотделимые от имущества улучшения, ибо в ином случае собственник по сути получал бы неосновательное обогащение. С другой стороны, как добросовестный, так и недобросовестный владелец вправе потребовать от собственника возмещения необходимых затрат на поддержание имущества за то время, с какого собственнику причитаются доходы от имущества. Ведь он получает вещь в надлежащем состоянии и с доходами (или их компенсацией), сэкономив на необходимых расходах. Ясно, что отсутствие такого правила вело бы к неосновательному обогащению собственника.

2. Негаторный иск

Данный способ защиты права собственности тоже был известен еще римскому праву, о чем свидетельствует и его название («асtio negatoria» - буквально «отрицающий иск»). Негаторный иск - требование об устранении препятствий в осуществлении права собственности, которые не связаны с лишением собственника владения его имуществом (ст. 304 ГК). Такие препятствия могут, например, выражаться в возведении строений или сооружений, препятствующих доступу света в окна соседнего дома или создающих различные помехи в нормальном использовании соседнего земельного участка. Субъектом негаторного иска является собственник или иной титульный владелец, сохраняющий вещь в своем владении, но испытывающий препятствия в ее использовании. Субъектом обязанности (ответчиком по иску) считается нарушитель прав собственника, действующий незаконно (обычно это касается правомочия пользования, а не владения или распоряжения, что очевидно, например, по отношению к объектам недвижимости). Если помехи созданы законными действиями, например разрешенной в установленном порядке прокладкой трубопровода возле дома, придется либо их претерпевать, либо оспаривать их законность, что во всяком случае невозможно с помощью негаторного иска. Объект требований по негаторному иску составляет устранение длящегося правонарушения (противоправного состояния), сохраняющегося к моменту предъявления иска. Поэтому отношения по негаторному иску не подвержены действию исковой давности - требование можно предъявить в любой момент, пока сохраняется правонарушение. При устранении нарушителем противоправного состояния к нему может быть предъявлен лишь иск о возмещении причиненных этим убытков.

3. Вещно-правовая защита владения

Виндикационный и негаторный иски в защиту своих прав и интересов могут предъявлять не только собственники, но и субъекты иных прав на имущество - все законные (титульные) владельцы (ст. 305 ГК). К их числу относятся прежде всего субъекты прав хозяйственного ведения, оперативного управления, пожизненного наследуемого владения и иных ограниченных вещных прав. К ним также относятся субъекты обязательственных прав, связанных с владением чужим имуществом (например, арендаторы, хранители, перевозчики). Иначе говоря, субъекты ограниченных вещных прав, а также иные титульные владельцы имущества, по существу, получают такую же (абсолютную, вещно-правовую) защиту своих прав, как и собственники. При этом титульные (законные) владельцы, владеющие чужим имуществом в силу закона или договора, могут защищать свое право владения имуществом даже против его собственника. Именно поэтому, например, унитарное предприятие как субъект права хозяйственного ведения государственным или муниципальным имуществом может виндицировать его даже от собственника-учредителя в случае его незаконного изъятия, а арендатор вправе предъявлять негаторный иск к арендодателю-собственнику, пытающемуся незаконно лишить его права владения арендованным имуществом до истечения срока договора путем отключения электричества и отопления или создания иных препятствий в его нормальном использовании. Таким образом, можно говорить об абсолютной (вещно-правовой) защите не только права собственности и иных вещных прав, но и всякого законного (титульного) владения. Вещно-правовая защита титульных владельцев, в том числе субъектов обязательственных, а не только вещных прав на чужое имущество, составляет понятие владельческой защиты. Институт владельческой защиты, необходимый развитому гражданскому обороту, в известных случаях охраняет и добросовестное (беститульное, т. е. незаконное) владение (ст. 302 ГК). Более того, фактическое добросовестное владение может стать основанием приобретения права собственности по давности владения чужим (бесхозяйным) имуществом, включая и недвижимость (п. 1 ст. 234, п. 3 ст. 225 ГК). При этом до приобретения права собственности на такое имущество фактический владелец вещи вправе защищать свое владение путем предъявления вещно-правовых исков к любым посягающим на его владение третьим лицам (кроме титульных владельцев, имеющих право на вещь в силу закона или договора, - п. 2 ст. 234 ГК). Владельческая защита направлена, таким образом, на поддержание устойчивости имущественного оборота и устранение возможной неопределенности в правовом режиме движимого и недвижимого имущества. Ее целью является защита права владения как абсолютного по своей юридической природе правомочия (входящего в состав как вещных, так и обязательственных прав). Поэтому она всегда имеет своим объектом индивидуально-определенные вещи и носит абсолютный характер В силу этого она не может использоваться для защиты обязательственных (относительных) прав, особенно прав требования (например, для приобретения права на банковский вклад или на «бездокументарные ценные бумаги»), а также прав пользования, реализация которых не требует владения конкретными вещами Поэтому владельческая защита, даже касаясь прав владения, приобретенных по договору, тем не менее является институтом вещного, а не обязательственного права, а составляющие ее иски относятся к числу вещно-правовых.

Дополнительная литература

Витрянский В В, Суханов Е А Защита права собственности Сборник нормативных актов и материалов арбитражной практики с научно-практическим комментарием М , 1992, Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей М , 1995 (гл 20), Толстой Ю. К Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР Л , 1955, Толстой Ю К Спорные вопросы учения о праве собственности // Сборник ученых трудов Свердловского юрид ин-та Вып 13 Свердловск, 1970

Конец формы

Раздел IV. Право собственности и иные вещные права